Новообращенная

Марина Снежная

Беглянка из Сумеречного мира. Книга 1. Новообращенная

Глава 1

– Тея, ты чего там застыла? – нетерпеливо позвала моя непоседливая младшая сестренка. – Иди косу расчесывать!

– Сейчас иду, – механически отозвалась я, продолжая вглядываться в пугающий до дрожи полумрак за окном.

Свет из нашего окна и соседних домов немного разбавлял его, но до конца справиться не мог. А я готова была поклясться, что видела скользнувшую по нашему подворью темную тень. Знакомую до дрожи. Тень, которая вот уже несколько месяцев практически преследовала меня.

Порой мне казалось, что схожу с ума. Иначе как объяснить то, что вскрикивала во сне едва ли не каждую ночь и, просыпаясь, непременно видела склонившееся надо мной темное пятно с горящими глазами. Оно тут же исчезало, стоило открыть глаза. Но я успевала заметить достаточно, чтобы ночи стали для меня самой горшей пыткой, какую можно представить.

А иногда я видела эту тень за окном или на подворье, когда вечером выходила на улицу. Правда, с недавних пор последнее делать перестала. Подружки недоумевали, почему не хожу гулять с ними, а я даже толком объяснить не могла. Мама тоже волновалась: ее веселую и общительную дочь будто подменили. Даже знахарку вызывали, чтобы возможный сглаз снять. И только ей, хмурой и нелюдимой старухе, которую в нашем поселении все боялись, я сказала правду. Та, кому доступно намного больше, чем обычным людям, над моими видениями смеяться не станет. Оказалась права! Знахарка мой сбивчивый рассказ внимательно выслушала, а потом сказала то, что и вовсе меня в ужас привело:

– Нечисть за тобой увязалась, девонька. Поберечься тебе надобно. По вечерам и ночам из дому нос не кажи. В доме обереги везде развешаны и образ Светлого бога, так что нечисть плохого тебе не сделает. А коль на двор выйдешь, там уже не спасет тебя ничего. Разве что вот, – и она протянула махонький мешочек с зашитыми в нем травками. На пузатом боку обычной грубой холстины был вышит обережный знак. – С собой носи. Лучше на шнурок поцепи и у сердца держи. Это отпугнет нечистых духов.

Я тут же сделала то, что сказала старуха, и почувствовала себя немного увереннее. И все-таки не выдержала, начала допытываться дальше:

– Зачем я вообще нечисти этой сдалась?

– Дык девка молодая, видная, им такую со свету свести – милое дело, – «утешила» знахарка. – Есть еще способ один, как навсегда от тебя отвадить беду эту.

Надо ли говорить, что я тут же превратилась в слух, впившись взглядом в лицо старухи.

– Подскажи, родненькая! Что хочешь для тебя сделаю!

Выдержав эффектную паузу, знахарка понизила голос и сказала:

– Мужа тебе найти надо. Да побыстрее! Нечисть как почует, что ты мужика познала, мигом сгинет от тебя.

– Мужа? – я даже опешила, а на сердце совсем тоскливо стало.

Вспомнилось, что мне шестнадцать лет всего, не нагулялась еще толком даже. И хоть поклонников у меня хватало, как-то ни к одному из них сердце не лежало. А теперь, раз уж такое дело, придется и вовсе забыть о своих тайных мечтах. О любви, такой, как в сказках бывает – сильной и горячей, о красивом мужчине, да непременно лорде. Хотя, если бы кто узнал о последнем, на смех бы всем поселением подняли. Ишь куда замахнулась! Лорда ей подавай! Но в мечтах даже дочери обычного крестьянина можно и о лордах помечтать. Так что я оставляла за собой такое право. Правда, никому не говорила. Даже сестренке, хоть она мастерица выпытывать всю подноготную. А ведь всего на два года меня младше. Хоть и смекалистая не по годам! Ей бы в школу, грамоте обучаться, да отец противился. Каждый раз говорил: не бабское это дело – книжки читать. Да и сам читать не умел, считал, что рабочему человеку это вообще без надобности.

Мы с Верикой тайком к гончару бегали. Он раньше в городе жил, там и читать, и писать обучился. Сначала наотрез нас обучать отказывался, но сестренка моя и мертвого уболтает. Так мы постигли хотя бы основы грамоты и перечитали все книжки, что только водились в поселении. Но я осознавала, что Верика и на большее способна. Эх, жаль, что она мальчишкой не родилась! Тогда бы, может, отец даже разрешил ей в город к кому-то в подмастерья наняться. Далеко бы могла пойти сестренка моя, с ее-то умом! Что касается меня, звезд я с неба не хватала. Понимала, что рано или поздно замуж все равно идти придется. Училась хозяйство вести, с подружками по вечерам песни пела да танцы водила, а тайком все равно мечтала о красивой яркой жизни, которую вряд ли когда-нибудь увижу.

А теперь и вовсе о том забыть надобно! Иначе проклятая тень со свету сживет. Я уже себя в зеркале едва узнавала. Исхудала вся, под глазами круги, а взгляд затравленный такой, словно каждую секунду готова свою смерть увидеть. Хотя, в сущности, от правды это недалеко. Доконает меня тень эта рано или поздно! Если, конечно, знахарку не послушаюсь.

