Пять лет на площади

Эдуард Зенкевич

Пять лет на площади

(1989-1993 гг.)

В 2011 году исполняется 20 лет, как не стало Советского Союза. В связи с этим следует ожидать появления публикаций и выступлений, в которых будут описываться события тех лет. Как показывает опыт, в подобных материалах нередко появляются сведения, в которых либо по ошибке, либо преднамеренно искажается фактическая сторона происходившего.

Предлагаемый материал подготовлен составителем на основании личных записей, делавшихся во время митингов, демонстраций и других массовых акций, которые проводились в Москве с 1989 по 1993 годы, то есть в пятилетие, определившее нынешнее состояние страны.

Записки не претендуют на полноту освещения событий, поскольку, по понятным причинам, нельзя быть «везде и сразу». В силу специфики описываемых явлений (повторение одних и тех же политических действий — митинг-демонстрация-митинг и т.д.) текст получился достаточно занудливым, но и в таком виде он может быть кого-то заинтересует.

Термин «толпа», часто фигурирующий в тексте, это не бранное слово, а социологическое понятие.

Подсчет числа участников массовых акций осуществлялся следующим образом: вычислялась площадь (в квадратных метрах) того пространства, на котором располагалась достаточно плотная масса собравшихся, а затем полученная величина умножалась на три (опытным путем было установлено, что в такой толпе на одном квадратном метре размещались, как правило, по три человека).

Несколько лет назад часть этого текста — о событиях сентября-октября 1993 года -была размещена в Интернете под псевдонимом: Махайский Э.З. «Две недели на площади»

1989 год

Массовые митинги и демонстрации «неформалов» (так называли в те годы оппозиционеров) стали проводиться в Москве с марта 1989 года, накануне выборов делегатов на Съезд народных депутатов, который должен был открыться в конце мая. Впервые за многие годы выборы проводились на альтернативной основе, что значительно повысило интерес к ним со стороны москвичей, которые, к тому же, были основательно «разогреты» предшествующими событиями в стране, начиная с 1985 года.

*****

В воскресенье 19 марта (пасмурно, ветрено, минус 3 градуса) в центре Москвы состоялась первая крупная несанкционированная властями демонстрация. На этот день в Парке Горького на 12-00 был намечен общегородской митинг сторонников Ельцина. Слухи о предстоящем митинге начали циркулировать накануне, в субботу, после предвыборного митинга (с участием Ельцина) в Братеево с числом собравшихся примерно 10 тыс. человек.

К 12-00 у входа в Парк собралось 300-400 человек, но внутрь они не заходили, поскольку совершенно неожиданно вход в Парк сделали платным (50 копеек) в связи с предстоящим проведением в нем Дня чая. На одном из фонарных столбов висело написанное от руки объявление, в котором Российский Народный фронт (РНФ) извещал о том, что Исполком Моссовета не разрешил проведение митинга в Парке, и что прибывающим следует перейти на противоположную сторону Садового кольца, на лужайку перед Домом художника, где и состоится митинг.

В это время на лужайке находилось 4-4.5 тыс. человек. Трибуной служили две поливальные машины. Не было ни радиоустановки, ни мегафонов. Речи выступавших могли слышать лишь те, кто стоял в первых рядах. Основное содержание выступлений: наконец-то мы проснулись; Ельцин — это человек и борец, так как он против аппарата; не дадим себя в обиду бюрократам; социализм — это тоталитаризм, сталинизм, репрессии; даешь демократию.

В толпе говорили о несправедливости нового закона о выборах; о том, что те, кто служит за границей будто бы внесены в списки в тот округ, где баллотируется Ельцин и им приказано голосовать против него; что надо быть бдительными и исключить возможные фальсификации при подсчете голосов и т.п.

Милиция никого не беспокоила, хотя людей в милицейской форме было много и перед входом в Парк и на противоположной стороне улицы (5 милицейских автобусов ПАЗ и КуАЗ).Здесь же находились высокие милицейские чины, полковники и подполковники, а также один из заместителей начальника ГУВД г.Москвы — генерал Мыриков (в штатском).

Возле одного из фонарных столбов перед Парком человек 100 слушали бородатого мужчину средних лет, представившегося поэтом Топтыгиным. Он долго читал свои стихи, в которых рифмовалось: «Горбачёв — трепачёв».

Примерно в 13-00 с интервалом в 2-3 минуты из Парка вышли две группы людей по 35-40 человек в каждой, преимущественно молодых, и скандируя: «Ельцин! Ельцин!», перешли к Дому художника. Впереди одной из групп несли красный флаг. Вышедшие из Парка принялись агитировать собравшихся на лужайке идти в центр Москвы, чтобы выразить протест против запрета митинга в Парке Горького. Большинство митинговавших вокруг поливалок поддержало эту идею, а затем последовало по тротуару Крымского моста за агитаторами. Возле Парка и на противоположной стороне осталось не более одной тысячи человек.

