Знание-сила, 2005 № 07

Знание-сила, 2005 № 07 (937)

Ежемесячный научно-популярный и научно-художественный журнал

Издается с 1926 года

«ЗНАНИЕ — СИЛА»

ЖУРНАЛ. КОТОРЫЙ УМНЫЕ ЛЮДИ ЧИТАЮТ УЖЕ 79 ЛЕТ!

ЗАМЕТКИ ОБОЗРЕВАТЕЛЯ

Александр Волков

Черная бездна Африки

«Половинаа африканского континента опустошена воинами и насилием; другая половина прозябает между кризисом и коррупцией, трайбализмом и анархией... Лучшие умы эмигрируют в Европу и США. Во многих странах госслужащие ждут своего жалования мемяцами, а нередко и годами. Больницы ветшают; шахты остаются закрытыми... Всюду наступает СПИД, сокращая во многих peгионах ожидаемую продочжительность жизни на 15 — 20 лет».

Такой неутешительный итог почти полувековому независимому развитию Черной Африки подвел в прошлом году на страницах книги «Некролог. Почему Африка умирает?» известный журналист Стефан Смит, многолетний автор «Liberation» и «Le Monde».

На полях книги — она вызвала негодование у африканских интеллектуалов — можно ставить один вопросительный знак за другим. У Африки нет будущего? Колыбель человечества превращается в братскую могилу для большинства населяющих его народов? Что происходит с Африкой?

Африка, как никакой другой континент, характеризуется, по мнению Стефана Смита, «смешением разных эпох». Здесь уживаются «тамтам и спутниковая связь, соломенные лачуги и небоскребы, настоящие „черные короли“ и воистину демократические главы государства».

Европейские власти напрасно пытались утвердить в Африке свои модели государственности. В большинстве африканских стран установились авторитарные режимы. По словам немецкого политолога Трутца фон Троты, автора работы «Будущее указывает Африка», «демократия и свобода» в африканском исполнении выглядят чем-то вроде красивой ленточки, которой повязали хвост крокодила. Многопартийная демократия на поверку оказывается не более, чем фасадом. В обществе доминируют «вожди» и их пособники — их «клиенты», если вспомнить античные реалии.

Эти вожди управляют государствами в десятки миллионов человек, как племенем в сотню-другую сородичей. Во всех учреждениях — жуткая коррупция (недаром российским властям не удается вырваться в мировые лидеры хотя бы по этому показателю: Африка всегда впереди). Что ж, обладание властью в этой части мира означает доступ к государственным ресурсам, которые распределяются среди «своих». Как замечает обозреватель «Spiegel», шведский африканист Хеннинг Мэнкелл, здесь «вряд ли найдешь хоть одного министра или чиновника, который не использовал бы свое положение, чтобы обогатиться». В таком городе, как Мапуту, столице одной из беднейших стран мира Мозамбике, «на улицах снуют только крутые лимузины. Я нигде не видел так много дорогих автомобилей, как в столицах беднейших государств». Здесь не в цене твои способности, важно, к какому роду ты принадлежишь; сам по себе человек здесь ничего не может добиться. Людьми овладевают апатия и безволие.

Политические элиты черного континента тесно привязаны к своим кланам. Впрочем, внешне, «для иностранного пользования», африканские политики стараются держаться по-европейски. Так, в годы «холодной войны» одни изображали себя демократами, другие — социалистами, но те и другие оставались прежде всего африканцами.

По мнению политологов Патрика Чабала (Великобритания) и Жана- Паскаля Далоза (Франция), авторов книги «Африканские дела. Беспорядки как политический инструмент», Африка не отсталая, нет, она просто переживает процесс модернизации, совсем не похожий на западный или азиатский. Политическая жизнь в Африке не иррациональна, а чрезвычайно традиционна. Колониальные и постколониальные формы правления поразительно схожи. Тогда и теперь ужасающе часто применяется насилие. Правовые нормы постоянно нарушаются; гражданские свободы подавляются. Попытки укрепить какую- либо «линию власти» (назовите ее хоть вертикалью) не приносят успеха. Правительству не на кого опереться, кроме административно-чиновничьих структур. Страна живет своей жизнью, а власть — своей.

У африканской улицы — свой административный ресурс. Во многих странах жизнь целых регионов контролируется разного рода бандформированиями. Монополия на власть успешно оспаривается и мятежниками, и бандитами, и этническими группировками. В Мали и Либерии, Сомали и Конго, Чаде и Анголе в течение длительного времени правительство не могло гарантировать даже право на жизнь миллионам своих граждан. Неудачные реформы и некомпетентное управление страной неизбежно приводили к тому, что народ оказывался полностью беззащитным перед «человеком новой формации» — «человеком с Калашниковым». Само существование государства в таких условиях, говорят пессимисты, теряет всякий смысл.

