Читать онлайн "Белградская трилогия [=С Новым годом, Белград!]"

Автор Биляна Срблянович

Биляна Срблянович

Белградская трилогия

Биљана Србљановић: Београдска трилогија (1997)

Перевод с сербского Гирина Сергея

Действующие лица

Кича Йович (29 лет) — Мичин брат

Мича Йович (21 год) — Кичин брат

Алена (35 лет) — чешка

Саня (30 лет) — жена Милоша

Милош (31 год) — Санин муж

Кача (31 год) — жена Дуле

Дуле (32 года) — Качин муж

Йован (23 года) — молодой человек

Мара (23 года) — девушка

Дача (18 лет) — тинейджер

Ана Симович (21 год) — белградка

Действие происходит в течение одной и той же Новогодней ночи.

Сцена 1

ПРАГА, ЧЕХИЯ

Квартира двух молодых мужчин, братьев, Кичи и Мичи Йович, им около двадцати.

Квартира однокомнатная, две кровати, три лампы и много картин. На картинах одно и то же: Белград, девушка, компания. Стол, стулья и электроплитка, много грязной посуды, в правом углу кухонный уголок.

В комнате перед зеркалом и открытым шкафом стоит Кича, выбирает что надеть. Внимание привлекают эстрадные костюмы — мамбо (его рабочий гардероб). Слышится тихая интсрументальная мелодия мамбо, под которую Кича напевает, подтанцовывает и одевается. Музыка плавно затихает. В комнату входит Мича, он тащит сосновые ветки и большую нейлоновую сумку. Он не в духе.

Кича: Ты где ходишь? Ты знаешь сколько времени?

Мича смотрит на часы какое-то время, потом опускает руку.

Мича: Не знаю.

Кича: Эх, Мича, ты на самом деле глупый.

Кича решительно подходит к нему.

Кича: Сейчас точно…

Смотрит на часы. Смотрит долго. Опускает руку.

Кича: … очень поздно.

Кича быстро продолжает одеваться.

Кича: Если сегодня победим, обещаю, я подарю тебе электронные часы.

Он продолжает ворчать, в то время как Мича прикрепляет ветки к стене, украшает лампочками, доставая их из сумки.

Кича: Больше они не будут меня доставать этими стрелками! Давай одевайся, у нас нет времени… Что ты делаешь?

Мича: Немного украшу, все-таки Новый год. Я купил это на распродаже.

Кича: Это ветки для кладбища. Зачем они на кухне?

Мича: Нет, Кича, мне продавец сказал: «У нас в Чехии, господин, это внутренняя декорация!»

Кича: Вот так и сказал?

Мича: Именно так.

Кича: Именно «внутренняя декорация»?

Мича: «Внутренняя» или «домашняя», сейчас не помню…

Кича: Ну, пожалуйста, повтори, как он сказал.

Мича: В смысле?

Кича: В смысле, на чешском. Как это сказать по-чешски?

Мича судорожно вспоминает. Не знает.

Мича: Подожди, что точно ты хотел, чтобы я тебе сказал?

Кича: «Декорация», Мича.

Мича: А-а.

Мича опять вспоминает. Выглядит дураком.

Мича: Внутренняя или домашняя?

Кича: Все равно какая.

Мича в конце концов сдается.

Мича: Не знаю.

Mича в конце концов отстает.

Кича: Знаю, что не знаешь. Тебе потребовалось два года, чтобы научиться говорить «Ahoj, jak se máš?»,[1] а теперь рассказываешь мне, как ты с чешскими лесниками споришь об эстетике…

Мича молчит. Затем вдруг возражает.

Мича: Нет, Кича, он был не чех!

Кича: А кто?

Мича: Нет, нет, не чех…

Кича: А кто тогда?

Мича: Наш. То есть хорват… да, наш… Я имею в виду, говорил по-сербски. То есть по-хорватски… Да, елки-палки, главное, что я его понял. Смотри, он продал мне их со скидкой, даже не наварился на мне…

Кича: Эх, Мича…

Мича: Чего?

Кича: Не ври.

Мича: Да нет же, Кича, клянусь матерью…

Кича дает ему затрещину.

Кича: Не клянись матерью, босяк!

Мича становится грустным, держится за щеку.

Мича: Я купил ветки у чеха на рынке, заплатил полную цену и мне кажется, что он недодал мне сдачу.

