Финляндия — Россия. Три неизвестные войны

Александр Широкорад

ФИНЛЯНДИЯ — РОССИЯ

Три неизвестные войны

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

Один из западных журналов еще при Брежневе остроумно заметил: «В России о Второй мировой войне говорят так много, как если бы она закончилась вчера». Надо ли говорить, что это изречение не менее справедливо и сейчас, в 2005 году. Достаточно много пишут в нашей стране и о других конфликтах первой половины XX века, например о боях у реки Халхин-Гол.

Но из трех русско-финских войн даже очень информированный читатель знает только одну — Зимнюю 1939–1940 гг. О ней с 1990 г. опубликованы десятки книг и сотни статей. Ее называют «самой позорной в истории русского и советского оружия»: соотношение потерь советских и финских войск якобы составляло 10:1, 20:1 и т. д.

Как могло в нашей истории образоваться такое огромное белое пятно, или, лучше сказать, черная дыра, в которой пропали две войны: 1918–1922 гг. и 1941–1944 гг., и с точностью до наоборот исказились события войны 1939–1940 гг.?

Дело в том, что о войне с белофиннами в 1918–1922 гг. начиная с 1930-х гг., говорить было не принято. Причин для этого было очень много, но главные две. Во-первых, наши военные, а главное, политики, то есть вожди большевиков, вели себя крайне непоследовательно и трусливо. А во-вторых, значительная часть военных и партийных «героев» этой войны была репрессирована, и упоминать в печати их фамилии запрещалось. С 1930-х гг. пропагандировались только наиболее успешные эпизоды Гражданской войны: рейды Первой конной, штурм Перекопа и т. д., а также славные герои Буденный, Ворошилов, Фрунзе, Чапаев и др.

О Зимней войне 1939–1940 гг. советская пресса много писала с самого ее начала. Естественно, что во всех статьях превозносились подвиги советских солдат и обличались зверства белофиннов. Немедленно в дело вступила ударная сила «идеологического фронта» — кинорежиссеры и писатели. В 1940–1941 гг. были сняты художественные фильмы о финской кампании «В тылу врага», «Боевые подруги», «Машенька» и др. О войне опубликовали несколько повестей и романов. Среди них выделяется повесть Аркадия Гайдара «Комендант снежной крепости». Видимо, по авторской мысли «снежная крепость» была аллегорией линии Маннергейма.

В июне 1941 г. Финляндия в союзе с Германией напала на СССР. Но, увы, «грозные финны», которые по мнению наших либералов-образованцев разгромили Красную армию в 1939–1940 гг., в 1941 г. добились весьма скромных успехов, и в 1942–1943 гг. финский фронт считался второстепенным и относительно спокойным. В 1944 г. было заключено перемирие с Финляндией, а в 1947 г. в Париже был заключен мирный договор, положивший конец конфликтной ситуации.

С 1947-го по 1991 г. отношения между Республикой Финляндия и СССР были вполне добрососедскими. СССР стал важным торговым партнером Финляндии. Без преувеличения можно сказать, что богатство населения маленькой лесной страны в основном было достигнуто за счет торговли и выполнения заказов СССР. За этот период Финляндия ни разу не участвовала в каком-либо локальном конфликте и расходовала на оборону более чем скромные средства.

Чтобы не раздражать обидчивых финнов, наше правительство дало указание журналистам, историкам и писателям забыть о всех трех войнах, которые Россия вела с Финляндией. Это было довольно просто сделать, тем более что бои с финнами 1939–1940 гг. и 1941–1944 гг. выглядели незначительными эпизодами на фоне Сталинградской и Курской битв, взятия Берлина, разгрома Японии в Маньчжурии и др.

Как часто бывало, некоторые историки и писатели довели указание «сверху» до полного абсурда. Дошло до того, что у Красной армии… украли противника! Вот, к примеру, в 1972 г. в Петрозаводске были изданы воспоминания ветеранов «Боевые вымпела над Онего», где противник обозначен расплывчато и неясно — фашисты, враги или просто «противник».

Я много путешествую на теплоходах и бываю в поселке Свирьстрой. И как при развитом социализме, так и при недоразвитом капитализме местные экскурсоводы рассказывают о том, как злодеи-немцы разрушили Свирьскую ГЭС, а потом пленных фрицев заставили восстанавливать эту ГЭС, а заодно они построили на берегу Свири целый город из аккуратных коттеджей. Увы, ни на Онежском озере, ни на Свири ни одного немца не было, за исключением разве что несчастных пленных, которые позже отдувались за деяния своих союзничков финнов.

Свыше полувека наша пропаганда обличает злодеев-немцев, уморивших голодом в блокадном кольце сотни тысяч ленинградцев. Безусловно, вина немцев неоспорима. Но возникает вопрос — может ли кольцо состоять из одной половины? Очевидно, что равную ответственность за голодную смерть сотен тысяч людей должны нести обе стороны, устроившие блокаду огромного города. А у нас до сих пор твердят только о южной, немецкой, половине кольца, напрочь забыв о северной — финской.

