Азербайджанские тюркские сказки

Азербайджанские тюркские сказки

Под редакцией Х.Зейналлы

От составителя сборника

Запас азербайджанских тюркских сказок, как старых, уже отживающих, так и новых, вновь творимых, необычайно велик и разнообразен. В нем в причудливой, соответствующей югу, фантастической оболочке отражены и вся многовековая история тюркской крестьянской массы, и ее тяжелый быт в различные эпохи, неимоверная эксплоатация, которой подвергалась она со стороны правящих классов, ее глубокие народные чаяния и верования.

Русскому и европейскому читателю эти сказки в настоящее время почти неизвестны, так как единственное издание, в котором было напечатано достаточно большое число переводов тюркских сказок, «Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа»[1], во-первых, давно стало библиографической редкостью, во-вторых, приведенные в нем тексты азербайджанских сказок настолько изменены, сокращены, русифицированы и лишены всякого азербайджанского колорита, что иногда лишь по названию можно отличить сказки тюркские от тут же приводимых армянских, грузинских и др. сказок.

Изданный в 1930 году Азербайджанским научно-исследовательским институтом трехтомный литографированный сборник «Фольклор Азербайджана и прилегающих стран»[2] дает ряд русских текстов азербайджанских сказок из неизданного наследия Л. Г. Лопатинского и других фольклорных собраний, хранившихся в научно-исследовательском институте, но по своему составу и тиражу сборник этот был рассчитан лишь на очень ограниченный круг научных учреждений и ученых фольклористов.

Необходимо заметить, что и на тюркском языке до сих пор не было издано сколько-нибудь значительного собрания азербайджанских сказок, соответствующего их богатству. Помимо нескольких отдельных изданий сказок, мы имеем лишь двухтомный сборник сказок, собранных Али-Заде Гумметом, изданный Обществом обследования и изучения Азербайджана [3], и часть эпопеи, связанной с именем известного богатыря Кер-оглы, изданной тем же обществом [4].

В настоящее время Фольклорная секция Азербайджанского отделения Закавказского филиала Академии наук СССР предпринимает и осуществляет большое издание азербайджанских сказок на тюркском языке [5].

Настоящий сборник состоит в значительной части из переводов рукописных текстов сказок, хранящихся, в Фольклорной секции Азербайджанского отделения Закавказского филиала Академии наук СССР.

При выборе рукописей для перевода составитель сборника стремился по возможности отразить все разнообразие азербайджанских тюркских волшебных, новеллистических и бытовых сказок.

Последовательность в расположении сказок в сборнике такова, что от чисто волшебных сказок постепенно осуществляется переход к сказкам новеллистического типа, наконец к чисто бытовым и нравоописательный, причем рядом обычно помещаются сказки, в чем-либо близкие друг к другу по сюжету или по более или менее значительному комплексу отдельных мотивов.

Чрезвычайно распространенные в Азербайджане сказки о кечалях – плешивых или паршивых, – представлены в сборнике одной волшебной сказкой («Кечаль-Мамед») и рядом бытовых сказок («Сказка о синеглазой кеосе», «Кечаль», «Кечаль-племянник» и др.), рисующих этого основного героя азербайджанских бытовых сказок в разнообразных положениях.

Очень распространенный в Азербайджане, но чрезвычайно трудный для перевода тип сказок-дестанов, с обилием стихотворных лирических вставок, представлен в сборнике дестаном об ашуге Курбане.

Трудность перевода дестанов связана главным образом с лирическими вставками-песнями народных певцов – ашугов, представляющими иногда непереводимую игру слов и словосочетаний.

Очень распространенные в Азербайджане сказки, связанные с именем иранского шах-Аббаса, представлены в сборнике двумя сказками («Сказка про Салаха и Валаха» и «Неверная жена и верная невеста)»). Необходимо отметить, что большинство сказок о шах-Аббасе бытует в настоящее время главным образом среди талышей, в районах, пограничных с Ираном[6].

Из тюркских сказок, записанных за пределами Азербайджана, в сборнике приводятся лишь две сказки, записанные в грузинском Ахалцыхе («Джаган-шах» и «Мулла Чекулчек»).

Современный революционный эпос представлен в сборнике легендой о Наримане, в сказочной форме отражающей популярность известного тюркского писателя и революционного деятеля Наримана Нариманова.

Подыскать более или менее оформленную сказку, отражающую современную колхозную действительность Азербайджана, пока не удалось. Хотя в Фольклорной секции Азербайджанского отделения Закавказского филиала Академии наук уже накоплен значительный запас колхозной тюркской лирики, но это пока лишь отдельные стихотворные отрывки, еще не влившиеся в эпический рассказ, частью которого они, как в дестанах, со временем несомненно станут.

