Владлен Подымов

Бастер-драфика

«Червоточина»

Шортик

«Коралловый крейсер»

Лирик под девизом

«Из памяти воздвигну мир»

Инфир

theWH.ru

Вот уже две недели Хелена Яркая-Брайт моталась по Смарагду, проводя переговоры с воротилами строительного бизнеса и людьми из космопрома. Строители хорошо знали компанию Ярких по морским фермам, а тема которую сейчас предлагала Хелена — близка владельцам космоверфей. Дешевые корабли — горячая новость! Кто-нибудь да клюнет.

Но сегодняшняя встреча необычна — её пригласил советник губернатора планеты по делам промышленности. И вот сейчас Хелена заканчивала лекцию о кораллении. Отработанная на многих переговорах речь лилась свободно; проектор вовремя подавал изображения кораблей, объёмные модели и чертежи. Всё шло неплохо, только третий участник встречи, — представленный советником как представитель бизнеса, — несколько смущал Яркую. Слишком пристально он рассматривал саму Хелену, обращая мало внимания на проекции.

Наконец рассказ завершился.

— …Резюмируя, можно утверждать, что на обычной верфи эта технология даст сорок три процента экономии. На новых верфях — ещё больше.

— Великолепно, — советник губернатора Смарагда, седоватый джентльмен в костюме патриотичного светло-зелёного цвета, изобразил хлопок в ладоши. — Мы обдумаем ваше предложение.

— Если есть вопросы, готова ответить.

— Нет, всё кристально ясно. Благодарю, что уделили нам время.

Намёк был понятен и Хелена принялась собирать рекламные материалы. Молчаливый спутник советника продолжал сверлить Хелену тяжёлым взглядом.

Хелена покинула контору советника, спустилась на лифте и вышла на центральную улицу города. Неплохо бы здесь заполучить офис для себя, решила она, место хорошее и административный квартал рядом.

Толкнула нити и прислушалась — с Владимиром всё хорошо. У него побаливала голова, видать засиделся вчера заполночь над проектом, а в остальном — нормально. Хелена улыбнулась, подозвала свой лёгкий ховер и забралась внутрь. По тротуару с визгом и криками пролетела стайка малышни на скутерах и досках.

Женщина задала маршрут и машина двинулась на север, в Шантис, город, где назначен следующий брифинг.

А через полчаса её догнали.

— — —

Солнце палило. Мир плавился и стекал в ливнёвку.

Перед тем как открыть дверь в управление полиции, Влад толкнул нити. За четырнадцать лет это действие стало привычным, как дыхание. Две нити обнаружились в правой руке, у локтя. Они болели и саднили. Еще две — в голове, от них тянуло страхом. Четыре — плавали в районе печени, и ощущения от них шли кислые и горькие. Еще одна воткнулась в сердце; холодная, помертвевшая.

Хелена жива. Ей плохо, но — жива.

Лифт вознёс его на семнадцатый этаж. Во время подъёма Влад рассматривал своё отражение в кривом зеркале стен из полированного металла. Худой, с грубым некрасивым лицом, растрёпанные волосы, тёмные тени под глазами, мятый костюм и несвежая рубашка. Классический образ из криминальной голодрамы — муж, у которого похитили жену.

Только вот не голодрама.

Майор Шон Крайт принял его в своём кабинете. Обошлось без долгих ожиданий в коридоре и типичной сценки: «занятого чиновника отвлекают по ничтожному поводу». Шон и Влад уже встречались вчера; проходить снова через социальные танцы они не желали.

— Здравствуйте, господин Владимир Яркий.

— Доброго дня вам, господин майор.

Невысокий черноволосый полицейский указал Владу на кресло и положил перед ним папку.

— Знакомьтесь.

Влад внимательно просмотрел документы. Видео с места похищения, сгоревший топтер, в котором увезли Хелену, реконструкция схематики с места событий. Сравнение криминальных схем и вывод: действовали люди семьи Морелли. Вывод тривиальный, после недавней войны криминала на Смарагде осталась только одна Семья, которая сейчас поспешно поглощала структуры разгромленных противников.

— И это всё?

Майор пожал плечами и раздумчиво произнёс:

— Может ещё что-то будет, но сильно позже. Вы же знаете, на днях большой юбилей, тысяча четыреста лет с момента второй колонизации Смарагда.

— И… что?

— Губернатор озадачил нас подготовкой к празднику. Прибудут высокие гости из Диктатории. Мы должны обеспечить безопасность, почти все офицеры на этом направлении.

— Я готов… поспособствовать…

— Я этого не слышал, господин Яркий! — поспешно перебил его полицейский и на миг скосил глаза наверх. — У нас важное задание, и все силы направлены на него. Круглые даты случаются нечасто.

Владимир откинулся в кресле и медленно закрыл папку. Он мысленно задействовал браслет и отправил заранее подготовленное обращение к главе полиции Смарагда. Всю неделю он слал их по три раза на дню, но — не получал ответа.

Через пару мгновений по лицу майора скользнула тень и он произнёс:

— Генерал сможет принять вас не раньше, чем через месяц. Не раньше.