Кича: Вот видишь. А меня тут берешь на эмоции, братство и единство, эти схемы… Ладно, не важно. Только не ври мне больше.

Мича: Не буду.

Кича: Больно?

Мича грустный, держится за щеку.

Мича: Ага.

Кича: Извини, ты знаешь, как я отношусь к маме.

Мича: Знаю. Ты извини.

Кича бросает ему рубашку с рюшечками, такую же, как и его.

Кича: Давай, одевайся.

Мича: Зачем?

Кича: Тебе нужно в сотый раз напоминать, что сегодня вечером мы выступаем в «Люцерне»?[2]

Мича: Я выступаю в «Люцерне»???

Кича: Не притворяйся! Ты прекрасно знаешь, что там новогодний бал.

Мича: И какое отношение это имеет ко мне?

Кича: Ты опять. Хочешь еще одну затрещину?

Мича тут же хватается за щеку. Грустно отвечает.

Мича: Не хочу.

Кича вздыхает, спокойно подходит к Миче. Кто знает, в который раз он так объясняет.

Кича: В «Люцерне» соревнование танцевальных пар в мамбе. Первая премия — двадцать пять тысяч крон.

Мича: В мамбе?.. И?

Кича: И!.. Эти деньги возьмет кто-нибудь из нас!

Мича: Думаешь, мы сможем их украсть?

Кича: Нет, мы честно займем первое место. Ты или я. Не важно кто.

Мича: Чтобы я победил??? Да я же не умею танцевать мамбу…

Кича: Нам повезет. Я знаю. Это легко, научишься за пять минут.

Мича: Ни за что!!!

Кича подходит к Миче с угрожающим видом.

Кича: Сядь, Мича. Мича испуганно подчиняется.

Кича: Скажи мне, кто тебя сюда привез?

Мича: Военные.

Кича: Нет, Мича, военные тебя выгнали из дома.

Мича: Да.

Кича: А кто тебя сюда привез?

Мича: Кто?

Кича: Как «кто»? Кто собрал твои вещи, когда тебя первый раз вызвали, и кто решил ехать в Прагу? Кто?

Мича: Ты, Кича.

Кича: Я, Мича. Я. И кто обещал маме, что будет за тобой следить, чтобы ты не попал в какую-нибудь переделку, и чтобы тебя какая-нибудь… не захамутала, кто?

Мича: Ты, Кича.

Кича: Я. И, значит, кто за тебя отвечает?

Мича: Я, Кича.

Кича: Ты, Мича. Ты… Подожди, как это ты?

Мича: Каждый сам отвечает за себя и свою собственную судьбу.

Кича: Кто тебе это сказал!?

Мича: Этот с ветками.

Кича: Этот хорват?

Мича: Видишь, и ты его знаешь! И что ты меня бьешь ни за что!!!

Кича смущен. Бросает Миче жилет, который не вписывается в мамбо-костюм.

Кича: Одевайся!

Кича слушается, задумчиво одевается. Бормочет.

Мича: Где ты научился хорошо танцевать мамбу?

Кича: Меня научила одна супер-танцовщица. Чемпион Чехии за… не важно, за какой год.

Мича: Правда? И чтобы снова прославиться, она нашла тебя?

Кича: Да, меня. Ты находишь это странным? Что, я не достаточно хорош для чехов?

Мича: Хорош, хорош… Но не для мамбы…

Кича неожиданно замахивается рукой, и Мича едва успевает увернуться от пощечины. Кича включает магнитофон с записью мамбы. Хватает брата за руки и начинает с ним танцевать. Мича ведет себя как слон. Кичу это все больше раздражает.

Кича: Два вправо, один влево, два вправо, один влево! Поворот! Держи ритм, черт тебя возьми!

Танец становится все бессмысленнее, и братья вскоре вместо танца просто топчутся на месте. Мича вырывается… Тяжело дышит.

Мича: Кича, в этом во всем есть смысл?

Кича: Ты как с цепи сорвался сегодня вечером. Ты пил что-нибудь, курил?

Мича: Ты же знаешь, что я не пью.

Кича




Действие «Белградской трилогии» происходит в Чехии, Австралии и Лос-Анджелесе. Практически все герои
7%
Действие «Белградской трилогии» происходит в Чехии, Австралии и Лос-Анджелесе. Практически все герои
7%