Читать онлайн "Дело о последнем параде"

Автор Воробьев Андрей

  • Стандартные настройки
  • Aa
    РАЗМЕР ШРИФТА
  • РЕЖИМ

Андрей ВОРОБЬЕВ, Михаил КАРЧИК. ДЕЛО О ПОСЛЕДНЕМ ПАРАДЕ (ОШИБКА В ОБЪЕКТЕ)

Пролог

Акулаев так и не решил, повезло ему сегодня или нет. С одной стороны он уже лет десять, с выпускного школьного бала, не встречал Белые ночи. И это занятие ему нравилось, ибо в центре Питера было замечательно по-прежнему. С другой стороны, Акулаев не просто прохлаждался. Он сторожил падчерицу своего хозяина — бизнесмена Анатолия Семеновича Даутова.

Охрана проходила так, как определил непосредственный шеф Акулаева — Гриченко, отвечавший за безопасность девчонки. Сзади Нины, гулявшей в сопровождении университетской подружки, шел Акулаев, а его напарник — Михайлов следовал впереди. Телохранителям приходилось выполнять сразу два приказа: начальник велел не спускать с Нины глаз, а подопечная попросила делать это так, чтобы не попадаться ей на глаза: мол, амбалистые туши надоели. Хоть в Белую ночь от них отдохну. Поэтому охрана держалась на приличном расстоянии от оберегаемого объекта.

Конечно, Гриченко должен был сам присутствовать на месте и наблюдать за работой своих людей. Но он, по мнению Акулаева, совершенно справедливо рассудил: двух парней вполне достаточно, чтобы девушка даже в час ночи чувствовала себя на набережной Мойки как в офисе отчима. И Гриченко отправился за город, любоваться природой на берегу Финского залива в компании друзей-подружек.

Акулаев не мог с ним не согласиться: отец девчонки — столь важная шишка, что вряд ли кто рискнет «наехать» на такую семейку. У Даутова майоры и полковники на мелких поручениях. С ним ссориться — себе дороже. Так что, кто наехал — тот отъехал. А гопники в здешних местах не бродят. Не те края. За полчаса, которые Нина с подружкой просидела в открытом кафе, неподалеку от Конюшенной площади, к ней лишь два раза подсаживались компании: какие-то курсантики-лейтенантики (у них сегодня выпуск) и пьяные, но, по обычному вежливые, интер-туристы. Девочкам их общество не приглянулось и скоро подружки опять тянули коктейли в одиночестве. Охране можно было не волноваться, покуривать, да поглядывать издалека.

И все же Акулаев чувствовал себя немного дискомфортно. Начальник, небось, сидит сейчас возле баллона с любимым своим «Невским» (какая гадость!) и лущит сухих карасей. А здесь напитки употреблял только охраняемый объект, бодигардам же приходилось облизываться глядя издалека. Помня уговор с девчонкой, Акулаев не рисковал приблизиться, сесть за столик кафе и заказать кружечку пива.

А зачем в кафе? Ведь рядом круглосуточный магазин. Акулаев спустился в подвальный шопчик, где перед прилавком стояла небольшая очередь. Как всегда ночью она двигалась медленно. Охранник уже хотел протянуть продавщице десятку, но его толкнул мелкий мужичонка, в грязной и штопаной куртке китайской фабрикации. Мужичонке не терпелось, чтобы девушка взяла кучу мятых и мелких бумажек из его рук в обмен на какой-нибудь бомжатский «лучистый напиток».

— Ты че, на поезд спешишь? — Скорее удивился, чем рассердился Акулаев, стараясь одновременно отпихнуть мужичка и не запачкаться при этом.

— Местным — без очереди. А ты пей пиво в своих Шушарах, — визгливо выкрикнул мужичок.

— Может, хочешь инвалидом стать? Тогда всегда без очереди пойдешь, — Акулаев все еще был настроен добродушно, хотя этот сепаратизм Невского проспекта уже начал его доставать. Мужичок в ответ прошипел — мол, давно не бил морды шушарским гопникам и замахнулся. Акулаев демонстративно занес кулак, но сзади завизжала продавщица: на улице хоть убивайтесь, а тут не позволю, сейчас милицию вывозу. Акулаев согласился и пошел наверх. К его удивлению мужичок не отстал, а повис на руке.

Уже на улице телохранитель сообразил, что в его обязанности не входит разбрасывать по тротуарам тушки местных бомжей. Вот если бы в подворотне… Его противник явно был телепатом: он схватил Акулаева за пиджак и потянул под соседнюю арку.

— Ну, козел, напросился, — обрадовался Акулаев. Он размашисто отвел руку…

Которую кто-то, вышедший из темноты перехватил и заломил за спину. Акулаев ничего не успел понять, как на голову обрушились два профессиональных удара, и он сполз по стене. Мужичонок нагнулся к нему, взял за шиворот и, на всякий случай, еще раз стукнул головой о каменный выступ. Потом достал трубу:

— Первый готов. Переходим ко второму…

— Ты знаешь, что я подумала впервые увидев Венецию? — Говорила между тем своей подруге Лене, приемная дочка Даутова — Нина, прихлебывая коктейль «Маргарита».

— И что же?

— Наш город называют Северной Венецией. А кроме этого Северной Пальмирой. Но я рада, что настоящую Пальмиру занесли пески, чтобы не разочароваться. В Венеции такие каналы — на каждом шагу. А у нас, пожалуй, всего три или четыре настоящих венецианских местечка.

