На грани тьмы

Венгерский политический детектив

Иштван Немере

На грани тьмы

За неделю до событий

Вилла на окраине города в глубине большого сада. Меж кустами и деревьями расхаживают бдительные охранники. Сад обнесен высокой железной решеткой. Ворота заперты. Иногда проносится мимо машина, отбрасывая снопы света. И снова тишина. Теплый летний вечер. Окна виллы закрыты и тщательно завешены тяжелыми портьерами. Свет сквозь них не проникает.

В одной из комнат второго этажа в удобных креслах семеро людей. Шесть мужчин и женщина. Несколько бра роняют тусклый свет на лица и на темный камин.

Старший среди них — сорокачетырехлетний мужчина, невысокий, с лисьим лицом, с тупыми, короткими пальцами. Потому-то и прячет все время руки. Сейчас вот под какими-то бумагами, картами. Рядом с ним на маленьком столике проекционный аппарат. В углу комнаты — экран.

— Итак, Центр принял решение, — говорит он. — Думаю, ясно: если вас прислали на эту встречу, именно вы, шестеро, и станете участниками предстоящей акции. Не будет сюрпризом и другое мое сообщение: уходить отсюда вам теперь нельзя. По многим причинам. Во-первых, вас разыскивает полиция, а лишний риск нам ни к чему. Во-вторых, вам надо готовиться к операции.

— Сколько у нас времени? — спрашивает женщина.

— Неделя.

— Немного, — скупо бросает один из мужчин, видимо самый младший. Лицо у него совсем мальчишеское — большие, чистые синие глаза, на упрямый лоб волной спадают волосы.

— Времени хватит, — говорит коротышка. — Дело не очень сложное. В подобных вы уже принимали участие, но не вместе, не в таком составе. Кстати, познакомьтесь, — показывает он на своего соседа, высокого черноволосого человека с загорелым лицом. — Кирк Лиммат, командир группы. Возглавит операцию с начала и до конца. Будете ему подчиняться. Кирку тридцать девять лет, участвовал во многих акциях Фронта, прекрасно стреляет, пилот, парашютист, хорошо знаком с радиотехникой… Верно, Кирк?

— Да, — коротко кивнул тот и обвел взглядом будущих подчиненных, тоже его рассматривающих. Большинство слышало о нем: у Фронта не так много людей.

— А это Роджер Манч. — Коротышка указал на сидящего напротив со скрещенными ногами блондина с незапоминающейся внешностью. — Специалист по сейфам. Прекрасно разбирается во взрывных устройствах. — Палец говорящего поплыл в воздухе и остановился на женщине. — Катарина Хиртен, несмотря на свою молодость — я ведь могу сказать, что вам двадцать восемь? — известный боец Фронта. Только в прошлом году принимала участие в трех крупных операциях. В нынешнем деле женщина необходима, ее задача очень важна. Катарина знает приемы каратэ, словом, будет нам очень полезна. — На мгновенье он задержал взгляд на круглом ее лице, изящной фигуре, спадающих на плечи волосах. И строго добавил: — Надо что-то сделать с вашими волосами! Может, парик?

— Хорошо, — кивнула Катарина.

— Рядом с Катариной Хиртен — Бейтер Маарен. — Он ткнул пальцем в человека с черными живыми глазами и неторопливыми четкими движениями хорошо тренированного спортсмена. — Ему, как и Марчу, тридцать семь. Выстрелы его всегда попадают в цель. Отлично знаком с тяжелым оружием, знаток электронного оборудования. Поэтому пойдет с вами. Его знания могут пригодиться.

Человек с лисьим лицом поднял глаза на самого молодого из присутствующих.

— Стену Флатро всего двадцать четыре года, но храбрости ему не занимать, она испытана. Точно выполнит все указания, на него можно положиться.

Флатро улыбнулся, блеснув белыми зубами. Он тщательно следил за собой, все у него было безупречно элегантным — костюм, галстук, прическа — волосок к волоску. Его можно было принять за франта, но он им не был.

— Шестой участник — Макс Гейд. Ему двадцать девять. Первоклассно водит машину. Лучше шофера не сыскать, да и при необходимости о раненых позаботится.

Гейд сидел неподвижно, ни на кого не глядя. Широкоплечий, мускулистый, с огромными руками и ногами. Сделав паузу, человек с лисьим лицом продолжал:

— А теперь познакомьтесь с остальными действующими лицами, которые пока понятия не имеют о своем участии в акции. — Он нажал кнопку в столике, свет погас. Зажужжал проектор. На экране замелькали черно-белые кадры: дом, прохожие, машины. — Мужчина, выходящий из ворот… вон тот, высокий, видите? Речь пойдет о нем. Это профессор Хомер Дрейменс, один из виднейших микробиологов. Ему пятьдесят пять лет. Живет в доме, из которого вышел. А второй — заметили? — его шофер и телохранитель. Каждый день подъезжает к дому ровно в восемь утра. Профессор любит точность. Он раб привычек… педант… Смотрите, машина тронулась!

