Гуманитарная помощь

Я начал было говорить, что сама идея распределения всего поровну основана на теории о том, что в мире существует только x всего, что каким-то образом мы сначала отобрали это у более бедных стран, а потому мы должны им это вернуть. Но эта теория не принимает во внимание истинную причину различий, существующих между странами – то есть развитие новых методов выращивания пищи, развитие техники для выращивания пищи и многого другого, и тот факт, что вся эта техника требует сосредоточения капитала. Важно не имущество, которое мы имеем, а способность создать это имущество. Но теперь я понимаю, что эти люди не были учеными; они этого не понимали. Они не понимали технологии; они не понимали своего времени

«Вы, конечно, шутите, Мистер Фейнман!» Ричард Фейнман

Первая военная операция по пресечению геноцида в системе Мидори

За 12 лет, 163 стандартных галактических дня до захвата заложников на планете Сараст

В школе, разрушенной взрывом ракеты, пахло гарью, паленым пластиком и кровью.

- Доложите обстановку, - просипел динамик в ухе Чаттера.

- Чисто, - сухо ответил он, продолжая разглядывать кукольное лицо молоденькой учительницы с широко раскрытыми глазами и застывшим мертвым взглядом. Ниже шеи ее тело представляло собой сплошное кровавое месиво. Рядом с ней в луже крови ничком лежала девочка лет семи. Ее клетчатая школьная юбка неприлично вздернулась, открывая тонкие ножки и цветастые трусики. Чаттер, забросив плазменную винтовку на плечо, сел на корточки и поправил ей юбку.

Солдат за спиной шумно вздохнул. Переступил с ноги на ногу и нерешительно обратился к нему.

- Нам пора уходить, капитан.

Чаттер не ответил. Он молча встал и окинул взглядом развалины. Невдалеке вперемешку с обломками парт и лежали еще несколько детских трупов. «Что мы наделали…» - металась одна и та же мысль в его в голове – «Господь всемилостивый и всемогущий! Что же мы наделали!».

- Капитан…

Что-то капнуло ему на щеку. Чаттер провел по ней ладонью и поднес руку к лицу. По ладони широко расползлись красные мазки. Несколько секунд он отстраненно смотрел на нее. Затем поднял взгляд. У дыры в потолке на выступающей арматурине висела оторванная миниатюрная кисть детской руки. В глаза Чаттеру бросилось простенькое колечко из светящегося пластика на одном из пальцев. Лицо Чаттера исказилось, и он со всей силы, в кровь разбивая костяшки, засадил кулаком в стену.

Захват заложников на Сарасте

Террорист вытащил из-за пояса странный и неуклюжий револьвер. Граф, привязанный к стулу, указал на него Перуччи глазами, но адвокат, также примотанный к стулу скотчем, так и не понял, что тот хочет ему сказать.

- Да он никак пороховой, - усмехнулся советник, - А еще полностью механический. Чаттер, ты его что, из музея стащил?

Захватчик никак не отреагировал на эти слова. Он нажал рычаг и раскрыв оружие внимательно осмотрел барабан. Затем крутанул его. Тихие повторяющиеся щелчки слились с приглушенными звуками взрывов и стрельбы снаружи здания.

Дверь распахнулась и в комнату вошел оператор в сопровождении еще двух боевиков в защитных комби. Те были вооружены современнейшими плазменными винтовками.

- Что там со связью? – спросил террорист, вернув барабан револьвера на место.

- Все готово.

- Хорошо. Тогда через две минуты выходим в эфир. Я зачитаю заявление, а потом казню этих детоубийц, - он кивнул в сторону Графа и Перуччи, - Наши до того времени продержатся?

- У нас пять альф и три беты. Остальные пока в строю. Снаружи не бьют в полную силу – боятся задеть заложников. Но если…

- Этого хватит. А сейчас… - и тут случилось нечто неожиданное, с треском выломав подлокотники офисного кресла, к которым скотчем были примотаны его руки, советник стремительно бросился к террористу. Он не успел буквально на доли секунды. Террорист выстрелил раньше и Графа отбросило назад.

Террорист приблизился к лежащему на полу советнику и методично выстрел за выстрелом разрядил в него весь барабан. Комнату заволокло пороховым дымом. Убийца отбросил револьвер в сторону и повернулся к Перуччи.

«Вот и все» - подумал Перуччи – «Права была-таки моя бывшая жена, когда говорила, что моя жадность меня рано или поздно погубит. И как это меня угораздило?». И он вспомнил как.

Планета Сараст

За 4 часа до захвата заложников по стандартному галактическому времени

Собирались молча. Слышалось лишь тихое позвякивание прилаживаемого на разгрузочные жилеты оружия и поскрипывание экзоскелетов боевых комби. Чаттер прикрыл глаза и его грубое лицо страдальчески скривилось. Перед ним снова встал призрак разрушенной мидорийской школы. Трупы детей.Долг, который он будет выплачивать до конца жизни, и да смилуется над ним господь. Он поднял руку, привлекая внимание отряда.

