Кузнечики [=Саранча]
4%

Читать онлайн "Кузнечики [=Саранча]"

Автор Биляна Срблянович

Биляна Срблянович

Кузнечики

Биљана Србљановић: Скакавци (2005)

Перевод с сербского Сергея Гирина

Действующие лица:

Надежда, 35 лет

Милан, 35 лет

Дада, 36 лет

Фредди, 39 лет

Аллегра, 10 лет

Жанна, 50 лет

Максим, Макс, 55 лет

Г-н Игнятович, 75 лет, академик, отец Милана

Г-н Йович, 80 лет, никто и ничто, отец Фреди и Дады

Г-н Симич, 77 лет, никто и ничто и никому никем не приходится

Г-жа Петрович, 78 лет, мама Жанны

Пьеса состоит из двух актов. Действие пьесы происходит в самом начале и в самом конце лета.

Все герои очень старые, особенно самые молодые.

В пьесе много различных мест действия, описанных достаточно детально, что не следует понимать буквально.

Все постоянно что-то едят, и везде постоянно идет дождь.

Часть первая

I

Популярный ресторан, шумный и пропахший дымом сигарет. Тоскливое желтоватое освещение, запах неоднократно пережаренного подсолнечного масла проникает через одежду, лезет в ноздри, в кожу. Стоит июнь, и посетители сидели бы на улице, в саду, но снова идет дождь. А внутри душно, пища тяжелая и дорогая, хотя ресторан всегда полон, и работает до поздней ночи.

Его популярности сопутствует тот факт, что, не смотря на то, на сколько вы плохой человек, за соседним столиком всегда найдется кто-нибудь, кто окажется хуже вас.

За столиком сидят Надежда и Максим.

Максим, Макс, мужчина с аккуратной прической, поднимает бокал за какого-то вымышленного знакомого, который находится где-то там, за границами нашего обозрения.

Максу пятьдесят пять лет, и выглядит он отлично. Это естественно, потому что Макс постоянно и много ухаживает за собой. Он загорелый, всегда аккуратно подгримированный, стройный, хорошо сложенный. Для того, кому это не смешно, он выглядит прекрасно. И вот только плохие больные зубы заменены одинаковыми фарфоровыми коронками, слишком уж одинаковыми и слишком уж белыми. Челюсть Макса говорит о грустной истории этого человека, о его возрасте и социальном статусе, о его родителях, которые никогда не водили его к зубным врачам.

Макс расскажет, если Вам удастся вывести его на интимный разговор, что зубы у него слабые от рождения, и что в этом виновата генетика, а не его боязнь врачей. Что зубы у него всегда были мягкими как сыр, или что они крошились как мел, что было и у его отца, и у его деда.

В том, что ни его прадеда, ни деда никто не водил к зубному врачу, может быть, и кроется причина этой генетики, но положения вещей это не меняет. У Максима всю жизнь болят зубы, даже и теперь, когда его собственных зубов почти не осталось.

Но хватит о Максе. А Надежда пусть представится сама.

Надежда: А кто это вон там?

Макс и Надежда склонились над своими тарелками. Максим уже все съел, Надежда не осилила еще и половины. Макс осторожно поворачивается.

Макс: Дурочка какая-нибудь. Вы плохо едите. Вам не нравится?

Надежда постоянно смотрит куда-то мимо Максима, разглядывает посетителей ресторана, смотрит, что едят и пьют другие, чем они занимаются. Только время от времени кладет в рот какой-нибудь кусочек.

Надежда: Наоборот, бифштекс прекрасный.

Макс незаметно смотрит на часы.

Макс: Но если Вам не нравится, скажите откровенно.

Надежда возвращается к своей тарелке. Макс смотрит на нее так, как будто бы заставляет ее есть. Она кладет в рот кусок мяса и быстро жует.

Макс: Ваше мясо совсем остыло. Оно стало похоже на подметку от ботинка. Может, заказать Вам что-нибудь другое?

Макс поднимает руку, ненавязчиво подзывая официанта.

Надежда: Нет, нет, не нужно…

Официант и не появляется. Он никогда не появляется, потому что тут нет приличных посетителей. Надежда останавливает Максима.

Надежда: Не надо. Все в порядке. Вот, смотри, я ем.

Надежда кладет большой кусок мяса в рот. Жует. У Макса от одного только взгляда на Надежду начинают болеть зубы.

Макс: Это не очень хорошо для челюстей. Что касается меня, то Вы вообще можете не есть. Я же Вам не…

Надежда: Отец?

