Беликов Александр

ОЧЕРЕДНАЯ ТУФТА

1. Утро. 8-00

Восемь часов. Это жестоко. Спать охота, просто нет сил. Теплая постель не дает сосредоточиться. Она так и тянет поспать еще часок.

Олег огромным усилием воли заставил себя встать — нельзя же так мучать организм. Сегодня дашь ему поблажку, а завтра он потребует большего. Hо нужно еще и в институт успеть, ведь скоро сессия, а препод по экономике не любит прогулы и может на экзамене прицепиться.

Легкая разминка для разгона крови. Теперь в ванную — зубы почистить, побриться.

«Интересно, кто это с утра пораньше звонит?»

— Алло!

— Олежек! Здравствуй! — это была Марина, любимая девушка, с которой он уже был три года.

— Привет, Марусь! Что случилось?

— Ты не сможешь приехать ко мне?

— Hе знаю, Марин, у меня сегодня в институте загруженный день. Да еще с курсовой нужно заканчивать. Я, конечно, постараюсь, но не обещаю.

— Hу я жду тебя, милый. Очень жду. Приезжай по-раньше. Пока. — Марина положила трубку.

«А может ну его к черту, этого Михал Васильича с его экономикой? Поехать к Марине, забыть про все? И курсач подождет.»

«Нет… Нельзя… Лучше в институт заедешь, на паре отсидишь. А вот курсач действительно подождет.»

Олег посмотрел в зеркало, погладил свежевыбритый подбородок и усмехнулся этому диалогу самого с собой…

2. Утро. 9-45

«Мороз градусов двадцать, не меньше», подумал Олег. Теплая дубленка никак не могла согреть его. Уже сорок минут он стоял на автобусной остановке и ни один автобус еще не подошел. Опаздывать не хотелось.

Взмахнув рукой, Олег остановил «Жигуленка».

— За полтинник до пединститута?

— Садись.

Жалко, конечно, полтинник отдавать, но куда деваться? К Михал Васильичу лучше не опаздывать.

— Студент? — Водитель, мужчина лет под сорок, с усмешкой посмотрел на Олега.

— Да. Автобусы что-то не ходят, а опаздывать нельзя.

— Автобусы… Забастовка у них, опять зарплату задерживают. Вот они и не ходят.

— Ясно.

— Да, довели страну… — водителю явно было скучно…

… К институту подъехали за 7 минут до начала пары.

— Спасибо. — Олег отдал водителю полтинник и бегом побежал через дорогу в сторону института…

… — Олежка! Ты на речку пойдешь? — это был Витька из соседнего подъезда.

Он всегда чего-то придумывал — то голубей на крышах ловить, то на речку на другой конец города идти. Бывало перед школой вывалят машину щебня, а Витька с нее запрыгивает на крышу школы как кузнечик. И как только у него это получалось, ведь на третий этаж никто не мог запрыгнуть. А он мог. И потом на велосипеде съезжал прям по воздуху. Олег всегда удивлялся таким способностям Витьки.

Придя на речку, Олег увидел гладкую белую поверхность реки — она была покрыта льдом.

«Странно», — подумал он. — «Лето на улице, а тут вдруг лед. Как же мы купаться будем?»

— Витька! — позвал он. Hо Витьки нигде не было. Вокруг были огромные деревья, на которых висели арбузы. Ничего не понимая, Олег подошел к реке.

Льда не было.

«Очень весело». Поверхность реки была идеально гладкой и не удивительно — воздух был неподвижен, на небе не облачка. Вот только солнце куда-то делось. Олег посмотрел в зеркальную поверхность реки и увидел яркий свет.

«Солнце. Вот же оно! Hо почему на небе его нет?»

В этот момент он услышал, что его зовет мама. Оглянувшись, Олег не обнаружил деревьев с арбузами. Вместо этого он увидел старый особняк из красного кирпича. Hа балконе особняка стояла мама и звала Олега. Особняк одновременно был родным и незнакомым. И одновременно пугающим. Его царское величие напоминало учебник истории древнего мира — те же колонны, те же полуобваленные стены. И странно — около дома стоял немецкий танк «Тигр», но почему-то без гусениц и с заведенным мотором. Около танка стоял Дед Мороз с противогазом в руках и весело смеялся. Неожиданно танк двинулся в сторону Олега. Ревящий мотор выделял огромное количества дыма, который ничем не пах, но в то же время. не давал дышать. Подъехав вплотную к мальчику, танк неожиданно превратился в слона и его хобот, мгновение назад бывший пушкой, нежно дотронулся до головы Олега. Его прикосновени было одновременно и нежным и вызывающим боль. И еще эти выхлопные газы от двигателя танка, которые почему-то не хотели рассеиваться. «Ведь это не должно привести к потере давления.»

Олег сделал шаг назад и почувствовал…

3. Вечер. 18–23

…как острый скальпель вскрывает ему грудную клетку. Вокруг были врачи в масках. Яркий свет медицинской лампы почему-то не раздражал левый глаз, который остался не тронутым, суета врачей казалась такой далекой. И ощущение того, что сердце в чьих-то руках, тоже не пугало. Пугало другое: болела голова, болели руки, болела грудь. Hо не болели ноги. Их как будто не было. Hо в какой-то момент суета прекратилась, свет потух. Поверх открытого глаза Олега легла белая простыня…

…В коридоре больницы мать звала Олега, не обращая вниманиена медсестер, пытавшихся ее хоть как-то успокоить. Врачи объясняли Марине, что они сделали все возможное, но удар КамАЗа, под который попал Олег, не оставил ему никаких шансов. Поразительно то, что он еще прожил почти девять часов с поврежденным черепом, с переломанным пожвоночником, с разорванной печенью.

Hо Марина не слушала врачей. Она собиралась к Олегу…

...