Читать онлайн "Пять лет на площади"

Автор Эдуард Альфонсович Зенкевич

  • Стандартные настройки
  • Aa
    РАЗМЕР ШРИФТА
  • РЕЖИМ
... Гунько — говорили о политико-нравственной стороне предстоявшего политического действа, участие в котором, по их мнению, означало бы признание легитимным всего того, что произошло в сентябре-октябре, в том числе и расстрел безоружных людей в Останкино и у Дома Советов. Бурное одобрение собравшихся вызвали слова Гунько, который заявил, что «этот режим невозможно ни исправить, ни смягчить никакими парламентскими процедурами», а единственным выходом из сложившейся в стране ситуации является «новая социалистическая революция».

Эти две четко обозначившиеся позиции — за и против бойкота выборов и референдума — вызвали смятение в умах сторонников левых партий, из-за чего на традиционных воскресных сходках возле Музея Ленина, где в те дни собирались до 1 тыс. человек, шли бесконечные споры. Большинство склонялось к участию в выборах, аргументируя тем, что раз уж самая крупная левая партия решила пойти на выборы, то следует ее поддержать, хотя может быть было бы лучше, если бы лидеры КПРФ не ввязывались в это дело. Самыми непримиримыми сторонниками бойкота, как и следовало ожидать, были активные участники сентябрьско-октябрьского стояния у Дома Советов, в особенности свидетели кровавой бойни 3-4 октября.

За два дня до выборов, в пятницу 10 декабря, свою акцию провел Жириновский, который во время предвыборных выступлений по ТВ приглашал всех желающих «на народное гуляние, но не такое как у других, а без милиции, омоновцев и водометов», намекая на митинги и демонстрации, проводившиеся в 1992-1993 годах лево-патриотической оппозицией. («Раскрутка» ЛДПР Жириновского на ТВ началась за три недели до выборов, а для паразитирования ему отвели, что вполне естественно, патриотическое «поле»).

В назначенный день в 18-00 толпа поклонников ЛДПР во главе с Жириновским и в сопровождении большого числа корреспондентов прошла от Александровского сада на площадь Революции (примерно 200 метров) и расположилась напротив ремонтировавшегося памятника архитектуры — фонтана Витали, приспособленного организаторами митинга в трибуну для выступлений (по поводу фонтана-трибуны кто-то съязвил: «А трибуна-то — с подтекстом»). Людей на митинге, несмотря на проведенную рекламную кампанию, было маловато — не более 5 тыс. человек (сыро, температура около нуля). Недалеко от фонтана установили два радио-автобуса и два мощных прожектора, арендованных, наверное, на «Мосфильме».

Как и прежде, Жириновский обещал всем все дать. Кроме этого он пообещал: запретить рекламу на ТВ; прекратить открытую продажу и показ сексуально-порнографических произведений, но организовать для любителей порно специальные магазины; восстановить РФ в границах Российской Империи, но не насильственными, а экономическими методами, и даже Финляндию вернуть, если она будет плохо себя вести; раздать бесплатно землю офицерам-отставникам — «пусть становятся дворянами»; ввести визовый режим для граждан бывших союзных республик, поставив, тем самым, заслон перед «спекулянтами и преступниками с Кавказа и вообще южанами», но открыть дорогу в Россию честным людям, включая тех же южан (толпа с наибольшим энтузиазмом отреагировала на слова о границах Российской Империи и о плохих кавказцах).

В завершение Жириновский заявил, что победит на выборах, так как за него проголосуют 46% избирателей. Затем, спустившись с фонтана, он стал раздавать автографы, а по радио-машине включили песню на «одесский мотив» с таким вот припевом: «Владимир Жириновский — мужик нормальный, русский, хоть вовсе он не курит и не пьет...»

На состоявшихся через день выборах на самом деле победила ЛДПР, набрав, правда, почти вдвое меньше обещанных Жириновским голосов, но опередив, тем не менее, партию Гайдара, на которую работали все демократические СМИ и службы по изучению общественного мнения. Победа ЛДПР и относительный успех КПРФ, занявшей третье место, дали повод «демократам» в очередной раз поднять крик о грядущем коммуно-фашизме и дурости русского народа.

Хотя результаты выборов показали, что власть не пользуется достаточным доверием людей — ее это не смутило. Да и не могло смутить, так как основная задача 1993 года была решена двумя месяцами раньше — 3-4 октября, когда народу России продемонстрировали, на что способны пойти правящие круги, поддерживаемые Западом, чтобы пресечь активные проявления недовольства в отношении проводимого ими курса в политике, экономике и культуре. И народ все понял... Решив эту задачу, власти разрешили оппозиционным партиям и движениям и впредь проводить свои не очень многочисленные митинги и демонстрации, которые с течением времени приобрели ритуальный характер.