Собрание сочинений в четырех томах. 1 том

СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ В 4-Х ТОМАХ. ТОМ 1.

творчество писателя-бойца

«Я никогда не был беспартийным. Мне было двенадцать лет, когда я впервые пришел в комсомольский клуб записываться в детскую коммунистическую группу. Мне было четырнадцать лет, когда комсомольский военорг впервые послал меня в чоновский караул к вещевому складу. Мне было восемнадцать лет, когда собрание ячейки приняло меня в кандидаты партии. Я не успел быть беспартийным...

С детства я ощущаю себя патроном, зажатым в обойме и ожидающим нажима курка. Я не умею иначе жить».

Подобное признание, принадлежащее герою-повествователю в романе «Мое поколение», с полным основанием мог бы сделать и сам автор книги Борис Горбатов. Да он и сделал его позже, в начальных строках своей автобиографии. Более того, ту же самохарактеристику повторяет молодой журналист Сергей Бажанов, автобиографический герой последнего произведения писателя — романа «Донбасс».

Чем объяснить это постоянство? Да только тем, что Борис Горбатов считает необходимым подчеркнуть самое главное, самое заветное, определившее его жизненную позицию, его человеческую и писательскую судьбу.

Вся его жизнь, все его творчество от начала и до конца были посвящены комсомолу, партии, народу, великому делу строительства социализма. Его путь — от мальчишки-рабкора, простого рабочего паренька до известного советского писателя — типичен для нашей действительности предвоенных десятилетий. Его книги — живая летопись, созданная не просто заинтересованным очевидцем, но и нередко прямым участником важнейших событий истории советского государства. В них нашли отражение и первые ощутимые успехи восстановительного периода (роман «Мое поколение»), и индустриальное строительство в годы первых пятилеток (книга очерков «Мастера»), и зарождение стахановского движения (роман «Донбасс»), и освоение Крайнего Севера (книга рассказов «Обыкновенная Арктика»), и беспримерный подвиг советского народа в годы Великой Отечественной войны («Письма к товарищу», «Алексей Куликов, боец», повесть «Непокоренные»).

В его лучших произведениях отчетливо выявляется та линия в развитии социалистического реализма 1930 — 1940 годов, где реалистическая основа повествования органически сочетается с лирико-романтическим началом. Перед нами не просто правдивая картина жизни современников. Симпатии автора открыто отданы людям, сердцевину характера которых составляет творческая устремленность, активная гражданская позиция — его партийные и комсомольские работники, шахтеры-забойщики и рабочие-доменщики, зимовщики и полярные летчики, офицеры и рядовые бойцы. Рассказывая о красоте их помыслов и дел, писатель выражает отношение к этим героям в многочисленных лирических отступлениях.

Достоверность изображения, убежденная идейность, лирико-романтический пафос, присущие лучшим произведениям писателя-коммуниста, и обеспечили ему видное место в истории советской литературы и интерес широкого круга читателей к его произведениям.

Родина Бориса Горбатова — Донбасс. «...Никогда за многие годы его душевная связь с родной донбасской землей не слабела, не туманилась, — писал К. Симонов. — Горбатов всегда оставался сыном этого края, донбассовцем, человеком с корнями, которых не выверяет никакой ветер, никакая буря».

Борис Леонтьевич Горбатов родился на Петромарьевском (теперь Первомайском) руднике 15 июля 1908 года в семье служащего. Здесь и прошли его детские годы.

В 1917 году семья Горбатовых перебирается в Бахмут (ныне Артемовск). Учась в городской школе, Борис уже с первых классов увлекается литературой, а затем и театром, принимает самое деятельное участие в литературных диспутах, сочиняет тексты для выступлений школьного коллектива синеблузников.

Он учился в шестом классе, ему не исполнялось еще и четырнадцати лет, когда в газете «Всероссийская кочегарка» был напечатан первый его рассказ «Сытые и голодные». Это произошло 31 мая 1922 года. Юношу пригласили работать в газету.

Предложение он принял, но и школы не бросил: около двух лет совмещал ученье с работой секретаря рабочего отдела газеты. Звание рабкора обязывало. Приходилось бывать на рудниках и заводах, знакомиться с их жизнью, вникать в нужды трудовых коллективов.

Для того, чтобы по-настоящему, изнутри, постичь сущность рабочего человека, юный журналист расстается с газетой и определяется на Краматорский металлургический завод учеником строгальщика. Вместе с другими заводскими ребятами он живет в общежитии одной коммуной — «коммуной номер раз». Однако ни работа на заводе, ни комсомольские дела не увели его от главного — литературного творчества. В это время он увлекся поэзией и пишет свои первые стихи.

