Скульптор Лунного Света 30

Annotation

Книга о виртуальной реальности. Главный герой Хэн стремится всеми силами выплыть из бедности благодаря компьютерной игре.

Скульптор Лунного Света

Глава №1 Ужасная катастрофа в скалистом каньоне

Глава №2 Огненный воитель

Глава №3 Гора Тубкал

Глава №4 Новая статуя в городе

Глава №5 Тернистый путь черного рыцаря

Глава №6 Статуя на площади

Глава №7 Ненасытная жажда власти гильдии Гермес

Глава №8 В поисках утраченного Бахармонга

Глава №9 Ужасные монстры Антарозы

Глава №10 Путь одинокого воина

Примечание

Скульптор Лунного Света

Глава №1 Ужасная катастрофа в скалистом каньоне

Виид был переполнен глубокими мыслями.

"Знаете, а ведь я на самом деле далеко не гений."

Его школьный аттестат были не очень хорошим. Но он считал, что его страна была жертвой бездарных идей.

"Конечно, мои оценки за экзамены были слабые, но по факту я учился довольно неплохо. Ох, это мне напомнило историю с экзаменом по этике… Все было очень плохо."

Воспоминания об учителях, которые ругали его, снова пронеслись в голове. Наверное, крупнейшим достижением современного прогресса была отмена телесных школьных наказаний! В любом случае, его план выманить Саллионов прошел успешно.

"Они попали в ловушку, которую мы им устроили. Хахаха!"

"Убейте их. Давайте поймаем их и съедим заживо!"

"Ууууу!"

По всему скалистому каньону прогремел вой монстров! Не считая слабого водного потока, весь каньон был забит Саллионами, которые держали в своих руках копья и луки. Вряд ли кто из континента остался бы спокоен, увидев такую сцену. Ведь любой, кто попался бы в такую ловушку, был бы окружен и убит! Вся группа Виида чувствовала довольное сильное давление со стороны. Пальцы Пейла, держащие стрелу, задрожали.

"Нет, я, конечно, крутой лучник, но это уже перебор…"

Со стороны это выглядело невозможным! Саллионы продолжали издавать дикие вопли. Это было специально для того, чтобы поднять мораль перед боем. Все это очень влияло на их боевые характеристики.

"Не дайте сбежать людишкам. Они будут нашим ужином!"

"Дааа!"

Воины радостно кричали о того, что находятся в самом безопасном месте каньона. По примерным расчетам, собралось где-то 3000 Саллионов. Горы Харсел были довольно крутые, так что для игроков это было самое ужасное место встретить монстров. Желтый заплакал горькими слезами:

"Мууууу…"

Ему казалось, что теперь-то из него точно сделают стейк. Королевская Гидра направила свои девять голов в разные стороны. Черная Имуги раскрыла свои крылья для взлета. Летающие скульптуры могли сбежать по воздуху, так что тем, кто был на земле, повезло меньше. Но, несмотря на страх, они решили остаться здесь. 47 скульптур с Джиголаса решили сражаться до самого конца.

"Может быть, я смогу убить еще парочку перед смертью…"

"Даже если я погибну…. у меня нет сожалений."

Скульптуры Джиголаса решили биться насмерть. Но вот Ледяной дракон, Золотой человек и Виверны вели себя довольно спокойно.

"Наш хозяин явно что-то замыслил."

"Он не такой дурак, гол-гол-гол!"

"Он бы не позволил нам просто так умереть. Нам еще придется работать и работать."

Они уже не раз попадали в передряги с Виидом, поэтому подобная ситуация была для них нормой. Особенно Ледяной дракон и Виверны слишком хорошо знали Виида. В то же время, вопли становились все сильнее – Саллионы явно готовились к бою. Они решили использовать луки! Им было удобно целиться с высоких склонов в скалистом каньоне. Саллионы имели зазубренные стальные стрелы, да и стреляли метко. Так что, выбор себя оправдывал. Если бы сражение началось, на группу Виида полился бы стальной дождь. За исключением Феникса и Королевской Гидры, остальные были бы в опасности! Летающие существа могли бы подняться в воздух, чтобы снизить уровень риска, но решили остаться на земля, чтобы защитить своего хозяина. Скульптуры столкнулась с тяжелой ситуацией. Если бы вдруг кто-то из них умер, то Вииду пришлось бы создавать новые скульптуры, так что потери были неуместны. Но на лице Виида была его любимая гнилая улыбка.

"Но, все же, я гений."

Сегодня был явно хороший день для внезапных пакостей, правда, Виид все оттягивал приятный момент.

"Виид, пожалуйста, сделай хоть что-нить."