А вспомним знаменитый фильм «А зори здесь тихие…». Откуда в Карелии в районе Кировской железной дороги могли оказаться немецкие парашютисты? Да их бы нипочем туда не допустили… финны. Как можно лезть на исконную территорию Великой Финляндии? За всю войну не было и не могло быть там ни одного немецкого солдата. Но, увы! Мы в очередной раз увидели хорошо снятую в Карелии «развесистую клюкву».

Итак, к концу 1980-х гг. наше общество находилось в полнейшем неведении о всех трех финских войнах. А с началом «перестройки» грянул гром. На читателя и телезрителя обрушился девятый вал разоблачений о Зимней войне, агрессии Сталина против маленькой мирной страны, поражениях и огромных потерях Красной армии и т. п.

Думаю, что через десяток-другой лет историки назовут книги и статьи 1990–2005 гг. о Зимней войне одним из блестящих образцов дезинформации в истории психологических войн. В самом деле: наш народ ничего не знал об этой войне, СМИ десятилетия долбили народу о массовом героизме советских солдат и мудрости наших военачальников, и вдруг такое…

«Либеральные» журналисты с ловкостью профессиональных шулеров передергивают карты и вместо фашистской Финляндии образца 1939 г. подсовывают нам миролюбивую Финляндию 60—90-х гг. XX века. А ведь наше население ничего не знало о трех финских войнах, о планах создания Великой Финляндии. Понятия «Финляндия», «финский» в эпоху развитого социализма ассоциировалось с превосходной колбасой, мебелью, бумагой, обувью, холодильниками «розенлеф», электроникой фирмы «Nokia» и многими другими товарами высокого качества, за которыми мы «насмерть» стояли во многочасовых очередях. На самом же деле Финляндия 30-х гг. так же была похожа на Финляндию 70—80-х гг., как Третий рейх — на ФРГ.

Либералы возмутятся: да как же Финляндию называть фашистской! Но если у нас официально фашистами считаются подростки, по глупости нацепившие на рукав свастику, то как именовать государство, сделавшее свастику своим символом[1] и имевшее ее на фюзеляжах своих самолетов и броне своих танков? Соответственно, Финляндия обладала и другими атрибутами фашистского государства. Были, к примеру, свои эсэсовцы, их называли шюцкоровцами. Это название пошло от шведского слова Skyddskar — охранный корпус. А СС у немцев — это сокращение от слова Schutzstaffeln — охранный отряд. Как видим, названия звучат по-немецки и по-шведски по-разному, а переводятся одинаково. Главное же то, что функции шюцкора и СС были тождественны: внутри страны — расправы с инакомыслящими, а в военное время — ведение боевых действий самостоятельно или совместно с армией. Кстати, СС и шюцкор активно сотрудничали. Так, только в октябре 1940 г. шюцкор направил в войска СС свыше 2 тысяч молодых финнов (большинство из них сложило головы под Сталинградом). В самой же Финляндии отряды шюцкора еще в мирное время имели артиллерию, бронетехнику, легкие самолеты, боевые катера и корабли. Кроме шюцкора в Финляндии были другие военные организации, включая женские. В целом в Финляндии в военизированные организации был вовлечен больший процент граждан, чем в Германии или СССР.

Надо ли говорить, что коммунистическая и другие левые партии к 1939 г. в Финляндии были запрещены, а их функционеры сидели в концлагерях. Кстати, первые концлагеря белые финны открыли в 1918 г., в СССР они появились в 1922 г., а в Германии — в 1933 г.

Был в Финляндии и свой фюрер — маршал Маннергейм: Любопытно, что если в Германии фюрером стал австрийский художник, то финский фюрер был шведский барон, который к 1918 г. даже не знал финского языка.

Мне могут возразить, что свастика, шюцкор, туземный фюрер и концлагеря — это все внутреннее дело Финляндии, а не повод к войне. Ну, а как быть с территориальными претензиями Великой Финляндии? К примеру, в уставе молодежной организации «Синемуста» было записано, что финская граница должна проходить по Енисею. Мне возразят, мол, в «Синемуста» заправляли правые экстремисты. Действительно, территориальные претензии правящих центристских партий были куда скромнее — вся Карелия, весь Кольский полуостров, часть Ленинградской, Вологодской и Архангельской областей. Территориальные же претензии левых партий были ограничены колючей проволокой концентрационных лагерей.

Надо ли говорить, что либералы-русофобы помалкивают о финских войнах 1918–1922 гг. и 1941–1944 гг. Ведь иначе придется признать, что «маленькая миролюбивая» Финляндия первая напала на огромного и «агрессивного» соседа и сделала это исключительно ради территориальных приобретений.

Доходит уже до странностей. Историк и политолог Павел Аптекарь выпустил в 2004 г. в издательстве «Эксмо» книгу «Советско-финские войны». Ну, думаю, молодец, решил рассказать обо всех трех войнах. Купил книгу, принес домой, а там… только одна Зимняя война. Представьте себе, вы купили хорошо изд ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→