Когда молчат письмена. Загадки древней Эгеиды

Александр Михайлович Кондратов, Виталий Викторович Шеворошкин

КОГДА МОЛЧАТ ПИСЬМЕНА. Загадки древней Эгеиды

К ЧИТАТЕЛЮ

Эта книга — об исчезнувших народах, их культуре, их языке. О народах, обитавших некогда в древнем Средиземноморье — на территории нынешней Италии, Греции, Турции. О древней культуре, оказавшей значительное влияние на культуру греков и римлян и через них — на европейскую культуру в целом. О языках, которые звучали много столетий тому назад на обширных территориях и о которых мы знаем пока что очень и очень немного. О письменах — тех, что долгое время хранили молчание, и тех, что молчат и поныне.

Что делать, когда молчат письмена?

Можно попытаться проникнуть в тайну исчезнувшего народа, изучая сообщения древних авторов — современников тех, кто создал умолкнувшие ныне письмена. Можно привлечь данные археологии и других смежных наук. И все же подчас ничто не может дать ответа на вопрос, кем были те, что создавали древние тексты. На каком языке они говорили? Откуда они пришли? Есть множество подобных вопросов, ответить на которые помогли бы нам письмена, если бы они заговорили.

Сколько разных догадок строилось по поводу того, на каком языке говорили люди, пользовавшиеся так называемым «линейным письмом Б». И как был удивлен научный мир, когда выяснилось, что этим письмом пользовались не этруски, не хетты, не семиты, а все те же греки. А выяснилось это лишь после того, как удалось прочитать их письмена, — мы рассказываем об этом в нашей книге.

А когда прочли линейное письмо Б, стало ясно, что еще более древнее письмо — линейное А и самое древнее — критское иероглифическое письмо принадлежат какому-то другому народу, говорившему не на греческом языке, народу, обладавшему высокой культурой и обитавшему на Крите и других территориях около четырех тысяч лет тому назад. Этот народ, возможно, создал и иные письмена древности, например письмо знаменитого Фестского диска, прочесть которые пытались и пытаются люди самых разных профессий в самых разных уголках земного шара.

Об этих попытках проникнуть в тайну умолкнувших письмен, о тех вопросах, которые поставили перед наукой древние жители «догреческого» Крита, рассказываем мы в нашей книге.

Мы рассказываем и о других загадочных народах Средиземноморья — об этрусках, чей язык ученые не могут понять до сих пор, о древних хеттах, в тайну языка которых ученые проникли сравнительно недавно — полвека тому назад. В последние годы многие ученые пришли к выводу, что хетты в глубокой древности населяли не только Малую Азию — территорию современной Турции, но и территорию Греции. Об этом говорит особая наука — ономастика; об этой науке мы тоже рассказываем в нашей книге.

В последние годы появилось много книг о хеттах. Но до сих пор еще очень мало пишут о потомках древних хеттов и родственных им лувийцев, о тех народах, что обитали в древних государствах Малой Азии — Лидии, Карии и Ликии. Язык ликийцев ученые стали понимать уже в конце прошлого века; письмена лидийцев заговорили лишь сорок лет назад, а в тайну карийских письмен удалось проникнуть совеем недавно. Мы рассказываем о том, как прочли ученые письмена древней Малой Азии и какие надписи до сих пор остаются непонятными. Как будто на смену прочтенным недавно надписям приходят новые, расшифровать которые, может быть, суждено тем, кто держит сейчас в руках эту книжку.

ГЛАВА 1. ТАИНСТВЕННЫЙ ОСТРОВ КРИТ

ОСТРОВ ЕСТЬ КРИТ...

Остров есть Крит посреди виноцветного моря, прекрасный,

Тучный, отвсюду объятый водами, людьми изобильный;

Там девяносто они городов населяют великих.

Разные слышатся там языки: там находишь ахеян

С первоплеменной породой воинственных критян; кидоны

Там обитают, дорийцы кудрявые, племя пеласгов,

В городе Кноссе живущих. Минос управлял им в то время,

В девятилетие раз общаясь с великим Зевесом, —

повествует Гомер в XIX песне «Одиссеи». А еще более древние греческие мифы рассказывают о том, что великий Зевс был отцом правителя Крита — Миноса; приняв образ прекрасного быка, он похитил красавицу Европу, дочь финикийского царя, и, переплыв море, доставил ее на своей спине на Крит и там сделал своей женой. Дети Зевса и Европы: Минос, Сарпедон и Радамант стали великими правителями острова Крит.

О правлении Миноса говорят не только мифы и «Одиссея», но и труды античных историков и философов: Геродота, Диодора, Фукидида, Аристотеля, Платона. Древние изображали царя Миноса мудрым и дальновидным правителем, создавшим города и дворцы, издавшим первые писаные законы. В царстве Миноса, говорят мифы, работал великий мастер Дедал.

