Фотография

Елена Ивановна Кршижановская

Фотография

Мой брат Женя поступил на завод работать слесарем. Сперва всё было хорошо. Он приходил вовремя, шутил, как и раньше. С ним очень весело.

А потом он стал возвращаться всё позднее и позднее, больше не читал мне книжек, не брал с собой гулять. В общем, стал я жить, будто и нет у меня брата. Он теперь молчит, всё думает.

Как-то раз я проснулся, а Женя сидит за столом, лампу затемнил полотенцем и быстро пишет. Глаза у него блестят, улыбается вовсю, даже тихонько поёт.

Опять мой брат сделался весёлый! Я хотел крикнуть что-нибудь смешное, — пускай ему ещё веселее станет.

Но вдруг он посмотрел на дверь, открыл ящик стола и спрятал листы бумаги, на которых писал. Потом схватил книжку — будто читает.

Вошла мама и сказала:

— Спать пора, поздно!

— Ещё полчасика, мама. Книга интересная.

— Ну смотри, недолго. Выдумал по ночам сидеть!

Когда мама ушла, Женя достал листы и опять начал писать. Зачем он обманывает маму? Раз прячется, — значит, что-то нехорошее придумал. Хотел я посмотреть, что дальше будет, но не удержался и заснул.

На другой день я даже не мог в детском саду играть с ребятами. Сидел в уголке и волновался за Женю. Вдруг он что-нибудь ужасное делает?

Тут наша воспитательница стала нам читать книжку. Я люблю слушать и сразу увлёкся, даже про Женю забыл. Сказка интересная, как один парень клад нашёл — зарытые сокровища.

И я вспомнил, что Женя искал клад, когда был маленьким. Он мне сам рассказывал, ещё смеялся, какой он глупый был.

А может быть, он и теперь ищет клад? Я обрадовался. С кладом возиться — неплохое дело. Вот и в сказке хвалили того, кто нашёл клад.

Значит, Женя ищет клад. Конечно. Наверное, вчера ночью записывал про место, где надо искать! Как это я сразу не догадался!

Вечером, когда мы с Женей остались вдвоём, я взял его за руку и сказал:

— Женечка, миленький, вот честное октябрятское! Никому не скажу, возьми меня с собой.

— Куда? — удивился он.

— Клад искать. Я всё знаю.

— Да ты что? Температура у тебя высокая, что ли? Какой клад?

Тогда я ему рассказал про клад. А Женя начал смеяться, чуть со стула не упал.

И не сознался мне. Раз так, — не надо. Пускай ищет сам хоть десять кладов. Мне какое дело.

* * *

Прошло три недели. Я с братом почти не разговаривал. Он всё бегал куда-то, а потом уехал в дом отдыха. Ему дали путёвку. Я не спрашивал, за что, неинтересно мне знать.

Вышел я как-то раз погулять. На стенке нашего дома висит газета. Там бывают разные картинки.

Взглянул я на газету и… даже присел. Большая фотография, и там Женя! Конечно, он: волосы торчат на макушке, и белым заборчиком — зубы. Смеётся.

Зачем его, показывают в газете? Значит, действительно натворил что-то. Читать я не умею ещё. А хочется узнать, в чём дело. Брат он мне всё-таки, жалко.

Подошёл какой-то мужчина. Я говорю:

— Скажите, пожалуйста, что написано про этого дяденьку? Что он сделал?

— Ишь ты, уже новаторами интересуешься! — удивился мужчина. Он вежливый такой оказался: прочитал мне всё-всё про Женю.

Конечно, я не запомнил всего, но понял вот что: Женя придумал для слесарных станков механизированные тиски.

Теперь слесари на таких станках будут работать вдвое быстрее. И такие тиски будут на всех заводах!

Я не выдержал и сказал мужчине, что это мой брат. Мужчина сперва не поверил, а потом несколько раз посмотрел то на меня, то на газету и сказал:

— И правда, похож. Ну поздравляю, повезло тебе с братом. Он доброе дело сделал, слесарям теперь легче будет работать.

* * *

В воскресенье мы с мамой поехали в дом отдыха — навестить Женю. Мама радовалась, говорила, что он замечательно поправился на свежем воздухе. А по-моему, он такой же, как был, только веснушек стало больше от солнца.

Целый день мы провели у него, и нам втроём было очень хорошо. А когда Женя прощался со мной на вокзале, я спросил:

— Почему ты от нас с мамой скрывал всё?

— Для чего зря болтать раньше времени? Вдруг ничего бы не получилось, — сказал Женя, обнял меня и шепнул: — Не сердишься больше, что мы клад не искали?

— Ну вот ещё, — ответил я и тоже крепко обнял брата.

...