Но мне хватило благоразумия все-таки внять ее совету. И я основательно взялась за поиски будущего мужа. К делу подошла серьезно – Верика тоже помогала, а она бы халтуры не стерпела. И начали мы поочередно кандидатов рассматривать на эту завидную, как я смела надеяться, роль. Более-менее серьезных поклонников набралось трое. Остальные – так, слова доброго не стоят, им бы хихоньки да хахоньки. А как до жениться дело бы дошло, сразу стрекача дали.

Верика больше всего сына старосты продвигала. Мол, чем не жених Донат? И авторитетом пользуется благодаря отцу, и деньги водятся, и серьезный, а не гуляка какой-нибудь. Все это, конечно, хорошо, но страшный же, как смертный грех! Может, потому и серьезный. Рожа что топором сделана, зубы такие кривые да желтые, что дурнота подступает, едва представлю, как целовать его придется. И вот с таким-то всю жизнь жить?! Брр… В общем, я посоветовала Верике его самой на заметку взять, раз уж так по нраву пришелся. А что? Может, когда она подрастет малость, он еще в холостяках ходить будет. Верика скривилась так, словно клюкву раскусила, и решительно вычеркнула этого кандидата.

Второй, Эдур, был сыном кузнеца. Вот этого внешностью Светлый бог, конечно, не обидел. Рослый, плечистый, кровь с молоком! Лицо простовато, конечно, но глаза голубые да ясные, а волосы что мед на солнце. Многие наши девки на него заглядывались. Но глуп, как пробка! Даже наша местная хохотушка Ульпия, у которой мозги, что у курицы, на его фоне умной казалась. Мое слишком живое воображение, что, чую, до добра не доведет, тут же расписало жизнь с таким вот мужем. Тоска зеленая! Это ж не поговорить нормально даже. И постоянно все за него решать придется. Не-е-е! Этого я тоже отвергла. Верика еще немного поупиралась, конечно, мол, даже хорошо, если муж во всем слушаться будет. Но я была непреклонна.

Оставался третий – Кней. Как говорится, на безрыбье и рак рыба. Обычный крестьянин, скромный и работящий парень. Но серьезный и ответственный. И внешностью вроде неплох. Не красавец, конечно, но и не урод. Лицо хоть и неприметное, но приятное, каштановые волосы, серые глаза. И уже не раз намекал, мол, намерения у него насчет меня самые серьезные. Так что, еще немного поразмыслив, мы с Верикой сошлись во мнениях.

Тянуть кота за хвост не стали и, стоило мне один лишь намек дать счастливому избраннику, как он сватов заслал. Сговорились быстро и свадьбу откладывать надолго не стали. Решили сыграть через три месяца. Так что завтра я уже буду считаться замужней женщиной, и сегодня доживаю последние безмятежные деньки. Мстительно показала язык наверняка наблюдающей за мной тени и пробормотала:

– А вот не обломится тебе ничего, нечисть окаянная!

Показалось, что в полутьме блеснули ярко-красные глазюки, и я, ойкнув, отшатнулась от окна. Двинулась к нетерпеливо ожидающим меня девчонкам. По обычаю, каждая в ночь перед свадьбой должна была внести свою лепту в расплетание и расчесывание моей косы. Тогда каждая из них могла рассчитывать тоже замуж выйти. А для девки что может быть желаннее? Вот и собрался в нашей с сестрой скромной комнатке сегодня весь девичий состав поселения. Верика, как обычно, раскомандовалась. Ей только волю дай!

Схватив меня за руки, решительно проводила к заранее подготовленному табурету и усадила на него. Передо мной на столик поставили свечу и зеркало, чтобы могла себя видеть. Так тоже по обычаю полагалось. А девчонки завели традиционную свадебную песенку, такую тоскливую, что у меня еще больше на душе кошки заскреблись. Как я ни храбрилась, замуж выходить ой как не хотелось. И жениха своего я не любила, пусть даже и неприязни к нему не испытывала. Вспомнила, как Верика не раз и не два повторяла: «Стерпится – слюбится», и тяжело вздохнула. А что мне остается еще? Интересно только, права ли окажется знахарка? Отвадит ли нечисть мое замужество? А что если нет? Так, об этом лучше не думать, а то точно разрыдаюсь!

– Ох, и красивая ты все-таки, Тейка! – услышала завистливый голос Ульпии, первой начавшей расплетать мою длинную черную косу.

– Ты тоже ничего, – я даже плечами пожала. Вот кому-кому, а ей точно грех жаловаться! Светловолосая, голубоглазая, фигурка ладненькая, личико приятное. У нее не меньше моего поклонников. А теперь и мои переметнутся.

Хмуро взглянула на свое лицо, впервые посмотрев на него словно со стороны. Красивая ли я? Сама я так привыкла к своей физиономии, что она мне казалась привычной и даже скучной. Лицо правильной овальной формы, кожа чуть смугловатая, отчего зеленые глазищи еще больше выделялись. Черные волосы на контрасте с ними и вовсе делали меня на ведьму похожей. Такую, которая в страшных сказках мужиков с ума сводит и на погибель обрекает. Даже поморщилась от сравнения – чего только в голову мою непутевую не лезет? Ведьма, ага. Уж лучше бы и правда ведьмой была, тогд ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→

По решению правообладателя книга «Новообращенная» представлена в виде фрагмента (20% от объема книги)