- Пойдем тремя группами. Первая бьет в лоб после обстрела гранатометами и отвлекает на себя внимание. Вторая ждет пока мы ее впустим с черного входа. Третья захватывает здание гуманитарного центра по соседству и ставит помехи связи. При малейшей попытке сопротивления стрелять на поражение.Адвоката и дипломата брать живьем. Биопараметры их лиц залиты в ваши искины. Увидите их – сразу пойдет предупреждающий звуковой сигнал. Вопросы?

- Как мы вообще попадем внутрь? У них неплохо защищенный периметр, - осведомился здоровенный бородач в камуфляже.

- Я вам открою, - улыбнулся Чаттер, - Я буду уже внутри с некоторыми из вас.

- У них сканеры оружия, камеры с модулем распознавания лиц и рамки на всех входах. Твое лицо во всех базах данных по галактике…

- Это уже моя проблема. Оружие я и несколько моих людей получат внутри.

- Но как…?! – удивился бородач.

- Во многих знания – многия печали, Боб, и умножающий познания – умножает скорбь, - отрезал Чаттер, и здоровяк, потупив взгляд, отступил назад.

- Какова охрана? – спросил боец со шрамом через все лицо.

- Двенадцать человек. Профессионалы. Но нас почти в два раза больше и на нашей стороне преимущество внезапности. Нас не ждут. Приходим. Берем здание под контроль. Зачитываем манифест «Щита жизни» и осуществляем трансляцию казни детоубийц.

- Требования в обмен на жизнь заложников выдвигать не будем? – осведомился молодой парень.

- Вести с Миррой переговоры – тратить время зря. Беркуты Джара как-то захватили лайнер с гражданами Мирры и потребовали освобождения нескольких своих вождей.

- Их не выпустили?

- Выпустили, - мрачно улыбнулся Чаттер, - Промыли мозги с помощью ментопрограммера и выпустили.

Один из вождей, после того как их обменяли на заложников и увезли в безопасное место, первым делом всадил нож в горло своему освободителю. Нейротроян сработал. Других успели скрутить до того, как они что-нибудь сотворили. Долго чистили им мозги. Угрохали кучу денег на нейроспециалистов и новейшие ментопрограммеры и уже почти справились, когда выяснилось, что у всех освобожденных в крови модифицированный вирус. Он убивает только тех, на чью ДНК запрограммирован и больше никого. Убивает медленно и очень болезненно. Вакцина против него есть только у миррских спецслужб. Все умерли. Двух пристрелили свои же, когда они от отчаяния попытались сбежать назад к миррцам. У кого-нибудь осталось желание вести переговоры с Миррой? – ответом ему было молчание. Он удовлетворенно кивнул, - Еще вопросы?

- Пути отхода?

- Бойцы из местного племени Менгеле, входящего в Национальный Религиозный Фронт Освобождения нападут на блок посты на другом конце города. У нас с ними разная война, но здесь и сейчас мы союзники. Здание будет, разумеется, блокировано военизированной полицией из местных, но основные силы их будут отвлечены. Делаем дело. Прорываемся и уходим. Если не успеем убраться до прибытия миррского спецназа – умрем все. Остальное в руках божьих. А теперь помолимся.

Солдаты встали, скрестив руки на груди, а Чаттер начал декламировать основную молитву. Так называемую «Молитву жизни».

«… и берегите детей, ибо они невинны, и бог живет в каждом из них и поднимающий руку на ребенка поднимает ее на бога» - закончил он традиционными словами и больше ничего не говоря направился к выходу. Остальные поправляя оружие потянулись за ним.

Планета Велла. Миррская конфедерация

За 1 год, 34 дня до захвата заложников на Сарасте по стандартному галактическому времени

Полуавтономная снайперская винтовка с искусственным интеллектом «Барон 14М», распознала лицо цели и едва заметно повела стволом провожая зрачком камеры намеченную жертву. Ее искин прикинул влажность воздуха, сделал поправку на ветер и на силу Кориолиса. Затем раздался выстрел. Зашифрованный видеопоток, переданный оружием нырнул в вирт и вынырнул на глазных е-линзах оператора. Ян Пшенко, один из боевиков «Щита жизни», вгляделся в лицо мерзкого детоубийцы Перуччи, ухмыльнулся, протянул руку, взяв бокал, и сделал большой глоток минералки. Яна и его снайперскую винтовку, установленную в крохотном окошке чердака колокольни собора Пресвятой Алурии Сиамнийской, охранительницы детей и беременных женщин (и да, выбор именно этого места был отнюдь не случаен), разделяло около тысячи километров и Срединный океан. Еще километра два отделяло ко ...