Светлана Фокси

Кто кого или неангельские причуды

Предисловие

Ангелы и Демоны. Добро и Зло. Свет и Тьма. Извечная борьба за человеческие души.

У каждого человека за правым плечом стоит Ангел-Хранитель, а за левым Демон-Искуситель. И они ведут войну за право обладать человеческой душой. Душа человека очень хрупкий предмет, подвластный любому влиянию, но наделенный неописуемой силой, от чего и происходит противостояние двух сторон.

Если к концу жизни человека битву выигрывает Хранитель, душа приобретает нежно-голубое свечение и попадает в Рай с возможностью вернуться на землю и возродиться. А если победу одерживает Искуситель, душа становиться багряно-красной из-за всех своих грехов, и попадая в Ад, больше никогда не сможет вернуться в человеческий мир. (Правда тем, кому удается как-то сбежать из своих тюрем, на земле долго не протягивают и превращаются в призраков, зачастую мстительных, или полтергейстов).

Но на Смерти тяготы человеческой души не заканчиваются. В момент, когда душа покидает телесный сосуд, ее ждет победитель, что бы сопроводить в дальнейшее место обитания, но по пути вверх или вниз случаются стычки Ангелов и Демонов. Если душа попадает к Искусителям, Хранители пытаются силой забрать ее, что бы излечить и дать шанс на возрождение, и наоборот. Искусители пытаются заполучить душу праведника, что бы загубить и навечно упрятать ее в недрах Ада. (Надо признать, что в таких ситуациях Демонам везет редко).

Но кто такие эти Ангелы-Хранители и Демоны-Искусители? Бессмертные бездушные существа, не способные ни на какие чувства, и слепо повинующиеся любым указам Старших? Не все. Но Хранители и Искусители — есть ни что иное как истинные души! За плечами у человека может стоять только опытная, прожившая больше десяти человеческих жизней душа. Побывав в разное время на земле, познав разные искушения и благодати, душа запоминает все и закаляется, а кто, как ни истинный праведник может наставить человека на путь верный, и кто, как ни истинный грешник сможет загубить и запутать. (Первые Хранители и Искусители были Истинными, и поэтому работенка шла у них туго). И отсюда следует вопрос: способны ли Ангелы и Демоны чувствовать?

Да, способны. Даже Первые Ангелы и Первые Демоны способны на чувства, просто они феноменально умеют их скрывать, показывая лишь то, что положено. Ангелам — доброту и любовь ко всему, Демонам — ненависть и злобу. Но в слоях Хранителей и Искусителей все намного глубже и сложнее, ведь все они души и все они со своими характерами.

Глава 1

Да — ангел. Да — бессмертна. Но даже ангелы способны уставать, забывать, опаздывать и просыпать, и два последних пунктика вписались мне в привычку.

Я только первый семестр первого курса в Земной Академии Хранителей и Искусителей, чтобы пройти практику и получить подопечного, а умудряюсь опоздать уже в сотый раз.

Несясь по коридору со всех крыльев, придерживая учебники, пытаюсь придумать оправдание перед Хранителем Гавриилом. Ох и устроит этот старый ангел мне трепку, если я опять опоздаю к нему на урок.

Размышляя над своим неутешительным будущем, я, слава Высшим Ангелам, умудрилась заметить перед собой пару черных кожистых крыльев. Понять, что уступать дорогу мне никто не собирается, было проще простого, поэтому приложив все усилия, грациозно затормозила. Но если день не задался, то не задался… Я уронила учебники в ноги демона и очень глупо махала руками и крыльями, пытаясь удержать равновесие.

— Мог бы и отойти, глупый бес! — я наклонилась, чтобы собрать учебники, и не упустила из виду самодовольную улыбку этого противного искусителя. Они вечно так, лишь бы нам, ангелам, насолить и гадость какую сделать.

— Нет, не мог, ангелочек. — Показал он свои клыки, видимо улыбаясь. — Не привык уступать таким. — и с пренебрежением показал на меня. Выпрямившись во весь рост, я, что не свойственно ангелам, с презрением осмотрела этого темного типа. Раньше я его не видела в академии, новенький что ли?

— Я могла в тебя врезаться!

— Я бы пережил. Кстати, меня зовут Самаэль, можно просто Сем. Ты, наверно, слышала обо мне? Но не бойся, я тебя не трону. По крайней мере, тут.

Мои брови выгнулись в позицию «что-прости-ты-тут-несешь?», и, не успев ничего сказать, так была ошарашена незнанием этого Самаэля, как прозвенел звонок.

— Чертовы проделки! — выругалась я и начала обходить демона.

— Мы тут ни при чем. — так же самодовольно продолжал он оголять клыки.

— Глупый бес! — закатила я глаза и понеслась в класс, слыша за спиной дьявольский смешок.

— Ты это уже говорила!

О-о-х, демоны! Они просто… такие… они такие демоны! Добежав до класса, я глубоко вздохнула. Опоздала на две минуты, меньше чем в прошлый раз. Не успела я собраться с мыслями, как дверь передо мной исчезла. Что ж, нужно принимать свои ошибки с высокоподнятой головой, и я сделала шаг в класс.

