За краем поля

Чернявская Татьяна

За краем поля

Аннотация: Каждая маленькая пешка пребывает в странной уверенности, что, преодолев все препятствия, непременно станет ферзём. На практике же всё может оказаться немного сложнее, и, пройдя свой нелёгкий путь, фигурка оказывается не увенчанной славой, а выброшенной за пределы игральной доски. Куда-то за край поля, где пылятся в забвении отыгранные пешки и, возможно, обитают призраки игроков. Вот только можно ли напугать призраками двух опытных искательниц неприятностей, что не страшатся ни смертоносных ритуалов, ни поднятых Кометой тварей, ни Кровавого Князя?

Партия для некроманта.

За краем поля

.

Маленький разговор, не повлиявший на основные события, но во многом их предвосхитивший.

   У двери, кряхтя и поскрипывая, лохматый домовой натирал воском полы, придирчиво осматривая каждую царапинку на паркете и методично занося их в пожелтевший блокнотик, лежавший рядом с набором щёток и хитроумных крючочков для отлавливания пауков и древоточцев. Пауки заботливо складывались в отдельную коробку с несколькими ячейками, предполагавшими сортировку членистоногих по размеру и степени контуженности. При этом почтенный представитель домовой нечисти, обряженный в чёрный фартучек и миниатюрный цилиндрик, недовольно пыхтел: "плодють тут гадов за просто так" - и раздавал щелбаны наиболее прытким экземплярам, пытавшимся сбежать обратно. Как можно было догадаться по выражению его волосатой морды, пауков и прочих вредителей домовой совсем не жаловал, но и прямой указ молодой хозяйки обойти не мог. Благо, хоть с древоточцами позволили разбирать по-своему. Жучки сбрасывались в бутылку со спиртом для воспитания в любившем выпить соседе стойкого отвращения к алкоголю или хотя бы конкретно этому образцу.

   Из комнаты сквозь тихое потрескивание не самого нового, но горячо любимого воспроизводителя доносилась печальная и возвышенная мелодия, напоминающая одновременно стоны неуспокоенных призраков над осквернённым погостом, зазывные песни распутных русалок, рыки голодной нежити и скрип дверного замка на морозе. Понимать и принимать современных исполнителей в стиле "Тёмные силы", действительно, дано было не всем. При особом желании и упорстве в потоке инфернальных звуков и пугающих песнопений можно было уловить отголоски приятных слуху мелодий и определённый, завораживающий ритм. Если же желания и упорства было больше необходимого, то в скудных или, напротив, излишне обширных текстах обнаруживались старые легенды, обрывки недочитанных заклятий на магнаре и, что поражало больше всего, связная рифма. Впрочем, Нэлия Виткалова, а именно она была младшей хозяйкой франтоватого домового, любила эти долгие пространные композиции вовсе не за мелодичность или глубину смыслов. Юную чародейку в них прельщала сама атмосфера, создаваемая печальными, словно идущими из недр мечущейся души, звуками. В их окружении невольно создавалось ощущение позаброшенного склепа или демонической оргии, в зависимости от творческих устремлений выбранной музыкальной группы. Сейчас девушка пребывала в состоянии светлой меланхолии, приправленной благородным интеллектуальным напряжением и творческим поиском, поэтому мелодия не слишком напоминала звуки разверзнутых врат Подмирного Пекла и не распугивала проходящих у садика зевак.

   Комната юной чародейки разительно отличалась от прочего дома благородного и весьма обширного по столичным меркам семейства. Белоснежные стены, изукрашенные изображениями голых яблоневых ветвей, сплетавшихся заброшенным садом в клубах мистического тумана, казались обломками старинного замка. На каждой из них висело по зеркалу, затянутому в масивную железную раму. Драпировали их куски тяжёлого алого бархата, местами полинявшего на солнце, местами протёртого или прожжённого свечами, но от того смотрящегося не менее эффектно. Им в тон были подобраны гардины, спускающиеся вдоль высокого окна, покрывала на огромной чуть вычурной кровати и нескольких кривоногих кушетках и даже домашние тапочки хозяйки в виде двух пушистых жралей. Такой же алый ковёр, вырезанный базовой пентаграммой, располагался в центре комнаты. По нему в творческом беспорядке валялись чёрные и розовые атласные подушки, раскрытые книги, исписанные свитки и блюдца с маленькими мясными бутербродами и кофейными леденцами. Одним словом, всё в этой комнате, начиная с массивного, словно вросшего в стену шкафа, заполненного всевозможными фолиантами и артефактами, заканчивая точной имитацией человеческого черепа в качестве подставки для книг, указывало на то, что живёт здесь самый настоящий тёмный чародей с глубокой некромантской душой.

   Ну-у-у, и для молодой подмастерье-духовника тоже вполне годилась.

