Читать онлайн "Леди строгих правил. Леди и печальная повесть"

Автор Пьянкова Карина Сергеевна

  • Стандартные настройки
  • Aa
    РАЗМЕР ШРИФТА
  • РЕЖИМ
... би. – И я намереваюсь как можно быстрей к ней отправиться.

– О, Создатель! – высказала свое изумление и ужас я.

Не сказать, чтобы этот замысел показался мне удачным. Доверять простой цыганке? К тому же, не донесет ли она его милости? Он ведь вполне может и наградить ведьму за такую помощь.

Эти опасения я немедля озвучила своему другу, на что он только рассмеялся.

– Купить Шанту? Какая нелепость. Она слишком уж горда, чтобы позволить кому-то управляться собою. К тому же она не одобряет многих поступков дяди Николаса и стремится ему помешать.

А уж после таких вот слов я вообще перестала хоть что-либо понимать.

– Но почему тогда вообще эта ваша цыганка… жива? – изумленно спросила я.

Его милость не относился к тем, что легко прощает, когда кто-то осознанно ему мешает. Я была совершенно уверена, что он должен был покарать шувани.

– Семью трогать непринято. Даже если ее члены ведут себя не так, как того хочется дяде Николасу.

На секунду мне показалось, что мои глаза вот-вот вылезут из орбит. Шанта? Семья?! Как такое вообще возможно?!

Мистер Уиллоби вздохнул и предложил сперва выпить чаю, заявив, что такие истории непременно нужно рассказывать с чашкой горячего чая в руках. Да и место для нашего ланча молодой человек выбрал странное: гостиную в западном крыли, в которой мне прежде никогда не доводилось бывать.

Когда я вошла в комнату, меня первую очередь поразило обилие портретов, висящих на стенах. Картины явно относились к разным эпохам, но большинство изображенных на них людей явно были похожи друг на друга. Кажется, мне выпала честь некоторым родом познакомиться с семейством Дарроу получше.

Прямо напротив двери располагался портрет черноволосой темноглазой красавицы в платье моде как минимум двадцатилетней давности, которая улыбалась с легким высокомерием. Женщина была настолько красива, что ее даже не портила возмутительная смуглость. Рядом с этой дамой, даже моя кожа казалась светлой.

– Леди Люси Дарроу. Люсия. Мать дяди Николаса.

Что ж, неудивительно, что его милость настолько смугл.

– Считается, что леди Люси была иберийка благородного, но обедневшего рода… – многозначительно протянул мистер Уиллоби присаживаясь на диван.

Я пожала плечами и устроилась рядом. Чай нам должны были принести только через несколько минут.

– Только считается? – переспросила я, понимая, что вот сейчас мне выпал шанс узнать нечто действительно увлекательное.

Мистер Уиллоби покосился на меня, а потом с торжественностью произнес:

– Ее на самом деле звали Лачи. И она была сильной цыганской шувани.

Цыганской шувани? После этого заявление о том, что Шанта часть семьи уже не казалось таким уж диким… Но разве может так случиться, чтобы лорд, герцог, один из влиятельнейших людей в стране женился на простолюдинке?

Мистер Уиллоби меж тем продолжал свой рассказ.

– Отец дяди Николаса был женат дважды. Первый раз он связал себя брачными узами с леди родовитой, богатой, она и родила матушку Чарльза и Эбигэйл, миссис Оуэн. Но первая леди Дарроу не обладала способностями к колдовству, и миссис Оуэн также являлась обычным человеком. Когда леди Дарроу умерла от чахотки спустя семь лет после свадьбы, лорд Дарроу решил жениться на могущественной ведьме, каким бы ни было ее происхождение, чтобы семейный дар не исчез бесследно. И ему встретилась цыганка Лачи. Шанта приходится дяде Николасу кузиной. Мать Шанты была родной сестрой Лачи, леди Люси.

Это попросту никак не укладывалось в моей голове. Мать самого лорда Дарроу была на самом деле простолюдинкой?! Ничего более странного мне в жизни слушать не доводилось…

– Его милость наполовину цыган? – ужаснулась я, наконец, осознав все.

Представители этой народности вызывали у меня чувство сродни отвращению… Но теперь хотя бы стало ясно, откуда у лорда Дарроу такая странная мстительность. Поговаривали, что цыгане тоже не умели прощать и до последнего преследовали обидчика.

Мистер Уиллоби покачал головой.

– Тут все несколько сложней, мисс Уоррингтон. Сколько бы в человеке не было цыганской крови, он или цыган, или нет. В этом племени не говорят «полукровка», они считают, если в ком-то заговорила цыганская кровь, то он в любом случае их рода. И, опережая ваш вопрос, я понятия не имею как они определяют, заговорила кровь или же нет. Знаю только, что дядя цыганом не является, хотя связей с народом матери не теряет и с Шантой знакомство водит, пусть она и отчитывает его постоянно.

Я обернулась и посмотрела на портрет покойной леди Дарроу. Редкостная красавица… Никогда бы не подумала, что такая может танцевать на улицах и гадать. Хотя, если вдуматься, шувани Шанта тоже отличалась правильными чертами лицами и некоей странной для женщины ее положения царственностью.