* * *

— Ты снова опоздала, Васария! — возмутился мой учитель по истории ангелов и демонов, а я мысленно его поправила: «Просто, Ария!»

— Простите Хранитель Гавриил, но на этот раз я опоздала не по своей вине.

— И что на этот раз? — устало спросил учитель.

— Демон на пути возник. — я виновато пожала плечами.

— Эх… садись, но после уроков зайдешь ко мне.

Ну вот, принес черт на рогах беду. Еще и наказания мне не хватало. Я села на свое место рядом с подругой и по совместительству соседкой по комнате, утешителю по ночам и ограничителю в еде.

— Привет, Аладия, что-то записали уже?

— Нет, он сам пришел за несколько секунд до твоего появления.

— Вот же…

— Ария! — предостерегла меня подруга.

— … старый ангел. — буркнула я и открыла тетрадь.

Урок начался, и как всегда бывает на истории, мне стало скучно. Хранитель Гавриил очень хороший учить и Хранитель со стажем, но уж больно неинтересный урок он выбрал для преподавания. Мне больше нравились уроки демонологии, где мы изучали своих врагов, и уроки о смертных, а еще я ужасно хотела практики. Несколько лет нас, начинающих хранителей (с маленькой буквы, пока еще) учили в городе ангелов. Теория и все такое, после этих лет кропотливой работы над архивами и учебниками, что, кстати, помогло мне стать отличницей, нас отправили в Земную Академию Хранителей и Искусителей для прохождения практики. Моему счастью не было предела, когда я узнала, что меня приняли, и я смогу расправить крылья и показать свои способности на людях. Уж очень мне хотелось стать Хранителем с большой буквы.

— … напоминаю, что эта тема есть в экзамене, который будет определять вашу готовность к практике…

А оказалось, чтобы получить доступ к душе человека, нужно отучиться на земле целых три курса, сдать экзамены и только потом, если результатами будут довольны преподаватели, нас выпустят к людям.

Я посмотрела на Аладию. Поступила она сюда с натяжечкой, поэтому усердно следит и внимает каждому слову учителей. Я же израсходовала все свои способности зубрить, когда училась в городе ангелов. Но мне повезло с подругой и памятью, прочитаю ее конспекты и все будет в ажуре.

Если тебе предлагают стать Хранителем, ты выбираешь один из образов телесного сосуда, в котором был. Обычно ангелы, (да и демоны тоже) выбирают последний образ. Аладия в последнем воплощении была смуглой худенькой девушкой с рыжими волосами и зелеными глазами. Такой взрыв цвета мог бы испортить впечатление, но Аладии это, несомненно, шло. Заметив мой изучающий взгляд, подруга смущенно улыбнулась и легким кивком указала вперед.

— Васария, ты записываешь? — опустив очки половинки (если говорить откровенно, ангелу они не нужны, просто это неотъемлемая часть образа, выбранного учителем), Хранитель Гавриил пристально на меня посмотрел.

— Конечно. — улыбнулась я и списала одинокую фразу с доски.

Как я уже говорила, обычно выбирают последний образ телесной оболочки, но, поскольку это не запрещено, я выбрала седьмой — стройной девушки с золотистыми волосами, отливающими рыжим и красивыми пухлыми губами. Ее, меня или нас, как угодно, звали Ариэль и она/я была балериной. Васария имя, которое мне дали Старшие Ангелы. Оно мне никогда не нравилось, и я сократила его до Арии, но учителя упорно продолжали игнорировать мою просьбу называть меня уменьшительно-ласкательным.

После первого урока мы пошли в столовую. Вообще-то завтрак проходит ДО первого урока, но поскольку я проспала, Аладия согласилась сопроводить меня, что бы проследить и притащить на следующий урок вовремя.

— Ты почему снова опоздала? Ты же встала вместе со мной! — грозно спросила подруга, а у меня в голове всплыла картинка, как я присаживаюсь на кровать, что бы собрать учебники и ненароком опускаю голову на подушку и закрываю глаза. А все это из-за Уриила, второкурсника ангела и моего друга. Его последний образ по истине красивый юноша — жилистый, светловолосый и кареглазый парень с прямым носом. Если бы я была Аладией, то непременно бы влюбилась, а поскольку я это я, мы с ним дружим и часто шухарим. Скажете, вы же ангелы, должны вести себя хорошо. А мы ответим, ничего подобного! Если мы ангелы, это не мешает нам быть собой и веселиться! И от этого веселья я очень часто возвращаюсь в комнату поздно ночью.

— Эй! Ария, ты меня вообще слушаешь?

— Да. — кивнула я, доставая шоколадный коктейль из холодильника. Нам, бессмертным, еда особо не нужна, но на земле голод чувствуется странной усталостью, поэтому так мы прибавляем себе силы. Да и к тому же еда позволяет не сойти с ума от скуки. Если не знаешь, что делать — иди поешь! — Как-нибудь.

— Что как-нибудь? Ария! — голос подруги звенел от негодова ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→