Макс: Да нет. Я просто хотел сказать, что я же Вас не заставляю.

Надежда: Я пошутила.

Надежда смеется. Она всегда смеется над своими шутками.

Макс: А, да?

Надежда: Знаешь, я не понимаю, мне на самом деле смешно или я все же немного нервничаю.

Максу все равно. У него сейчас болит челюсть, и это одно только его и интересует.

Макс: Я не знаю.

Надежда: А вообще-то, у меня нет отца. Он умер, когда я была еще маленькая. Знаешь, ты немного похож на него.

Макс: Опять шутишь?

Надежда: А тебе не смешно?

Надежде смешно. Максу ни сколько.

Макс: Ни капельки.

Надежда: Не бойся, у меня и матери нет. Только не подумай ничего. Я не вижу в тебе ни того, ни другого… Люди склонны все упрощать.

Макс: А Вы сложный человек?

Надежда: Да, мы очень сложный человек.

Максу вообще не хочется копаться в этом. Он опускает ладонь в тарелку со льдом, потом прикладывает ее к зубам.

Надежда: Закажи что-нибудь сладкое. Не жди меня.

Макс морщится.

Макс: Я не ем сладкое.

Надежда: Из-за зубов?

Макс: Из-за фигуры.

Надежда: А я вообще не слежу за фигурой.

А следовало бы. Потому что на Надежде вся одежда просто лопается.

Макс: Да и нет необходимости.

Надежда: А вот тебе следовало бы. В твои годы, бац и все.

Макс не готов к такому разговору.

Макс: В мои годы?

Надежда: Я тебя сейчас обидела, да?

Макс: Нет, совершенно.

Надежда: Я вижу, что обидела. Я тебе отвечаю: ты для своих лет выглядишь отлично. Серьезно, без дураков. Почти.

Макс: Почти?

Надежда: Ну, зубы и волосы. И вообще…

Макс перебивает ее.

Макс: Надежда… Надежда, ты так считаешь?

Надежда кивает головой.

Макс: Нет необходимости вдаваться в детали.

Надежда: Ну, ты же спросил.

Макс: Нет, я не спрашивал. Я прекрасно знаю, сколько мне лет. И не ждал, что Вы откроете мне тайну. Кроме того, если посмотреть формально, то и Вы не так уж и молоды. Вам, сколько? Двадцать…

Надежда: Тридцать пять.

Макс: Вот как? Никто не даст.

Надежда: Я знаю, что никто. Моя бабушка всегда говорит, что я с первой менструации нисколько не изменилась. Я могла бы выглядеть малолеткой, но уже иметь ребенка, который ходит в школу.

Макс: И что, у Вас есть ребенок?

Надежда: Нет. У меня никого нет.

Макс: У Вас есть бабушка.

Надежда: Да и ее у меня нет.

Макс: Она умерла?

Надежда: Нет, не умерла. Что?

Макс останавливает ее. Все это его вообще не интересует. Поэтому он ведет себя цинично.

Макс: Вы действительно сложный человек. К счастью, хорошо выглядите. Меня удивляет, что, как Вы говорите, у Вас никого нет.

Надежда: От цинизма могут заболеть зубы. Даже те, которых уже нет.

Макс: Это фантомы.

Надежда: Это зубы. И болят они потому, что ты злой. Попробуй быть добрее. Посмотришь, как будет.

Макс: Эта мудрость, я полагаю, тоже исходит от бабушки?

Надежда продолжает, как будто бы не слышала.

Надежда: Я знаю, что выгляжу не так уж и хорошо. Я не толстая, но… я полная. И кроме того, рыхлая. Кто-то сказал мне однажды, что я похожа на подушку… И это была не бабушка.

Макс: А я ничего и не говорю.

Надежда: Но вообще-то мне абсолютно понятно, как стать очень привлекательной для мужчин. Для тех, которые любят спать с женщинами, а появляться с ними где-то не любят. А я люблю быть с такими мужчинами, которые не могут меня куда-нибудь пригласить. Это жизнь.

Макса действительно трогает искренность Надежды.

Макс: Ну, а тебе здесь нравится?

Надежда: Нравится. И спасибо, что ты наконец перешел на «ты».

Макс искренно смеется.

Надежда: Больше не болит? ...




В пьесе «Саранча» все персонажи находятся в состоянии перманентной войны друг с другом: красавица же
4%
В пьесе «Саранча» все персонажи находятся в состоянии перманентной войны друг с другом: красавица же
4%