Рынок е Дженне (Мали). Население Мали включает 25 этнических групп

В свою очередь, сами жители отказывают государству в праве считать их своими гражданами. Они не выходят на улицу с плакатами «Долой!» или «Правительство в отставку!» Они лишь перестают жить по государственным законам, подчиняясь во всем уличным нормам или своим племенным традициям.

В Африке наблюдается расцвет «парагосударственности». Те или иные группировки и силовые структуры, действуя неконституционным путем, присваивают себе властные полномочия центра и начинают править на местах. Государство становится их вотчиной; они приватизируют его функции. Распад колониальных империй отнюдь не кончается формальным образованием независимых государств. Нет, теперь они сами начинают распадаться.

По словам Троты, анализируя эволюцию африканских стран, можно предвидеть судьбу современного государства вообще — его неминуемый крах. Экономическая глобализация и информационная революция исподволь способствуют тому, что власть теряет прежние рычаги управления территорией и ее населением. Место традиционного государства постепенно занимают аморфные государственные образования (ЕС, СНГ) или различные международные организации. На Западе подобная трансформация совершается под лозунгом становления гражданского общества, и ей сопутствует демонтаж жестких административных структур. Там «слишком много» государства. В Африке его «слишком мало», а потому возникают параллельные государственные структуры.

Деревушка в Сьерра-Леоне, одном из беднейших государств Африки

Такие процессы протекают на фоне ужасной нищеты. По данным ООН, в африканских городах почти две трети населения ютится в трущобах. Вообще же, через 30 лет, предупреждает ООН. треть всего человечества будет жить в трущобах. Мегаполисы в странах третьего мира все больше напоминают перегретый паровой котел, который может взорваться. Нищие кварталы в городах Северной Африки уже стали питательной средой для терроризма. Произойдет ли то же самое в Черной Африке?

Австрийский культуролог Герхард Швайцер так описывает жизнь, которую скоро будет вести каждый третий человек на Земле: «Источником существования становятся, например, свалки. Люди собирают отходы и обрабатывают их или, скажем, счищают ржавчину с гвоздей и перепродают их. Почти всегда есть возможность оказать какую-либо услугу людям, у которых водятся деньги... Трущобы неоднородны. Перед некоторыми лачугами стоят мопеды, в комнате смотрят телевизор. Кое-кто из трущоб каждый день ходит на работу в приличный квартал».

Впрочем, в Африке трудно выбиться в люди. Здесь живут под девизом: «Пусть тебе будет хуже, чем мне!» Чужой успех воспринимают как личную неудачу: вот справедливость по африкански. По признаниям этнографов, ядовитая зависть пронизывает все общество. Если у человека что-то есть, ему нет прохода от родственников, которые хотят, чтобы и им перепали крохи богатства, а родни не сосчитать. У африканского богача каждый встречный может оказаться братом. Потому невозможно накопить деньги. Все заработанное разлетается вмиг.

В обществе царит «народный социализм», так необычайно сильны уравнительные настроения. Это парализует всякую деловую активность. Недаром в Восточной Африке большинствоторговых предприятий находится в руках индусов, а в Западной — арабов. У африканцев в избытке лишь одно — свободное время. Родиться бедным, значит бедным и умереть. Вот почему здешние интеллектуалы предпочитают жить подальше от родины. В Европе сейчас, например, работает больше африканских врачей, чем на их родине. Оставшимся приходится рассчитывать лишь на иностранную помощь.

«Африканцы — единственные люди на свете, — пишет камерунская публицистка Аксель Кабоу, — которые полагают, что заботиться о них должны все, кроме них». Возможно, если бы страны Запада перестали давать займы и выделять деньги на развитие африканских стран, те получили бы хоть какой-то шанс преодолеть стагнацию. Постоянные займы лишь развращают власти, лишают их желания что-либо делать. «Африка может поглотить миллиарды долларов и не сдвинуться с места» (А. Кабоу). Африканцы так уповают на помощь бывших «белых господ», что не делают ничего для своей страны. Они должны остаться один на один со своими проблемами, чтобы наконец справиться с ними.

Многие африканцы живут натуральным хозяйством. И примитивная ткацкая машина - хорошее подспорье для семьи

О проблемах говорит и сухой язык цифр.

* Суточный доход более половины жителей Черной Африки составляет менее одного доллара. Свыше трети детей недоедают. За последние 15 лет экономический доход на душу населения неуклонно снижался. В Африке проживает около 12 процентов населения планеты, ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→