Презентация с трупом[СИ]

Шакун Вадим Григорьевич

Презентация с трупом

Звяке, Сороке и всей честной компании.

Автор.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Все имена и названия, места действия и события, описанные ниже, являются авторским вымыслом и любое их совпадение с реально существующими или существовавшими людьми, организациями, местами и событиями является случайным.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Мы с Варькой редко выходим из дома. Главным образом потому, что в ее прекрасном трехэтажном особнячке с башенкой, расположенном неподалеку от бульвара, у нас есть все необходимое. Когда чего–то не хватает, мы выезжаем на шикарном Варькином автомобиле. Не хватает, как правило, молодых барашков — для шашлыков, балыка и икры — для пирушек в сауне, устриц и прочих прелестей — если хозяйка хочет устроить ужин при свечах. Иногда мотаемся за шмотками, если хочется обновить ее гардероб.

На презентацию мы попали совершенно случайно. Расследуя свое последнее — и первое, в котором я ей помогал — дело, Варька вынуждена была знакомиться с городскими газетами. В чем–чем, в дотошности ей не откажешь. Стихи одной из местных поэтесс неожиданно привлекли ее внимание. Что именно понравилось, не знаю. Быть может, некая сокрытая от всех бисексуальность. Саму Варьку бисексуалкой назвать никак нельзя: так же, как и мои, ее вкусы в этом плане определены окончательно и однозначно — так же, как и мне, Варьке нравятся женщины.

Галку Есину я знал давно, еще с тех пор как работал в «желтушке» — местной, дико безграмотной, но достаточно доходной по тем временам газете. Именно я верстал опубликованные там стихи Галки. Ее стихи я печатал работая и в районке. Когда «свободная» пресса обрыдла мне окончательно, мы сохранили добрые отношения и время от времени встречались там, где в нашем городе встречаются все интеллигентные и любящие пиво люди — на бульваре.

— Витя, — спросила в одну из таких встреч Галка, — у тебя компьютера под рукой нет, свободного?

Под рукой в трехэтажном особняке был не только компьютер — кстати, Варька недавно купила пентиум–четверку — были еще и сканер, лазерный принтер, пара струйных принтеров, плоттер, ризограф, фотовывод и ксерокс. Было еще несколько цифровых фотокамер и виртуальный шлем, подаренный мне Варькой на день рождения. Была даже здоровая фиговина, которую Варька называла шифровальной машиной, вот только мне неизвестно, как она работает.

— А что надо? — поинтересовался я в ответ.

— Пригласительные напечатать. Я книжку своих стихов недавно выпустила. Тираж не большой, но… Хочу презентацию сделать.

— Диктуй текст, я все слеплю, — на компьютерные игры у нас с Варькой тратится столько машино–часов, что отказать в этой пустяковой просьбе было бы кощунством. Так, кстати, и Варька решила, когда я вечером показал ей плоды своего труда.

Вечером мы всегда пьем «Бакарди» в курительной — это комната такая с камином, парой удобных диванов, кучей кресел, настоящим «Райлэевским» бильярдным столом, крытым сукном всемирно известной фирмы «Айвэн Симонис», несколькими письменными столами. Здесь же — вся оргтехника и здоровый шкаф, в котором этого «Бакарди» тьма тьмущая. За шкафом — потайной сейф для хранения оружие, среди которого — то самое помповое ружье с единственной зарубкой на рукоятке. Ружье, которое — клянусь — я больше никогда не возьму в руки.

— Неплохо–неплохо, — покровительственно похвалила Варька, а утром взяла и, оставив меня дома, умчалась в столицу Федерального Округа. То, что она оттуда привезла потрясло. Не качеством, нет — в чем–чем, во вкусе Варьке не откажешь — потрясло ценой. И я искренне надеялся, что юное дарование — а Галке сейчас то ли двадцать три, то ли двадцать четыре — в ценах на полиграфию не разбирается. Не то еще откажется из скромности.

— Ух ты, — только и смогло вымолвить дарование держа в руках выполненный на толстенной и белоснежной финской бумаге пригласительный размером с небольшой блокнот. — А хорошо получилось.

Еще бы не хорошо! Полноцветная фотография самой Галки, позолота, какие–то голографические нашлепки с видом города. Нет, сделать что–нибудь ПРОСТО Варька, определенно, не могла.

— Тут в общем–то… — только и оставалось, что руками развести. — Моя начальница… Ей твои стихи нравятся… Она и решила помочь.

— Варя Шереметьева? У которой ты живешь?

Один из недостатков обитания в маленьком городе это то, что все про все у нас знают.

— Так у нас же там офис. Квартиры у меня нет. Где же еще жить? Варвара Викентьевна даже собаку мне разрешила с собой взять.

— Дженни? Слушай, а твоя начальница молодец!

— Ну, да…

— Вик, давай, я вам пригласительные выпишу на презентацию. Ну а потом и на фуршет. Сам понимаешь, не для всех, а то они там еще поубивают друг друга.