Киноаппарат, наверное, был установлен в другом автомобиле, следовавшем за черной машиной Дрейменса по утренним оживленным улицам. Они проехали Северный вокзал, новый торговый квартал, мост Малага. Поток машин набирал скорость. Однако все же замедлял у светофоров, где автомобили выстраивались длинными колоннами.

— Обратите внимание на следующий светофор! Машина профессора здесь всегда притормаживает, даже на зеленый свет… Видите девушку, продающую газеты? В белой панамке? Дрейменс каждое утро покупает у нее газету. Вон она!

Машина остановилась. Шофер протянул девушке в опущенное окошко мелочь, она подала ему газету, улыбнулась. Машина тотчас двинулась дальше, все это заняло не более четырех секунд. Затем автомобиль Дрейменса, прибавив скорость, вырвался на шестиполосную автостраду, машина с кинокамерой за ним. Скоро город остался позади, исчезли и трубы заводов. Черная машина свернула на боковую дорогу, вдали виднелось несколько зданий, навстречу промчался трейлер. Доехав до высокой, обнесенной колючей проволокой ограды, шофер затормозил. Ворота. Вооруженные часовые в форме. Шлагбаум. Один из часовых подошел к машине, заглянул в нее, козырнул и махнул рукой стражам, сидевшим у окна в караульной. Шлагбаум поднялся, машина въехала во двор. Автомобиль с кинокамерой медленно проследовал мимо ворот, объектив схватил вывеску с надписью, она застыла на экране, и все ясно увидели название учреждения: ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА.

Зажегся свет. Коротышка сказал:

— Профессор Дрейменс — директор этого института. Не стоит и говорить, что вывеска фальшивая. В институте ведутся исследования, не имеющие никакого отношения к сельскому хозяйству. Ваша непосредственная задача — убедить Дрейменса провести вас в институт и отдать кое-какие важные и полезные для нас документы, хранящиеся у него в сейфе.

— Три секунды на девушку-газетчицу, — кратко сказал Лиммат.

— Ясно, — кивнула Катарина, разглядывая свои накрашенные блестящие ногти. — Но как быть с настоящей газетчицей?

— За пять минут до этого пьяный бродяга с ведром натолкнется на нее и обольет краской. Ей придется уйти, чтобы отмыться и переодеться. Пусть вас не беспокоят мелочи, это мое дело, — сказал мужчина с лисьим лицом. — Ваша задача детально разработана Центром, получите план, расписанный с точностью до минуты. Существует несколько вариантов: предусмотрены неожиданные обстоятельства, варианты взаимозаменяемы. Вы будете подготовлены ко всему. Намеченная Фронтом акция может в ближайшие дни привести к значительным политическим переменам. Если дело пойдет удачно, справитесь с заданием за час.

— А если не все пойдет удачно? — спросил Маарен.

— Время на обсуждение еще есть. Завтра утром в подвале проведем учебную стрельбу, затем снова встретимся здесь. Вы ознакомитесь с помещением института, его структурой, оборудованием и прочим. На сегодня все. Лиммат, задержитесь!

Пятеро медленно вышли. Лиммат сел в кресло напротив коротышки. Они о чем-то заговорили.

За два дня до начала

Вечер, другая вилла. Молчаливый телохранитель ведет только что прибывшего коротышку к хозяину дома. Гость несет пухлую папку. Они проходят по коридору с голыми стенами, телохранитель распахивает двустворчатую дверь, провожает коротышку глазами до середины комнаты и медленно закрывает дверь.

Хозяин дома — осанистый человек лет пятидесяти со строгим взглядом. Даже в домашней обстановке носит пиджак. Оба — и хозяин, и гость — хорошо одеты.

— Добрый вечер!

— Приветствую вас, Поулис! Что нового?

— Думаю, все в порядке, — ответил Поулис, он же коротышка с лисьим лицом. — Люди готовы. Теперь помешать может лишь одно — отмена акции.

— Отмены не будет. Через три недели выборы. Борьба в самом разгаре. Только бы ваши люди не подкачали!

— Не подкачают! Террористы-профессионалы, не новички, не раз испытаны в деле.

— Все еще ничего не подозревают?

— Нет, конечно! Верят в победу Третьего фронта.

— Если б они знали! — рассмеялся хозяин. Даже улыбка не красила его неприятного лица. Поулис тоже ухмыльнулся. Они уселись в кресла, и хозяин дома потянулся за папкой, которую гость держал в руках.

— Посмотрим планы. Надеюсь, наше участие в деле останется тайной.

— Об этом я позаботился, господин Ньюинг. Подготовил предложение, как все уладить после окончания акции. Прошу!

Хозяин дома погрузился в изучение записей, фотографий, планов. Он долго разглядывал одну из карт, потом отложил ее.

— Операция начнется сразу после полуночи, придется угнать две машины. А в среду утром захватить директора. Надеюсь, все пройдет гладко. Меня беспокоят только институтские охранники.

— Что вы, господин Ньюинг! Парни наши ловкие, да и не в интересах директора… — Коротышка махнул рукой.

— Будем надеяться. — Ньюинг з ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→