Забегая вперед, скажем, что стихотворения молодого поэта получили известный резонанс и публиковались не только в местных газетах и альманахах, но и в центральной прессе (в газете «Правда», журналах «Октябрь» и «Огонек»). Издательство «Московский рабочий» подготовило к печати сборник его стихов. И вдруг неожиданная просьба автора — рассыпать набор. Восемнадцатилетний юноша сумел трезво, по-взрослому оценить свои поэтические возможности, И больше к стихам Горбатов никогда не возвращался.

Из Краматорска по мобилизации партии он направлен снова в Артемовск, на этот раз на должность заместителя редактора газеты «Молодой шахтер». Здесь в 1925 году Горбатов печатает остросюжетный, но художественно весьма несовершенный роман «Шахта № 8». Положительные герои романа — шахтер Васька и его друзья-комсомольцы разоблачают орудующих на руднике вредителей. Тема бдительности была в ту пору весьма актуальной, однако, чтобы раскрыть ее достаточно убедительно, семнадцатилетнему автору не хватало ни глубокого знания жизни, ни литературного мастерства. Роман так и остался на страницах газетных номеров — писатель впоследствии не возвращался к нему.

В это же время Горбатов вошел в руководящую пятерку Союза пролетарских писателей Донбасса «Забой». Вскоре он направлен в Москву делегатом на Первый всероссийский съезд пролетарских писателей. Его заметили: он был избран одним из секретарей правления Российской ассоциации пролетарских писателей и оставлен в Москве.

Однако административная деятельность, казалось бы престижная для молодого литератора, не пришлась по душе Горбатову. Его тянуло в гущу жизни, к людям труда, туда, где строятся не только новые шахты, но и новые человеческие отношения. Ему страстно хотелось писать, создавать по-настоящему «социально ценные вещи». И он принимает два важных решения. Об одном из них мы уже говорили: бросить писать стихи. Второе — вернуться в Донбасс. Эти решения, по словам самого Горбатова, спасли его творческую жизнь.

Возвратившись домой, Горбатов становится ответственным секретарем иллюстрированного двухнедельника «Забой» — органа местной организации пролетарских писателей. Московские встречи, особенно общение с автором «Железного потока» А. С. Серафимовичем, многому его научили. Горбатову стало ясным, что ни он сам, ни его товарищи по «Забою» не могут еще считать себя настоящими писателями. Чтобы войти в большую литературу, им надо серьезно учиться.

Избрав своим героем человека, увлеченного делом, активно включившегося в строительство новой жизни, Горбатов находит его черты в первую очередь в молодых комсомольцах Донбасса. В 1928 году в издательстве «Московский рабочий» в серии «Новинки пролетарской литературы» выходит его повесть «Ячейка». Она заняла заметное место среди произведений так называемой комсомольской прозы конца 20-х годов» таких» например, как «Прыжок» И. Бражкина, «Первая девушка» Н. Богданова, «Натка Мичурина» В. Кетлинской, рассказы М. Колосова

Писатели-комсомольцы ставили в своих книгах самые животрепещущие для молодежи вопросы: личность и коллектив, труд в новых условиях, борьба с мещанством, любовь и дружба в жизни молодежи и т. д. Со всеми этими проблемами мы встречаемся и в «Ячейке».

В центре повести — секретарь рудничной комсомольской ячейки Максим Бондаренко. Это одна из первых попыток в нашей литературе обобщить черты молодого героя-современника, беззаветно преданного идеям коммунизма, готового и к труду, и к борьбе, принципиального и в больших делах, и в мелочах. Заботясь об идейной нравственной чистоте комсомольских рядов, он голосует за исключение из комсомола своего родного брата Петра, выступает против мещанских настроений в комсомольской среде.

«Ячейка», живо и во многом достоверно показавшая быт и дела рудничного комсомола, была встречена молодыми читателями с большим интересом. За короткое время вышло несколько изданий повести, в том числе и в Германии. Вскоре, о чем впоследствии с гордостью вспоминает ее автор, вместе со многими другими «опасными» книгами она горит на кострах в фашистском Берлине.

Однако испытания временем это произведение Горбатова не выдержало. Его злободневность была преходящей, а подлинной глубины изображения жизни, человеческих характеров двадцатилетнему автору достичь не удалось.

Через два года, в 1930 году, под тем же грифом «Новинки пролетарской литературы» выходит роман Горбатова «Нашгород». На этот раз в центре внимания молодого писателя проблемы партийной жизни. Определяя основную направленность романа, критик А. Селивановский в предисловии к нему писал: «Победа партийности, мобилизация масс во имя великих задач, стоящих перед партией и пролетариатом, удар по перерожденцам, бюрократам, агентуре классового врага, по цеховщине, благодушию и успокоенности — таков боевой политический вывод романа».

Тем не менее новая вещь Горбатова была единодушно раскритикована в печати. На это имелись серьезные основания. Несмотря на заметный рост литературного уровня, Горбатову, как отмечали критики, ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→