И, наконец, совсем не вошли в сборник так называемые каравеллы, небольшие юмористические рассказы– айекдоты, связанные с муллой Насрэддином и др. именами. Этих каравелл накопилось уже много сотен в Фольклорной секции, и они со временем могут послужить материалом для отдельного фольклорного сборника.

Из литографированного сборника «Фольклор Азербайджана и прилегающих стран», после соответствующей проверки, взято лишь несколько сказок, особенно характерных для Азербайджана («Суд казия», «Иляс и Гулаб», «Бедняк и змея» и др.), и, наконец, только три текста взято из «Сборника материалов для описания местностей и племен Кавказа» («Царевич Газанфар», «Шейдулла» и «Неверная жена и верная невеста»).

Эти сюжеты также характерны для Азербайджана, но соответствующих рукописных текстов в распоряжении Фольклорной секции Азербайджанского отделения Закавказского филиала Академии наук пока не имеется.

Теперь о самом переводе. Составитель сборника руководился стремлением достичь по возможности точного соответствия тюркскому тексту, с сохранением даже некоторых длиннот его и сохранением в некоторых местах расстановки слов в фразе, обычной для тюркского текста и не совсем обычной для русского.

Некоторое число не переведенных, но в [примечаниях] объясненных слов также, по мнению составителя, вполне законная дань местному колориту: эти слова в Азербайджане и в русской обычной речи употребляются зачастую также без перевода.

В работе над настоящим сборником, кроме лиц, фамилии которых обозначены на титуле, также приняли участие Т. Г. Васькова, С. П. 3 а б е л л о, Г. Ф. Мамед Кулу-Заде, Г. Самедзаде и Г. Ш а х м а л и е в.

А. В. Багрий

Азербайджанские тюркские сказки

I

Талантливый и музыкальный ашуг является любимцем трудовых масс Азербайджана[7]. Он не только рассказывает сказки, дестаны, не только передает слушателям заученные стихотворения известнейших ашугов, ему предшествовавших, но зачастую и сам сочиняет новые стихи и сказки.

Окончание осенних уборочных и посевных работ, – холодные осенние ветры и листопад знаменуют уже приближение свадебного сезона и сказочных вечеров в азербайджанской деревне.

Каждый более или менее зажиточный крестьянин позаботится о том, чтобы чем-либо легким и приятным накормить своих друзей, собравшихся к нему вечером, послушать певца-ашуга или постоянного сельского сказочника.

Зачастую местный или захожий сказочник, или ашуг, настолько увлекает своих слушателей, что сказка тут же сопровождается «оюнами», т. е. импровизированной инсценировкой повествуемого сказочного сюжета, например о плешивом кечале и жадном кеосе-безбородом и о том, как в конце концов кечаль одерживает верх над кеосой.

Отдельно развлекающееся женское общество не уступает мужскому.

Повествования сказочные часто сопровождаются такими же инсценировками, изображающими развратника казия, жадного муллу и др.

Нередко на свадьбах или народных празднествах ашуги, исполняя различные песни под аккомпанемент струнных инструментов – саза или тары, вступают между собой в состязание, загадывают друг другу сложнейшие сказочные загадки, причем побежденный в таком состязании бывает принужден покидать собрание, лишаясь своего музыкального инструмента, переходящего к победителю.

Иногда ашуг, перебивая серьезный рассказ с целью дать отдых своим слушателям, преподносит им краткий анекдот – каравеллу, в котором то осмеивается мусульманское духовенство, то изобличаются былые экспло– ататоры – беки и ханы, то, наконец, в смешной форме просто изображается какой-либо бытовой случай.

Упомянем вкратце о некоторых из подвизающихся и в настоящее время азербайджанских ашугов.

Вот ашуг-виртуоз Гуссейн из Таузского района. Теперь ему около шестидесяти лет. Это поэт-импровизатор, настолько обогативший устную тюркскую литературу, несмотря на свою неграмотность, что ему иногда подражают даже современные азербайджанские поэты. Его ученик, ашуг Мирза из с. Джиловдар, того же района, тоже малограмотен, обладает огромной памятью и звучным мелодичным голосом. Импровизаторский талант его и знание всех тонкостей народной музыки дают ему большое преимущество перед остальными ашугами.

В отличие от своего учителя, отставшего от современной советской общественности, ашуг Мирза коренным образом перестроился: от воспевания «коралловых губ» и «жемчужных зубов» возлюбленной он перешел и колхозной тематике, к песням о наших достижениях. Свежая струя, внесенная ашугом Мирзой, дала ему возможность получить первую премию на Азербайджанском съезде ашугов в 1928 году.

За ним следует ашуг А с а д, народный поэт-сказитель Вели, ашуг Зульфугар, ашуг Ислам из Геокчая.

Ср ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→