После слов Ирен Виид вытащил скульптуру. Это была скульптура этого скалистого каньона! Юрин нарисовала карту детально, поэтому он смог сделать скульптуру – из зеленого нефрита. Его продвинутый 9 уровень и использование ценных материалов означало, что должно получиться, как минимум, Прекрасное произведение.

"Я здесь немного напортачил, но да ладно… пойдет."

В тот же момент Саллионы прекратили свое представление и начали натягивать стрелы. Друзья Виида уставились на скульптуру. Сурка, которая стояла рядом, спросила:

"Ты хочешь использовать Скульптурное Разрушение?"

Когда его очки искусства превращались в очки силы или ловкости, он обретал невероятную боевую мощь. К тому же, он носил Божественные рыцарские доспехи. Если бы он использовал Крылья Света и взлетел на утес, он мог бы ворваться в стан Саллионов. Но не в этом был весь план.

"Нет. Сейчас я использую… Великое природное бедствие!"

– ---------------------------------------

Вы использовали Великое природное бедствие!

20 очков искусства было потеряно.

20 000 здоровья и маны было поглощено.

Вся статистика временно снизилась на 15% в течении 3 дней.

Близость к природе понизилась.

Великое природное бедствие можно использовать только один раз в день.

Во время великого бедствия есть возможность понижения или повышения славы в зависимости от нанесенного урона.

Есть опасность погибнуть во время бедствия, поэтому будьте осторожнее.

– ---------------------------------------

В скалистом каньоне, куда Виид заманил монстров, внезапно произошла катастрофа. Вот какой у него был план! Правда, была одна маленькая проблема – в зависимости от ситуации необходимо было немного времени для его активизации. Время для каждого бедствия было разное, поэтому невозможно было предугадать исход. Группе нужно было сосредоточиться на защите до того момента, пока оно не грянет.

"Кх-кх, такие моменты – мои самые любимые."

Во время больших сражений Виид обязательно любил что-нить спеть. Напряжение во время битвы Саллионов и скульптур нарастало. И представьте, если в такой неподходящий момент все бы услышали человека, которому слон наступил на ухо! Но Хварен, вся в ожерельях и своих новых рубиновых серьгах, вышла вперед.

"Я попробую выиграть немного времени."

Под прицелом Саллионов она вышла вперед и запела:

"Очнувшись, улыбаюсь ото сна.

Душа моя играет как струна.

Хочу тебя я обнимать…

За это жизнь готова я отдать."

Нежный голос Хварен распространялся по всему каньону. Она была танцором с высоким навыком пения. Средний 4 уровень! Хотя в бою она была слаба, пользы приносила не мало. Именно поэтому танцоры всегда так приветствовались в группах. Несмотря на страх, ее тело уверенно двигалась в завораживающем ритме. Ее навык пения делал ее голос очень мягким и красивым.

"Вау!"

"Она поет."

"Не обращайте внимание. Нужно поймать их!"

Казалось бы, это похоже на ту ситуацию, когда известный певец вдруг бы остался без микрофона посреди концерта. Однако талант Хварен сам по себе не требовал чего-то большего. Не нужен был дорогой микрофон той, чей талант и так позволял высвобождать такие приятные звуки.

"Хочу увидеть я тебя,

Твое я нежное дитя,

Развей же ночь, ко мне придя."

Она пела все громче и громче. Благодаря среднему уровню навыка пения на весь скалистый каньон был слышен ее нежный голос. У нее был сильный голос и правильный ритм. Едва услышав сладкий голос Хварен, Саллионы тут же замерли. К тому же, пространство в скалистом каньоне создавало отличную акустику!

"А эта женщина неплохо поет."

"Было бы жалко ее убивать"

"Может сделаем ее рабыней?"

Саллионов постигло сомнение.

"Хоть возрасты любви покорны,

Давай не будем же притворны.

Отдал ты сердце ей, другой.

Зачем же так, подлец какой."

Вся прелесть песни вдруг резко стала теряться. Хварен тоже заразилась сумасшедшими песнями Виида. Но, не принимая во внимание текст, мелодия и звук были потрясающими. Ее невероятный голос играл звуками, то опускаясь до баса, то поднимаясь до сопрано. Она пела, используя все свои возможности. Беллот тоже присоединилась, вытащив арфу и начав игру.

"От дочери твоей меня тошнит,

Как будто у меня гастрит.

Нет, к врачу ее бы лучше ты сводил,

Чтобы из нее весь гной повыходил."

Не удивительно, что она получила прозвище Фея за свои представления. Она была молода и имела чарующий вид. Ее песни были наполнены яркими эмоциями ...