Оборотная сторона НЭПа. Экономика и политическая борьба в СССР. 1923-1925 годы

Юрий Жуков

ОБОРОТНАЯ СТОРОНА НЭПа.

Экономика и политическая борьба в СССР.

1923-1925 годы

НЭП — это новая экономическая политика

Её ввели в Советской России весной 1921 года по предложению Ленина, чтобы вывести страну из того кризиса, в который завёл её «военный коммунизм». С изъятием у крестьян всех «излишков», с запретом торговли, заменённой распределением.

Руководство страны полагало, что НЭП за год-полтора выправит положение, а тем временем в Европе победит пролетарская революция. Она-то благодаря мощной промышленности Германии и спасёт положение. Приведёт к процветанию. К социализму.

Миновало почти три года, но мировая революция так и не началась. Тогда же стало понятным и иное. НЭП обернулся всего лишь свободой для нэпманов, новой буржуазии, торговать женским бельем да открывать кафе, рестораны. Для зажиточных крестьян — продавать свой хлеб по любой цене, даже явно завышенной. И ещё — застывшими фабриками и заводами. Миллионами безработных, миллионами крестьян, уходивших в города на поиски заработка.

Так, НЭП — новая экономическая политика — обернулся НЭПом другим — новой эксплуатацией пролетариата.

Вот тогда-то на вершине власти и началась борьба. «Левого» Троцкого — против «правых» Зиновьева и Каменева, «правых» Бухарина и Рыкова — против ставших «левыми» Зиновьева и Каменева. Борьба за право осуществить свой собственный план выхода из кризиса. А заодно и за власть. Личную. Безграничную.

Мировая война заставила царскую Россию, впрочем, как и все воюющие страны, ввести нормированное снабжение населения продуктами питания. После Октябрьской революции большевики-утописты сочли, что тем создана идеальная возможность для мгновенного прыжка в… коммунизм.

Запретили торговлю. Всю. Ввели продразвёрстку — принудительное изъятие у крестьян «излишков». Полученное в деревне таким образом продовольствие стали распределять в городах пайками. Бесплатно. Как и ширпотреб, который всё ещё оставался на национализированных оптовых складах. Сделали бесплатными жильё, коммунальные услуги, медицинское обслуживание, ясли и детские сады, среднее и высшее образование, проезд на всех видах транспорта.

Такая политика и получила название «военный коммунизм».

Однако страна не выдержала эксперимента. Оказалась на грани полного краха. И тогда, весной 1921 года, по предложению Ленина перешли к НЭПу. К новой экономической политике, объявленной всего лишь временным отступлением от уже завоёванных позиций. До победы мировой революции, которая должна была наступить непременно и очень скоро.

Восстановили в правах торговлю. Для крестьян, отменив продразвёрстку, заменённую обычными налогами. Для горожан, позволив тем, кто сохранил средства, открыть магазины, кафе, рестораны. Прежнюю натуральную оплату труда заменили денежной. Начали восстанавливать лёгкую промышленность, а тяжёлую и добывающую решили передать в концессии иностранным фирмам, понадеявшись на инвестиции.

…Миновало два года, но мировая революция почему-то не начиналась. И все проблемы экономики теперь приходилось решать самим, к чему советское руководство оказалось неготовым.

Часть I.

НАДЕЖДЫ

Европа расставалась с 1922 годом без малейшего сожаления. Ведь он так и не принёс ни настоящего мира, ни хотя бы видимости стабилизации. Сопровождался очередными политическими и экономическими потрясениями.

В Ирландии продолжалась, не стихая, гражданская война Левое крыло националистической партии «Шин фейн», возглавляемое Де Валера, отказалось сложить оружие и признать соглашение, подписанное 6 декабря 1922 года руководством правого крыла, Гриффитом и Коллинзом, с правительством Ллойд Джорджа. Договор, по которому лишь 26 графств южной и центральной частей острова становились Свободным государством Эйре с правами доминиона, а остальная часть — Ольстер — оставался в составе Соединённого королевства.

Греция, недавний, хотя и пассивный союзник Антанты, проиграла войну, ею же развязанную, с извечным противником Турцией. Пытаясь расширить полученную по Севрскому договору 1920 года зону вокруг Смирны (Измира), греческая армия начала широкое наступление и в сентябре 1921 года подошла к новой столице Оттоманской империи — Анкаре. Однако вслед за тем стала нести одно поражение за другим, медленно отступая к побережью Эгейского моря. В августе 1922 года турецкие войска под командованием Кемаля-паши, вскоре названного Ататюрком (Отцом турок), перешли в генеральное наступление и 9 сентября вступили в последний оплот греков — Смирну.