– И Шанта нам поможет? – недоуменно переспросила я. – Но почему?

В этот момент слуга принес чай, и мы были вынуждены замолчать на время, не желая, чтоб этот разговор дошел до чужих ушей. Когда лакей удалился, мистер Уиллоби продолжил:

– Потому что она, пусть и испытывает к дяде родственную приязнь, все же считает его деспотом, который мешает счастью племянников, в особенности Эбигэйл. Я уже говорил с нею, и Шанта клянется, что брак Эбби и мистер Грея будет удачным, если только нам удастся переломить волю дяди Николаса.

Отлично, на нашей стороне имеется якобы сильная ведьма. И что дальше? Как нам это поможет вывести из особняка Эбигэйл и передать ее с рук на руки возлюбленному?

Молодой человек лукаво улыбнулся и сообщил:

– Шанта сказала, что может своим колдовством на время сменить внешность кузине и вам. Поменять вас с Эбигэйл местами. А пока дядя будет считать, что его сокровище находится рядом, Эбби тем временем уже станет миссис Грей. И менять что-то будет поздно. Как по мне, так отличный план.

О да… С одной стороны. Вот только остается одна небольшая деталь. Небольшая, но очень уж существенная.

Я отставила чашку с чаем на столик и встала на ноги.

– Но тогда выхдодит, я останусь рядом с его милостью до самого конца. И когда все раскроется… Не хочется даже и думать… Да ваш дядя убьет меня собственными руками! Наверняка убьет! И будет иметь на то полное право!

А жить мне почему-то очень сильно хотелось.

Мистер Уиллоби, впрочем, мои опасения не вполне разделял.

– Не стоит думать о дяде Николасе как о каком-то чудовище. Единственное, что он может сделать – это отослать вас.

Очевидно для моего собеседника такой исход не казался чем-то поистине ужасным, да только – вот беда! – я считала совершенно иначе. Впрочем, мне уже давно пришлось смириться с мыслью, что, узнав о моем участии во всей темной истории с великой любовью Эбигэйл, его милость избавится от меня. Вопрос только в том, как сильно я пострадаю при этом…

– А как по мне, то убить тоже может попытаться… – расстроенно произнесла я и допила чай одним глотком. – И в этом случае мне даже обвинить его нельзя будет: действительно заслужила… Да и учитывая происхождение вашего дяди, темперамент у него должен быть просто бешеный…

Мистер Уиллоби тихо и чуть нервно рассмеялся и подтвердил:

– Ну… На самом деле так оно и есть. Воспитание, конечно, слегка смягчило нрав дяди Николаса и привило ему общепринятые добродетели, но что-то такое… дикое в нем всегда было… Но я уверен, что он не причинит вам зла.

Звучало не слишком обнадеживающе. Стало быть, после того как дом его милости покинет мисс Оуэн, мне тоже следует как можно быстрей исчезнуть. До того, как в лорде взыграет цыганская кровь и он решит со мной поквитаться за обман и предательство…

Создатель милосердный, во что я только ввязалась?

– Мисс Уоррингтон, не стоит так сильно бледнеть. Вы же не собираетесь упасть в обморок? – обеспокоенно спросил мистер Уиллоби, поспешно вставая с дивана и беря меня под руку.

Нет, с одной стороны, у меня перед глазами на мгновение помутилось, но это совершенно не означало, что я собираюсь лишаться чувств. Даже если очень хочется именно этого… Я же Уоррингтон, в конце-то концов!

– Надеюсь, что мне удастся избежать гнева лорда Дарроу… – убито вздохнула я, тяжело опираясь на предложенную на предложенную мне руку.

И все же сколько странного мне довелось узнать о его милости. Разве могла я прежде подумать, что он связан таким компрометирующим родством с цыганами? По сравнению с этим, его колдовской дар больше не казался больше чем-то поистине удивительным.

– Несомненно удастся, дорогая мисс Уоррингтон, – заверил меня мистер Уиллоби слишком уже уверенно. – Не волнуйтесь так.

Легко ему сказать… Он хотя бы доводится лорду Дарроу племянником. А я… я всего лишь приживалка, наперсница мисс Эбигэйл Оуэн, которую легко можно сбросить со счетов.

После чаепития нас разыскала Шарлотта, которая сообщила, что приезжал посланец из дворца с запиской от королевы. Ее величество Вирджиния желала видеть свои живые игрушки как можно скорей. Именно так, по моему мнению, венценосная кузина лорда Дарроу относилась к Эбби и мне самой.

И все же насколько парадоксальной может быть подчас жизнь: один и тот же человек зовет кузиной и королеву, и уличную гадалку.

– Надеюсь, мистер Уиллоби, вы не откажетесь сопровождать нас с мисс Оуэн ко двору? – спросила я у молодого человека, в общем-то, не сомневаясь в ответе.

Племянник лорда Дарроу заверил меня в своей абсолютной готовности сопровождать нас с подругой не только ко двору, но и на край света. Подозреваю, что будет на то воля молодого челове