Стихотворения

Николай Васильевич Берг

Стихотворения

Песня Ярославны

(Из «Слова о полку Игореве»)

Как возговорит в Путивле

Ярославна у ворот:

«Путь-дорогу я узнаю,

Все приметы отличу

И касаткой по Дунаю

Понесусь и полечу;

На поляне там зеленой

Ладу верного сыскав,

Омочу в реке студеной

Я бобровый мой рукав,

И на милом теле рану,

Нанесенную врагом,

Омывать я долго стану

Тем бобровым рукавом».

Как возговорит в Путивле

Ярославна у ворот:

«Ветер вольный, ты гуляешь

По небесным вышинам,

Для чего же посылаешь

Стрелы вражеские к нам?

Или, ветер, недостало

Голубых тебе морей?

Иль на них тебе не стало

Белокрылых кораблей?

Для чего, когда лелеял

Море синее твое,

По ковыль-траве развеял

Всё веселие мое?»

Как возговорит в Путивле

Ярославна у ворот:

«Днепр могучий, наша слава!

Быстроводная река!

Выносил ты Святослава

Против рати Кобяка!

Ребры гор тобой пробиты;

На своей теперь волне

Из чужбины принеси ты

Ладу милого ко мне,

Чтобы я не горевала

Рано утром по зарям,

Чтобы слез не проливала

По князьям-богатырям!»

Как возговорит в Путивле

Ярославна у ворот:

«Солнце, солнышко ты красно!

Озаряя дол и лес,

Ты горишь тепло и ясно

Посреди твоих небес!

Не пылай так жарко ныне…

Солнце, солнце, для чего

Истомило ты в пустыне

Рати лады моего?

Ты согнуло их колчаны,

Ты свело у них луки…

Посылают половчаны

К нам несметные полки».

1845

Зейнино заклятие

(Из сербских народных песен)

Полотно ткала сидела Зейна,

Полотно ткала на огороде.

Мать приходит звать ее на ужин:

«Слышишь, Зейна, ужинать пойдем-ка!

Поедим-ка сахарной баклавы!»

Дочь на это с сердцем отвечает:

«Без меня пускай отходит ужин!

Не до ужина мне, горькой, нынче:

От тоски болит и ноет сердце!

Приходил ко мне сегодня милый,

Ощипал мои цветы-цветочки,

Оборвал в стану шелковы нитки.

Побраним его с тобою вместе:

Грудь моя, ты будь ему темницей!

Руки белые – на шее цепью!

А уста ему пусть очи выпьют!»

Ноябрь или декабрь 1846

Л.

Ты еще не умеешь любить,

Но готов я порою забыться

И с тобою слегка пошутить,

И в тебя на минуту влюбиться.

Я влюбляюсь в тебя без ума;

Ты, кокетка, шалить начинаешь:

Ты как будто бы любишь сама,

И тоскуешь, и тайно страдаешь;

Ты прощаешь певцу своему

И волненье, и грусть, и докуку,

И что крепко целую и жму

Я твою белоснежную руку;

И что в очи тебе я смотрю

Беспокойным, томительным взором,

Что с тобой говорю, говорю

И не знаю конца разговорам…

Вдруг, я вижу, ты снова не та:

О любви уж и слышать не хочешь,

И как будто другим занята,

И бежишь от меня, и хохочешь…

Я спешу заглушить и забыть

Ропот сердца мятежный и страстный…

Ты еще не умеешь любить,

Мой ребенок, мой ангел прекрасный!

1848

Москва

Право, маменьке скажу

(Из Масальского)

Что такое это значит:

Как одна я с ним сижу,

Всё тоскует он и плачет?..

Право, маменьке скажу!

Я ему одна забота,

Но в душе моей, вишь, лед,

И глаза мои за что-то

Он кинжалами зовет.

Вишь, резва я, непослушна,

Ни на миг не посижу…

Право, мне уж это скушно,

Право, маменьке скажу!

Под окном моим всё бродит,

Сам с собою говорит;

Как одна – он глаз не сводит,

А при людях – не глядит.

Но порой, как с ним бываю,

И сама я вся дрожу,

И смущаюсь, и пылаю…

Право, маменьке скажу!

Пусть она о том рассудит;

Вот ужо я погляжу,

Что-то с ним, с бедняжкой, будет?

Нет, уж лучше не скажу!