— Ну, давай. Мы с Варь… В смысле, Варвара Викентьевна редко выходит, но, может быть, придем. Ей, правда, твои стихи нравятся. А кто хоть будет?

Галка рассказала.

— Ой, мама дорогая, они и вправду друг друга поубивают, — поморщился я. Единственное, что мне привлекло, на презентации ожидались многие из тех, с кем я так любил пить пиво на бульваре. А в последнее время мы стали видеться гораздо реже.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Идея с презентацией Варьке понравилась. Вопроса, в чем идти, у нее не возникло. Для перемещений внутри города она использовала исключительно свой черный джинсовый костюм от Версаччи. У нее возник вопрос, во что нарядить меня.

Здесь необходимо отметить, что сам я предпочитаю одежду удобную и старую, проверенную многолетней ноской. Варька же посчитала, что пойдя на мероприятие в драных джинсах, битом молью свитере и светлом поношенном плаще, я уроню честь возглавляемого ею охранного агентства «Санта — Барбара», весь постоянный штат которого составляем мы сами.

Сопротивление мое было тем более активным, что свою предыдущую зарплату — а она у меня не маленькая — я потратил на золотую зажигалку «Зиппо» и часы «Роллекс», купленные с той же целью по Варькиному настоянию. Была еще куплена золотая цепочка в подарок моей подружке Ленке, но за эту потрату я на хозяйку не в обиде.

Сопротивление, как и следовало ожидать, было вскоре подавлено: моя «маленькая сестренка» — а нам иногда приходится изображать брата и сестру, особенно, если знакомимся с парой хорошеньких девочек, — умеет из меня веревки вить. Так что за девять дней до презентации, с утра пораньше, после ее часовых занятий в спортзале, под который отведен весь первый этаж особняка, мы отправились в столицу Федерального Округа.

В магазине, в который я раньше в здравом уме и трезвой памяти никогда бы не заглянул, Варька предложила мне на выбор три джинсовых костюма. И поверьте, мне было бы гораздо легче ориентироваться, если бы в заведениях такого ранга существовали ценники. О чем только думают владельцы?

Выбрав наугад самый, с моей точки зрения, скромный я был торжественно одет и препровожден в машину, после чего, не менее торжественно, моя обожаемая начальница вручила мне разрешение на право ношения оружия и короткоствольный револьвер американского производства. Умеет она подсластить пилюлю.

Поскольку все написанное мною обычно читается нашим с Варькой адвокатом, я опущу подробности получения разрешения на мое имя: адвокат Щепкин — известный перестраховщик и непременно все вычеркнет. Что же касается револьвера, то могу сказать, что, по Варькиным словам, он 32‑го калибра и поскольку в этих вопросах я не силен, мне остается лишь поверить ее слову.

По прибытию домой я получил сразу тридцать из обещанных Варькой восьмидесяти страстных поцелуев — первоначально она предлагала пятьдесят, я затребовал сто, а потом сторговались. Справедливости ради надо сказать, что, как и следовало по условиям нашего договора заключенного перед поездкой в магазин, это были ОЧЕНЬ СТРАСТНЫЕ поцелуи. Та же справедливость требует, однако отметить, что, сегодня, по прошествию столького времени Варька все еще должна мне восемь из обещанных тогда поцелуев.

Оставшиеся до презентации дни мы проводили в свое удовольствие. Варька: качалась в спортзале, купалась, в зависимости от погоды, в бассейне во дворе или в сауне, загорала нагишом, в зависимости от той же погоды, во дворе или на крыше в солярии. Я: палил из новенького револьвера в тире, который расположен в подвале, купался и загорал вместе с Варькой. Попутно она пыталась вдолбить в мою беспутную голову азы компьютерной безопасности, на которой и специализируется, собственно говоря, наше охранное агентство.

Вечерами мы играли в компьютерные игры — я как раз поставил «Хайден энд Дэнжерс» — и пили «Бакарди» в курительной. «Хайден» я, правда, скоро стер. Меня не устраивало, что я никак не могу завершить вторую миссию — ту самую, где нужно спасти заложников с фашистского нефтеперегонного завода, попутно его взорвав. Варьку не устраивало иное.

— Понимаешь, Вик, — зевнув призналась она, в два счета расправившись с гадами–фрицами, — все это как–то скучно. Три пулеметных вышки не имеющих возможности поддерживать связь друг с другом. Патруль всего из трех человек и, согласись, они все время ведут себя как дебилы. Зенитные пулеметы на крыше ориентированы лишь на оборону с воздуха и легко обходятся. А охранники внутри здания? Обычная тактическая задачка для первоклассников.

Я не стал спрашивать, в какой школе задают такие задачки. Когда–то Варька сказала, что ее прошлое меня не касается. И я надеюсь, что никогда не коснется ни меня, ни ее. А на всякий случай продолжаю тренироваться в стрельбе. Хотя, глядя на то, как она ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→