Дедал умел создавать произведения искусства, которые казались живыми. Он был учителем всех последующих скульпторов и художников. По приказу Миноса этот великий скульптор построил в столице Крита, городе Кноссе, удивительное сооружение — Лабиринт, где обитал Минотавр («бык Миноса») — чудовище с человечьим телом и бычьей головой, сын Миноса, посланный Зевсом критскому царю как предостережение: не считать себя равным богам!

Минотавр, питавшийся человечьим мясом, жил в центре Лабиринта. Чтобы попасть туда, нужно было пройти многочисленными запутанными ходами, и человек, войдя в Лабиринт, либо погибал от голода и жажды, заблудившись в его ходах, либо становился жертвой страшного чудовища.

Каждые девять лет, повествует легенда, семь прекраснейших девушек и семь сильнейших юношей покидали родные Афины и плыли на Крит, чтобы стать там жертвой ужасного Минотавра. И только греческий герой Тесей избавил мир от Минотавра, убив его в бою. Он выбрался из Лабиринта с помощью клубка ниток, подаренного ему Ариадной, прекрасной дочерью царя Миноса.

Много красивых и поэтических легенд сложили древние греки о Крите, его обитателях, его сокровищах. Имеют ли они — как и гомеровский эпос — реальную основу?

Прошло не одно и не два, а целых двадцать столетий, и предания античности перестали быть сказками. На острове Крит была открыта блестящая цивилизация, колыбель современной европейской культуры. Римляне были учителями кочевых племен, пришедших в Западную Европу в начале нашей эры. Учителями римлян были этруски и греки. Учителями последних были жители Крита.

На Крите мы находим произведения искусства, которые послужили образцом и источником вдохновения для художников Микен, Пилоса, Тиринфа и других городов гомеровской Греции. Именно здесь достигло высокого совершенства искусство фрески. На Крите мы находим великолепные росписи, по совершенству и тонкости превосходящие росписи материковой Греции, которые, по всей вероятности, также делались либо критскими мастерами, либо их учениками.

Археологи были поражены, обнаружив в древнейших греческих городах вазы, расписанные в совершенно иной манере, чем классические античные. Вазы Крита оказались ключом к этой особой манере. Миниатюрные критские печати послужили разгадкой для непонятных до тех пор сцен, изображенных на печатях, найденных в материковой Греции. Кстати, именно эти печати и послужили толчком к открытию цивилизации Крита.

ДВОРЕЦ ЦАРЯ МИНОСА

В конце прошлого века один путешественник, только что вернувшийся из Греции к себе на родину, в Англию, преподнес в дар Эшмольскому музею в Оксфорде небольшую сердоликовую печать со странными изображениями. Печатью заинтересовался сэр Артур Эванс — хранитель музея. Он долго ломал голову над ее происхождением, однако ни к какому выводу он не пришел. Через несколько лет Эвансу удалось поехать в Афины, где он обнаружил еще несколько печатей, очень похожих на ту, что хранилась в музее. Печати были трех- и четырехсторонние, овальной формы, содержали изображения рисуночных знаков, похожих на иероглифы. Все обладатели печатей утверждали, что печати привезены с Крита. Так поиски привели Эванса на Крит, где он собрал множество предметов, относящихся к эпохе «царства Миноса», воспетого Гомером. Но больше всего удивило и обрадовало Эванса то, что древние печати и геммы, за которыми он охотился, были теперь любимыми украшениями и амулетами критских крестьянок. Исследователю без особого труда удалось приобрести большое число печатей у гостеприимных местных жителей. Если обладательницы амулетов и украшений не хотели расставаться со своими сокровищами, то Эванс снимал с печатей слепки.

Эванс навсегда связал свою судьбу с Критом. В марте 1900 года ему удалось начать раскопки на территории древней столицы острова — города Кносс. Эванс хорошо понимал, что раскопки дадут намного больше, чем случайные находки на острове. Поэтому Эванс начал копать именно в Кноссе — еще Генрих Шлиман, «открывший» Трою, начал там «разведывательские» археологические работы за три года до Эванса. Методы работы Эванса резко отличались от шлимановских: если Шлиман копал как попало, стремясь во что бы то ни стало обнаружить сокровища легендарных царей, то Эванс, который многому научился, работая в музее, вел раскопки весьма осторожно, методически, на научной основе.[1] Как только обнаруживались поврежденные памятники, их сразу же реконструировали.

Эвансу посчастливилось раскопать кносский дворец — легендарный Лабиринт царя Миноса. Руины этого огромного монументального сооружения, состоявшего из нескольких этажей, и сегодня поражают великолепием своей архи ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→