11 октября грекам пришлось подписать перемирие, а 20 ноября в Лозанне открылась международная конференция. Она пересмотрела практически все статьи Севрского договора и выработала новые. Только теперь не с Оттоманской империей, а родившейся на её месте Турецкой республикой. Договор, не предусматривавший присутствия войск союзников на всей территории Анатолии, за исключением Александрийского округа, расположенного на границе с Сирией, сохранившего контроль Франции.

Даже нейтральная в годы мировой войны Испания поддалась сладостному соблазну империализма. Развязала колониальную войну против Рифской республики — государства, возникшего в сентябре 1921 года в Испанском Марокко. Тем самым отказалась признать один из 14 пунктов президента США Будро Вильсона, легших в основу послевоенного передела Европы — право наций на самоопределение вплоть до полной независимости.

Ещё более сложным оказалось положение в одном из государств Антанты, в Италии. Там фашистская национальная партия, зародившаяся в 1919 году как полувоенное объединение бывших фронтовиков и официально образованная бывшим социалистом Бенито Муссолини в ноябре 1921 года, решила захватить власть. Под лозунгами национализации земли, рудников и транспорта, введения 8-часового рабочего дня, социального страхования и прогрессивного подоходного налога 27 октября 1922 года из Неаполя, где состоялся её съезд, пошла походом на Рим. В тот же день премьер-министр Факта подал в отставку, но фашисты отклонили предложение войти в коалиционное правительство. Тогда король Виктор Эммануил III предложил Муссолини сформировать однопартийный кабинет, который и был образован 31 октября.

Не бездействовала и Франция, возглавляемая Раймоном Пуанкаре — в годы мировой войны президента, прозванного «Тигром», теперь же премьером. Чтобы избавиться от серьезных экономических трудностей, а заодно и показать Европе, кто же в ней на самом деле хозяин, Пуанкаре нарушил Версальский договор, им же в основном и подготовленный. Не удовлетворился оккупацией ещё в марте 1921 года левобережья демилитаризованной Рейнской зоны, о чём мечтали в Париже ещё во времена Людовика XVI. Отдал 11 января 1923 года приказ о вводе французских войск и на правый берег Рейна. В Рурскую область — важнейший индустриальный район Германии. В города Эссен, Дортмунд, Вупперталь, Дюссельдорф, Золинген, Гельзенкирхен, Бохум, Дуйсбург, другие, где добывалось 72% немецкого угля, производилось более половины чугуна и стали.

Подыгрывая Парижу, Лондон и Вашингтон поспешили заявить о немедленном выводе из демилитаризованной зоны британских и американских войск. Потому-то, чтобы придать агрессии хотя бы видимость международной акции Бельгия, во всём послушная сильному соседу, направила в Рур и свои незначительные силы.

Незаконное, ни с какими нормами международного права несообразное расширение оккупированной территории сразу же получило название Рурской войны. Германское правительство беспартийного Вильгельма Куно объявило кампанию пассивного сопротивления. Призвало население захваченной области перестать работать на шахтах и заводах, не платить налоги, не подчиняться французским властям, а само прекратило выплату репараций.

Последствия происшедшего становились всё более и более непредсказуемыми, ибо с каждым днём приближали полный крах экономики Германии. О том более чем красноречиво свидетельствовал курс дойчмарки. Если в первый день 1923 года за доллар давали 7 тысяч марок, то всего две недели спустя после оккупации Рура -18 тысяч, а 31 января — уже 59 тысяч! Затем счёт пошёл на сотни тысяч, а вскоре и на миллионы. Платёжеспособность немцев дошла чуть ли не до нуля, а сбережения не только рабочих и служащих, но и буржуазии полностью растаяли.

Всем этим поспешил воспользоваться лидер недавно созданной нацистской партии Адольф Гитлер. На одном из сборищ своих сторонников он заявил: «Правительство преспокойно продолжает печатать жалкие уценённые знаки, поскольку прекращение этого процесса означало бы конец правительства… Государство стало крупнейшим мошенником и проходимцем, государством грабителей. Когда же народ узнает, что ему придётся голодать, имея миллиарды, он немедленно сделает вывод: мы не станем больше подчиняться государству». А 12 января в мюнхенской пивной «Бюргер-брой» призвал: «Покончить надо не с Францией, а с предателями отечества. Долой ноябрьских преступников!»{1}.

Гитлер не ограничился словами. Следуя примеру Муссолини, 27 января 1923 года в первый раз попытался захватить власть. Использовал для этого пять тысяч штурмовиков, собравшихся в Мюнхене на свой партийный съезд. Однако власти предотвратили путч весьма просто — запретили собрания нацистов под открытым небом, угрожая в противном случае применить силу. Поступили столь решительно только потому, что опасались не столько нацистов, сколько звучавших всё громче и громче требований провозгласить независимость Баварии и восстановить монархию Виттельсбахов.

Между тем протесты в Германии всё ширились. 29 января на 8-м съезде германской компа ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→