   - Ух как они меня достали, - проворчала Нэлия недовольно отбрасывая в сторону фантик от конфеты и поудобнее перекладывая болтун на подоконник. - Только мне удалось уговорить нашу грымзу спуститься в нижнее хранилище, как у этих куриц приступ аллергии случился. Вот скажи мне, это нормально?

   - Если нужно на ночь глядя спускаться с тобой в неосвещённый подвал, то да, - отозвался низкий, чуть хриплый голос невидимой собеседницы. - Ну, ты, конечно, лапушка, вот только не ночью в тёмном склепе.

   Хозяйка некромантских покоев сперва недовольно засопела на отсутствие должного уважения к древним тайнам, но, оценив данную ей характеристику, довольно хихикнула. Лежавшая с ней рядом котобелка, подаренная любительнице тёмных чар на восемнадцатилетние, сонно подняла с лап маленькую головку и, вытянув вперёд раздвижную челюсть, ловко выхватила из пальцев хозяйки сладость, чтобы в тот же миг притвориться спящей, накрывшись рыжим попахивающим формалином хвостом. Вообще-то, гражданским держать дома нежить, тем более не до конца изученных свойств и неопределённого потенциала, категорически запрещалось, да и желающих иметь рядом труп, пусть и зачарованный, раньше не находилось. Однако в том, что твой дедушка - помощник главного смотрителя Архивов, несомненно были свои плюсы. Плюс для Нэлии был длинною с метр, весил более шести килограмм и громко мурлыкал, поедая змей и лягушек. Помимо подвижной челюсти и характерного беличьего хвоста, составлявшего едва ли не две трети от всего тела, нежить внешне мало чем отличалась от обычного кота. Если, конечно, обычные коты имели удлинённые задние лапы, могли сносно владеть пальцами передних и слегка светились в темноте светло-черничными искорками.

   - Как же тебе повезло! - стараясь не допустить избытка зависти в голос, проговорила Нэлия, поглаживая по спине своего домашнего монстрика. - Настоящее практическое задание. Древний могильник! Может, даже встретите диких фантомов или реликтового призрака. Эх, а ещё в зоне повышенной энергетической активности. Там даже возможны спонтанные подъёмы умрунов! А меня с этими дурочками, сестричками Кольз, отправили в архивах копаться. Представляешь, всю практику потратить на то, чтобы раскладывать легенды и родовые древа по карте с выходом энергетических точек, ещё и эти курицы целыми днями перемывают кости всем знакомым. Может, на них Масика натравить?

   - И работать одной придётся, - заметила собеседница.

   - Это да, это проблемка, - в тон ей согласилась девушка, любившая в команде ощущать себя больше надзирательницей, чем сослуживицей. - С легендами работать ещё интересно, особенно древними и мрачными, как-то других я ещё не встречала, но вот эти бесконечные родовые древа. С ума можно сойти, пока на каждого ратиша соберешь по вороху бумаг и поотмечаешь на карте, где и кто из его многочисленного потомства захоронен. Одно радует, что какой-то группе явно выпадет систематировать эти записи и выводить погодовые отчёты чародейских захоронений. Кстати о записях!

   Нэлия резво подскочила с ковра, от чего её длинные чёрные волосы с яркими алыми прядями, рассыпались по спине, подбежала к кованому столику и, вытащив из-под скатерти листки с пометками, начала судорожно их перебирать в поисках необходимой.

   - Чуть не забыла. Где это у меня. Ага! Вот он! - вскрикнула чародейка, обнаружив долгожданный свёрток, слегка помятый и заляпанный многочисленными исправлениями, но ещё вполне читабельный. - Ты просила глянуть у дедушки информацию по проклятьям. У меня не было особо времени там копаться, да и деда отозвали срочно в главный корпус, там Новый Глава совсем свирепствует после разгона Совета, но кое-что я заметила. Просто одна работа наложилась на практику, а потом я ещё экспериментировала с начертаниями защитных кругов и тут показалось. Не знаю что именно, но у меня с предсказаниями никогда проблем не было, поэтому я тебе зачитаю, а ты сама смотри, почувствуешь что-нибудь странное или нет.

   Девушка села возле болтуна прокашлялась, повернула лист с заметками, ещё раз перевернула, и с какой-то торжественной важностью принялась зачитывать собственные записи:

   - Когда великое предание, сказать было неведомо (тут я не смогла перевести слово, его чем-то затёрли) приказал Крив предателя карать смертью страшнейшей из смерти могущей и Марр отгонять от трупья его и...

   - Нэл, а давай ты своими словами! - взмолилась собеседница, представляя, сколько понадобится времени на перезарядку болтуна после столь продолжительного чтива.

   Виткалова недовольно вздохнула, но подчинилась:

   - Если покороче, то армию Крива разбили из-за предательства одного из ратишей, что захотел породниться с его побратимом, но получил публичный отказ.

   - Я знаю эту историю...

   - Многие знают, - не позволила ей развить мысль чародейка, прекрасно понимая, насколько может затянуться подобная лекция. - Я видела примерный текст этого п ...