<1851>

Из цикла «Литовские песни»

1

Лихач

У меня лихой братишка,

Разбитной, удалый парень.

У него конек буланый,

Золоченые копыты.

Коли по полю проедет,

Дрожкой дрогнет чисто поле,

Мурава-трава поблекнет,

Алы цветики завянут!

А как по лугу поедет,

Стоном стонет луг широкий!

А поедет по дуброве, –

Вся гудет-шумит дуброва,

Елки-елочки трясутся,

Ветки-веточки валятся!

Повстречал красу-девицу,

Точно белую лилею;

Он сказал девице: здравствуй!

А она ему ни слова.

С головы он дал ей шляпу,

А она ему веночек.

<1854>

2

Ворон

Кружится черный ворон,

На землю опустился,

В когтях своих он держит,

Он держит белу руку

И золото колечко.

«Скажи мне, черный ворон,

Где взял ты белу руку

И золото колечко?»

– «Я был на поле битвы,

Там люди страшно бились,

От сабель от булатных

Там иверни летели,

Там кровь лилась рекою,

И не один там плакал

Отец по милом сыне!»

– «Ах, ворон, черный ворон!

Отдай мое колечко!

Знать, милый ненаглядный

Домой уж не вернется!»

<1854>

Краковяки

(Из цикла «Польские народные песни»)

1

Скачет, скачет конь мой борзый, по полю он скачет;

Не скажу я никому, что всё это значит.

Скачет, машет конь ретивый своей черной гривой;

Ах, не верьте вы, не верьте девице спесивой!

2

Свищут, свищут соловьи, песенки заводят;

Нынче молодцам не верь: всех они проводят;

Нынче молодцам не верь, да и девкам тоже,

Знать, такая вышла мода, ни на что не гожа!

3

Брошу эти страны

И махну туды я,

Где у старых панов

Жены молодые.

4

Сяду, сяду на коня,

Стремечко из стали:

Помни, помни, как меня

Звали, прозывали!

5

Чтобы вы узнали истого поляка,

Пропою, танцуя, я вам краковяка.

6

Сивая кобыла, да рыжая грива,

Хоть не статен, не хорош, да порхаю живо!

7

Сказывают люди – и что им за дело! –

Что девица с молодцом вечером сидела.

8

Наша хата, наша хата повалится скоро;

Ах, как же ей не валиться, коли подле бора.

9

Сизый селезень плывет через сине море;

Мой сосед сегодни весел, мне печаль да горе.

10

Я поеду чрез деревню, сниму с себя шапку,

Старой матушке поклон, дочь ее в охапку!

<1854>

Из цикла «Финские песни»

1

Мой жених на войне

Женихи моих подружек дома,

Только нету моего со мною,

На войне жених мой ненаглядный,

Мой кудрявый странствует далёко,

В Турции гуляет белокурый;

Мать родная там его не холит,

Финская сестрица не лелеет,

Финская невеста не цалует!

Острый меч его лелеет-холит,

А ласкает сабля боевая,

А цалует и милует пушка!

Без него пропасть мне одинокой,

Без него, по ком я так вздыхала

И по ком я слезы проливала!

Он хотел было жениться дома,

И о пасхе быть бы нашей свадьбе,

Да не здесь пришлось ему жениться,

Не в Финляндии играл он свадьбу,

А играл он свадьбу на чужбине,

Под шатром великого владыки,

В хижине у малого владыки,

Обвенчался не кольцом, а саблей,

Не с невестой, а с турецкой пулей.

1854

2

Сам я выучился петь песни

Не лучше тот молот,

Кузнец не ловчее,

Что в кузне родился,

В печи закалился!

Я не был в ученье,

К лапландцам не ездил

И по морю к эстам

Ни разу не плавал,

А сам научился

Я складывать песни,

Я слово по слову

Сбирал по дороге,

И в хворосте рылся,

И шарил под ивой,

И в вереске частом,

И в травке-муравке;

Как малым ребенком

Я бегал за стадом

По скалам высоким,

По мшистым каменьям,

По холмикам злачным,

По кочкам медвяным, –

В ту пору со мною

Беседовал ветер,

И тысячи звуков,

И тысячи песен

Летали, носились,

Качались, звенели

И в море плескались

В волнах пенношумных.

Я скатывал песни,

Я свертывал песни,

Завязывал ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→