Читать онлайн "Рассказы"

Автор Воробьев Андрей

  • Стандартные настройки
  • Aa
    РАЗМЕР ШРИФТА
  • РЕЖИМ

Андрей Воробьев Рассказы

ПОД РАЗВЕСИСТОЙ КЛЮКВОЙ

Когда-то, во времена СССР за «бугром» был снят фильм о нашей стране. Уже само название шедевра о многом могло бы сказать знатокам: «Под развесистой клюквой». Можно представить, какая ахинея была в самом сюжете…

Но творчество — дело тонкое. Тем не менее, восхищаясь авторскими шедеврами, невольно задумываешься: почему, скажем, в «родном» фильме Э. Рязанова герой-любовник Паратов, идя кататься к своей «Ласточке», гордо несет зонт с ручкой из белого металла? — Ведь в эпоху «жестоких романсов» использовались зонты с деревянными ручками. Впрочем, если уж великие творцы позволяли подобные вольности — что уж говорить о создателях многочисленных нынешних телефильмов на темы криминала?..

Оговорюсь сразу: в романах и сценариях опытного юриста Елены Топильской и в помине нет той глупости, которую умудрились вставить в сериал «Тайны следствия» киношники. Например, В 31–32 серии женщина, обвиняемая в убийстве и содержащаяся длительное время под стражей, появляется в суде. Безукоризненный макияж, в ушках кокетливо поблескивают золотые сережки… Стоит ли объяснять, что в действительности в подобных случаях все украшения и косметические средства изымаются?

Оригинальны в «Тайнах следствия» и познания эксперта. Так, в 21-ой серии, проведя предварительный наружный осмотр трупа на месте происшествия (при этом с трупа одежда не снималась), эксперт уверенно заявляет: «Калибр 9 миллиметров. Пистолет Макарова». Какой же глубокой фантазией следует обладать, чтобы на глазок дать заключение, которое, в действительности, с определенной степенью вероятности можно сделать, лишь проведя судебно-медицинскую экспертизу со вскрытием трупа и, дополнительно, судебно-баллистическую экспертизу?

Не менее удивителен и эксперт в «Возвращении Мухтара». Отвечая на вопрос следователя, он уверяет, что «судя по длине и форме лезвия (ножа — А.В.), били именно этим». Причем, уверяет без тщательного осмотра трупа, исследования раневого канала, замеров параметров ножа. А ведь еще на четвертом курсе приличного юрфака изучают криминалистику и знают, что лезвие — не более чем режущая, достаточно узкая часть клинка ножа. И поэтому, если уж говорить о какой-либо форме, так именно о форме клинка, а не лезвия. Идентифицировать только по лезвию орудие убийства (нож) при колотом ранении невозможно.

В «Морских дьяволах-2» («Южный ветер») следователь приходит на задержанную шхуну с экспертом. Тот самостоятельно осматривает труп. При этом эксперт не только умудряется «на глазок» определить калибр оружия, из которого был убит человек, но тут же извлекает из тела две пули, а также снимает с трупа амулет. Постановщикам фильма явно невдомек, что, разглядывая пулевое ранение, на глаз определить калибр оружия невозможно. Неизвестно им и то, что осмотр места происшествия и осмотр трупа производятся с участием понятых (статьи 177, 178 Уголовно-процессуального кодекса России — УПК). И лишь в исключительных случаях (например, в труднодоступной местности или при опасности для жизни и здоровья людей) разрешается работать иначе (ст. 170 УПК). При нарушении данного правила любая добытая улика будет ничтожна (ст. 75 УПК). Не стоит путать наружный осмотр трупа на месте происшествия со вскрытием и внутренним исследованием трупа. Именно в последнем случае, с соблюдением определенных правил, допускается извлечение пуль из тела. Ну и совсем непонятно, какое право имеет эксперт самостоятельно что-то изымать с места происшествия — это исключительная прерогатива следователя.

Впрочем, о понятых забывают и в других фильмах. Скажем, в «Сдвиге» именно так проходит опознание, причем, статисты уходят из кабинета, даже не удосужившись подписать протокол. Грош цена такому «опознанию».

Если кто-то думает, что в наших сериалах лишь эксперты блещут беспросветной глупостью, то глубоко ошибается. В упомянутом «Возвращении Мухтара» «мудрый» следователь заявляет: «Дело об ограблении можно считать закрытым». Все бы хорошо, да только, согласно сюжету, речь не шла о разбойном нападении, сопряженном с убийством и изнасилованием. Грабеж (для сведения создателей очередного «шедевра») — открытое хищение чужого имущества, не связанное с применением насилия. На худой конец, с применением насилия не опасного для жизни и здоровья, либо с угрозой применения такого насилия (ст. 161 УК России). Разбой — нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное применением насилия, опасного для жизни и здоровья, либо с угрозой применения такого насилия (ст. 162 УК). Думаю, напоминать, что означают слова «убийство» (ст. 105 УК) и «изнасилование» (ст. 131 УК) нет нужды. Во всяком случае, все это отнюдь не ограбление. (Справедливости ради отметим, что следователь из «Возвращения Мухтара» занимался и расследованием кражи вещей с балконов квартир. Но кража — тоже не открытое, а тайное хищение чужого имущества — отдельный состав преступления, квалифицируемый по ст. 158 УК).