Вот так. Письма Влада переправляли именно этому чину.

— Я… понял вас, господин Крайт. Надеюсь… у вас достанет людей и вы не бросите поиски моей жены.

— Мы приложим все силы, не сомневайтесь, — Крайт снова скосил глаза наверх, а потом придавил посетителя тяжёлым взглядом. — Но возможности наши ограничены. На скорый результат не надейтесь.

Они распрощались.

Снова полированный металл и отражение в кривом зеркале.

Голодрама продолжалась в самом худшем варианте. Намёк майора прозрачен — в прекращении поисков Хелены заинтересованы серьёзные люди. А то — и сам губернатор.

Влад толкнул нити, те были на прежних местах, но некоторые из них болели сильнее; и тут его вдруг скрутила боль в правом боку. Что-то неладно с печенью Хелены.

Он с трудом выполз из лифта, проковылял по коридору управления, выбрался на площадь, огляделся и направился в ближайшее кафе. Там он нашел свободный стол, отдышался, заказал пару бокалов синего и принялся обзванивать известных трансляторов.

Через два часа понял — похищение Хелены никому не интересно. Оставался один вариант, Влад оставил его напоследок; если и тут не выстрелит, то… что «то» — он не знал.

Ежи Стравински — давний приятель, ещё с университета. Тогда Владимир и Хелена пошли по биологической специализации, а Ежи на третьем году вдруг перевёлся в другой поток и занялся изучением социодинамики и управления массовым сознанием. Ушёл в щелкопёры и осьминоги эфира, как сам иногда шутил.

Стравински выслушал и пообещал вскоре быть. Через полчаса он появился в кафе. Заказывать Ежи ничего не стал, цапнул бокал синего и перешёл прямо к делу.

— Владимир. Ты ещё ничего не предложил, но я отказываюсь.

— Даже так…

— Да. Я тему знаю, а ты нет. Да и я знать не должен, но люди много чего выбалтывают в постели; ну, а у меня на крючке парочка славных трещоток… Впрочем, неважно.

Владимир слушал молча.

Осьминог эфира и акула сплетен отхлебнул из бокала и продолжил.

— Начну издалека. Посмотри на наш Смарагд, мы порядком отстаём от развитых миров. У нас нет тяжёлой промышленности, почти нет науки, нет даже приличных верфей. Всё, что мы выпускаем — устарело на поколение, а то и на два, если сравнивать со столичными планетами Диктатории.

— Знаю.

— Знаешь… А то, что у нас во флоте сплошное старьё и Смарагд не может себе позволить крупных кораблей, ни военных, ни торговых — тоже в курсе? Флагман флота — корыто, построенное ещё на Земле. И его используют как музей! Самый крупный корабль во флоте, представь! Музей! Да ему почти полторы тысячи лет… юбилей на днях.

— И это пришлось узнать.

— Ага. И тут появились вы со своими дешёвыми каменными кораблями. Прикинь?

— Коралловыми. Мы строим из коралла, почти как подводные фермы.

— Неважно. Хоть из перламутра. Важно то, что у Смарагда появилась перспектива. Верфи, корабли, крупный экспорт… Большие кошельки оживились, а ты ведь знаешь, у кого деньги?.. И тут кто-то поскупился.

— Не мы. Технологию мы отдавали дешево, за компенсацию затрат на разработку. Зарабатывать хотели на доработке проектов…

— Ну, значит, пожадничали другие, — равнодушно уронил Ежи и отхлебнул синего. — Может с той стороны кто-то задумался о ширине своего кошелька.

Влад промолчал; он не понимал, к чему клонит приятель.

— И тут, смотри, твоя жена из Первых, из первой волны колонизации Смарагда. А Первых не любят, особенно те, кто из второй волны.

— Она. Но я-то не из Первых.

— Да всем плевать, Володя! Твоя жена из Первых, а ещё вы разработали технологию, которая может озолотить Смарагд и вас заодно. Потенциально вы были миллиардерами, а теперь упали в грязь… Понял? Никто не поддержит тебя.

— Ты считаешь, что ни одна трансляция не возьмётся за эту тему?

— Верно. Никто. Да ещё и сольют тебя по сходной цене.

— …Есть предложения?

— Да. Сиди тихо. К тебе обратятся и вернут жену в обмен на технологию. Не знаю, стоит ли торговаться, но я бы не стал. Если, конечно, хочешь Хелену увидеть снова.

Влад долго молчал. Оплатил ещё пару бокалов синего, поднялся, кивнул Стравински:

— Спасибо, что пришёл. Сделаю, как ты советуешь. Но для начала съезжу в пару ближних городов, может там какие концы найдутся, Хелена могла туда выезжать по делам нашей фирмы.

Осьминог эфира хмыкнул и отсалютовал синим.

— Уверен, Хелена найдётся. Главное — соглашайся на их условия.

Влад махнул рукой и ушёл, шаркая ногами: живот болел всё сильнее. Ежи добил бокал синего, придвинул второй и добыл из кармана коммер. Когда абонент откликнулся, Стра ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→