Милиция вела себя спокойно. На расстоянии было слышно, как офицеры передавали кому-то по рации, что толпа снялась от Парка и направилась к Центру. Через некоторое время по рации послышалось указание, чтобы от Парка культуры отправили на Советскую площадь один автобус с милицией и не применяли силу к демонстрантам.

В начале третьего к Советской площади со стороны Маяковки подъехали 10 автобусов (ПАЗ и КуАЗ) с милиционерами. В 14-35 милиционеры с дубинками в руках вышли из автобусов и выстроились в одну шеренгу поперек улицы Горького (от улицы Станкевича), а милицейские автобусы перекрыли улицу от дома, где находится ресторан «Арагви».

Через десять минут, т.е. в 14-45, со стороны Пушкинской площади показалась большая толпа, занимавшая всю левую сторону проезжей части (если смотреть от Моссовета). На своем пути по Садовому кольцу, Калининскому проспекту и Бульварному кольцу толпа «обросла» примкнувшими по дороге людьми и ее общая численность к этому времени составляла примерно 6 тыс. человек (без учета 2 тысяч человек, дожидавшихся прихода демонстрации на Советской площади и ул.Горького).

Толпа была сбита в довольно плотную «коробочку» и энергичным маршем двигалась к Моссовету. Судя по выражениям лиц участников демонстрации и репликам, доносившимся из их среды, они ожидали противодействия со стороны милиции. Над передними рядами развевался красный флаг (других флагов не было). Демонстранты периодически скандировали: «Ельцин! Ельцин!» Дружный и громкий скандеж, усиленный эффектом уличного эха, впечатлял.

Остановившись перед милиционерами, толпа продолжала скандировать: «Ельцин! Ельцин!», а спустя некоторое время: «Позор! Позор!» (это в адрес властей, не разрешивших проведение митинга в Парке Горького). Вслед за этим закричали вразнобой: «Долой комиссию!» (была создана на Пленуме ЦК, за несколько дней до демонстрации, для рассмотрения «дела Ельцина»). Толпа проскандировала про комиссию. Завершили скандирование лозунгом: «Долой Лигачева!» Милиция не реагировала.

Вскоре на крышу автобуса КуАЗ, стоявшего у здания Моссовета, взобрался секретарь Исполкома Моссовета Виноградов (до осени 1988г. — заведующий отделом пропаганды МГК КПСС). Он обратился к демонстрантам через мегафон, однако его появление толпа встретила дружным свистом. Виноградов принялся объяснять, что отмена митинга в парке Горького вызвана тем, что еще раньше, 14 марта, там было запланировано проведение Дня чая. Свист усилился и Виноградова почти не было слышно. Удалось разобрать, что демократия — это хорошо, но не надо доводить дело до анархии. После этих слов толпа заревела и засвистела еще громче, а Виноградов слез с крыши автобуса.

Спустя минут пять милицейскую цепь перед толпой сняли и отвели к автобусам, которые все также перегораживали улицу. Толпа продвинулась вперед и принялась митинговать непосредственно перед Моссоветом. Трибуной служила невысокая ступенька у вечно закрытого парадного подъезда. Слышно было плохо. Поэтому толпа периодически скандировала: «Микрофон! Микрофон!» А затем: «Ельцину — да, бюрократии — нет!», и — «Долой Зайкова!» Набежало много иностранных корреспондентов (Би-Би-Си, Эн-Би-СИ, японцы и кто-то еще), которые с упоением стали делать репортажи о происходящих в центре Москвы событиях.

Скандирование и митинг у крыльца продолжались 35-40 минут. Потом из здания Моссовета со стороны улицы Станкевича вышла дама и сказала, что митингующим дают мегафон, но при условии, что они освободят проезжую часть и будут проводить митинг возле памятника. Перешли митинговать к тыльной части памятника Долгорукому (в толпе послышалось: «К коню под хвост»). К этому времени на площади осталось не более 4 тыс. человек.

Продолжили выступать с помощью мегафона. Основное содержание выступлений можно свести к следующим основным тезисам: демократия — против аппарата; бюрократический социализм не оправдал себя, необходима многопартийность; аппарат накануне выборов заставляет членов партии голосовать против Ельцина; аппарат хочет сфальсифицировать итоги будущего голосования, поэтому надо проявлять бдительность; аппарат и партия довели страну «до ручки»; надо доделать то, что начали в 60-е годы, т.е. во времена «оттепели», и идти до конца; необходимо вводить в стране рынок; демократия — против Сталина и сталинизма; народ почувствовал свой голос и не сдастся.

Толпа, как и положено толпе, слышала только то, что хотела услышать. Успехом пользовались ораторы, изъяснявшиеся на языке лозунгов или дававшие какую-нибудь «чернуху» на власти. Ораторы мямли и те, кто начинал вести что-то вроде интеллектуальной беседы, вызывали у толпы раздражение. Если выступавшие уклонялись от вышеуказанных тем, из толпы раздавалис ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→