— За то мы сидим на одном из них, — мечтательно вздохнула Лена. И знаешь, так приятно иногда отдохнуть от ухажеров. Мухи хоть зимой не липнут, а эти — круглый год…

Лена продолжала трепаться, но Нина, почти ее не слушавшая, вглядывалась в даль. Волшебная смесь лимонного сока и текилы уже сделала свое дело и, как нередко бывает, Нине казалось: они не в Питере и, даже, не в Венеции, а в каком-то другом, несуществующем волшебном городе, который можно увидеть лишь во сне…

Впрочем, нет, в таком городе вряд ли происходят такие уличные сцены. Вот, шагах в двадцати впереди нее, к высокому парню, курящему на набережной, подошли трое пьяных гуляк и, почти валясь на него, завели обычный пьяный базар. Кстати, этого парня я где-то запомнила. Не мой ли это телохранитель? Пьяная троица, между тем, шла по набережной дальше. Высокий парень уже на прежнем месте не стоял. Куда он делся? Вроде бы рядом спуск к воде. Видно пошел справить малую потребность…

— … все равно тебе не поверю, пока сама не побываю в Венеции, — донеслись слова Лены.

— Побывай, — ответила Нина. Там в каналы не писают даже ночью.

Она допила коктейль и встала. Пора идти дальше. Как раз к разводу мостов…

— Второй готов, — сказал в трубу тот же «сепаратист». Он скинул грязную куртку, и было видно: мужик только косил под придурковатого бомжа. Второй охранник действительно лежал на гранитной площадке, почти у воды. Рядом — пустая бутылка и любой принял бы его за нерасчетливого пьянчугу.

— Она по-прежнему в кафе с подружкой? — Уточнил далекий координатор.

— Да. Брать?

— Вокруг люди сидят?

— Какие-то финики.

— Подожди пять минут. Если не встанет — берите прямо в кафе.

Словно облегчая задачу группе захвата, подруги встали и пошли по набережной. Тотчас же навстречу им двинулась та же пьяная троица. Между ними и девушками расстояние было шагов десять. Казалось, что только кто-нибудь из троих здоровяков разожмет руки, так на камни рухнут все трое. Однако трио продолжало движение. Неподалеку притормозил «джип» — шофера настолько заинтересовало происходящее, что он открыл переднюю дверцу, а затем зачем-то и заднюю.

До девушек оставалось уже шага три. Нина только сейчас посмотрела на этих придурков, которые нажрались в центре столицы бывшей империи как на свиноферме деревни Забулдыгино и замерла от удивления. Даже в полумраке белой ночи было видно: у парней абсолютно трезвые глаза. Тогда зачем все это?

Нина ничего не успела понять, ибо случилось происшествие, которое не предвидел разработчик операции. Два подвыпивших лейтенанта, получившие в этот вечер долгожданные погоны, прогуливались по проезжей части, потягивали пивко из бутылок и уже минуты три наблюдали за приятными подружками. Поэтому, когда перед изящными барышнями появилась еле держащаяся на ногах жлобская компания, ребята решили познакомиться с красотками, оказав им сперва мелкую услугу. Обогнув «джип», молодые офицеры вскочили на гранитный поребрик и встали перед девушками.

— Господа, — выпитое пробудило в одном из лейтенантов непривычную вежливость, — господа, разве вы не видите, что дамы не нуждаются в вашем обществе?

Жлоб, державшийся посередине, вынул пистолет и молча махнул рукой лейтенантам: проваливайте, тут серьезные дела. Но военные, мешавшие весь вечер водку с шампанским, трезвыми не были. Они так и не поняли, в какую передрягу попали. Один из них даже разозлился.

— Засунь зажигалку себе в ж…, ты, салага, дешевый брокер.

Пистолет был по прежнему направлен на офицера и тот, сам не ожидая — так импровизируют лишь пьяные — прыгнул вперед, заехав ногой в пах жлобу со стволом. Бандит с громким кряканьем свалился на гранитную набережную. Второй жлоб шагнул вперед и лейтенант, сбитый мощным ударом ботинка, отлетел на три шага, прокатившись по асфальту. Товарищ упавшего оказался рядом и разбил почти пустую пивную бутылку о голову нападавшего, который хотя устоял на ногах, но закачался и на несколько секунд выбыл из игры.

На набережной друг против друга стояли лейтенант, с «розочкой» в руках и третий бандит. Но поединка не получилось. Что-то блеснуло в полумраке, раздался выстрел и удивленный офицер шагнул назад. На его белой рубашке начало расплываться красное пятно. Второй выстрел и свежий лейтенант свалился на камень.

Нина первая вышла из оцепенения. Она схватила Лену за руку и, что-то крича, кинулась со всех ног, в направлении кафе, где девушки только что сидели. Сзади раздался топот: впереди неслись два бандита, а третий — ковылял чуть поодаль, все еще не в силах распрямиться. Всего на секунду преследователей задержал товарищ погибшего офицера: он встал, но тотчас же снова оказался на асфальте. Бандиты пару раз его пнули и помчались дальше.

* * *

В отличие от Акулаева, старший сержант Сергеев работал белыми ночами постоянно: дежурил возле японского консульства. Пост был простой, ему уже давн ...