В недавно разрекламированных «Тайнах следствия-9» (к созданию которого автор романов Елена Топильская никакого отношения не имеет) «опытные» сотрудники полиции тоже несколько раз глубокомысленно говорят о грабеже казино. А по ходу сюжета разбойник, угрожая пистолетом, пытается похитить деньги из этого увеселительного заведения, что значительно «увеселяет» сериал.

И в «Центральном округе» выпускник Высшей школы милиции, рассуждая о разбойном нападении на магазин, выдвигает версию, что это, дескать, был «акт ограбления с целью наживы». Подобным образом рассуждает начальник отдела уголовного розыска из «Ментов», докладывая: «Двойное убийство. Совершено бандой Митяя с целью ограбления». И, кажется, никто не подозревает, что грабеж — лишь один из видов (способов) хищения. А если уж «двойное» убийство (правильнее: убийство двух лиц) происходит в ходе разбойного нападения, совершенного бандой, то цель этих убийств — отнюдь не грабеж.

В первой же серии «Морского патруля» старший оперуполномоченный уверяет, мол, 8-летняя девочка не может опознать преступника «потому, что по закону ее слова не имеют силы». — Беспросветная чушь: во-первых, ни в одном законе ничего подобного нет, а, во-вторых, известно множество случаев, когда маньяки и насильники получали по заслугам именно на основе показаний малолетних жертв (даже — 3-4-летних).

«Компетентность» творцов сериалов безгранична. В «Часе Волкова» («Котлован») герой, осматривая труп и, рассуждая о вероятном несчастном случае (то есть, уголовное дело еще не возбуждено) говорит подчиненным милиционерам: «Надо бы допросить строителей». Все бы хорошо, но допрос — следственное действие и допускается лишь при расследовании уголовного дела. До этого можно только беседовать с очевидцами и получать у них объяснения.

Порой создается впечатление, что в наших фильмах дебилизмом страдают чуть ли не все герои. Так, в сериале «Крот» смакуется убийство. Злодеи, находясь в движущейся автомашине, очередями из двух автоматов Калашникова, истратив по 12–15 патронов каждый, расстреливают человека, находящегося от них на приличном расстоянии. После прибытия на место преступления милиции очевидец говорит, что «стреляли профессионалы». «Я тоже заметил, — спешно соглашается умнейший милиционер, обозревая издали место преступления, — ни одной пули мимо»!

А вот заявление «Мухомора» — начальника отдела милиции в сериале «Опера. Хроники убойного отдела» (фильм «Автокоп»): «Наружка сообщила, что только что обнаружила: в «Мерседес» заложили пять килограммов тротила». — Гениально! Именно тротил, и именно 5 кг. Неужели сотрудники милиции, осуществляющие скрытое наблюдение, успели под носом злоумышленников точно взвесить всю взрывчатку прямо в машине, а заодно провести и ее экспертизу перед тем, как вызвать саперов для разминирования?!

Если уж говорить о наружном (скрытом —!) наблюдении, то в упомянутом «Кроте» оно осуществляется с помощью двух белых «Жигулей» вневедомственной охраны, раскрашенных соответствующей символикой. В этих машинах в «засаде» находится и группа захвата. — Вершина мудрости! — Понятно, после увиденного, даже у киношных преступников глаза на лоб лезут. Поэтому уже не удивляюсь, увидав в этом же фильме на алых милицейских петлицах гербы СССР, в то время как, судя по внешнему виду машинных номерных знаков, дело происходит, не ранее конца девяностых годов.

Очередной шедевр от создателей «Крота»: суперкилер, таясь на чердаках, метко стреляет из винтовки с больших расстояний. При этом он ведет огонь, пользуясь обычными очками от близорукости. Убийце и создателям фильма, конечно, виднее. Но любой, даже начинающий спортсмен (не говоря о представителях иных структур) прекрасно знает: метко стрелять в очках с диоптриями невозможно. Любое незначительное смещение линзы относительно глаза неминуемо вызовет стрельбу в «молоко». Избежать этого можно, пользуясь очками-консервами или, лучше, контактными линзами. А вообще-то у снайперов должно быть идеальное зрение.

Не менее оригинально действует с оружием преступник в «Убойной силе-6» (фильм «Благие намерения»). Сидя в салоне легковушки, он видит сотрудника ГИБДД, досылает патрон в патронник пистолета Макарова, а сам пистолет прячет за пазуху. Достав ПМ второй раз, злодей снова передергивает затворную раму, причем, на удивление успешно. Куда при этом делся патрон, ранее досланный в ствол, загадка.

Ну, с оружием создатели сериалов очевидно не дружат. Так, в «Солдатах-12» после каждого одиночного выстрела боевыми патронами из автомата Калашникова военнослужащие передергивают затворы. Полноте! АКМ тем и отличается от примитивной «трехлинейки», что после выстрела очередной патрон не надо досылать в патронник. И уж наверняка в том же сериале солдаты продемонстрируют исключительное качество стрельбы, пуляя по грудным мишеням с ...