Грязнокровка

Девочка лет десяти лежала на сочной летней траве, ее каштановые волосы развевал слабый ветерок. Солнце светило прямо в глаза, отчего девочке пришлось крепко зажмуриться и прикрыть глаза ладошкой. Вдруг появилась тень, которая закрыла девочку от яркого солнце. Ей пришлось подняться на локтях и убрать руку от лица, чтобы посмотреть, кто же посмел нарушить ее мирный покой. Над ней возвышался белобрысый мальчишка с яркими голубыми глазами и надменным взглядом. Карие глаза с вызовом встретили взгляд голубых, и мальчик усмехнулся. Он был не старше ее самой, но его надменность портила весь вид мальчишки, отчего у девочки появилось желание отвернуться. Но сдаваться под его взглядом она не собиралась. Она могла поплакать в подушку, заперевшись в своей комнате, но плакать при нем, при его самодовольном взгляде, она не собиралась.

— Почему ты лежишь на траве? — дерзко спросил мальчик. Он был из чистокровной семьи магов, и никогда бы добровольно не опустился до того, чтобы отправиться в мир маглов, а тем более заговорить с одним из них, если бы его не заинтересовала причина ее лежания на лужайке в общественном парке. Он здесь вместе с семьей, из-за работы отца. А она просто пришла в парк, чтобы отдохнуть от суеты повседневности.

— Перед тем, как что-то спрашивать, сначала нужно представиться, — хмуро сообщила девочка с пушистыми каштановыми волосами длинной до плеч, напоминая мальчику о манерах.

— Драко Малфой, — с неохотой и раздражением представился белобрысый мальчик.

— Гермиона Грейнджер.

— Я не спрашивал.

— Это называется воспитание, хотя откуда тебе про него знать.

Драко промолчал, хотя язвительные слова уже готовы были сорваться с его языка.

— Хотел знать, почему я лежу на траве? — спросила Гермиона, после чего Драко кивнул. — Если ляжешь рядом — я расскажу.

Она была практически уверена, что он сейчас топнет ногой, развернётся и уйдет отсюда, тогда она сможет продолжить принимать солнечные ванны, но он, вместо того, чтобы идти своей дорогой и оставить Гермиону в покое, снял свой пиджак, закатал рукава белоснежной рубашки и лег рядом с заносчивой девочкой. Ей на зло.

— Довольна? — сквозь зубы спросил Малфой. — Теперь рассказывай.

— Нет, не хочу, — почти пропела Гермиона и снова положила голову на густую траву, блаженно закрыв глаза от солнца. Она победила его. Надменный мальчик больше не мешает ей отдыхать, но было бы куда лучше, если бы он сейчас вообще оставил ее одну.

— Какого черта? Ты обещала! Рассказывай или я уйду… — начал было говорить мальчик с перекошенным от злости лицом, но Гермиона его перебила.

— Так уходи. Я тебя и не держала. Я тебя даже не звала, — резко встав, мальчик схватил с травы свой пиджак, на котором лежал, зло посмотрел на девочку и прошептал: «мы еще встретимся, чертов магл», затем ушел.

***

— Неужели это снова ты? — недовольно протянула девочка, хмуро посмотрев на возвышавшегося над ней белобрысого мальчишку.

— Что, уже испугалась? — усмехнулся Драко.

— Испугалась? Не смеши меня, Малфой, — дерзко ответила Гермиона, — ты снова загораживаешь солнце.

Она вновь пришла в городской парк, чтобы полежать на мягкой траве. Он решил, что тоже пойдет сегодня в парк, и если эта вредная девчонка все же будет так же лежать на траве, то он заставит ее заплатить за вчерашнее унижение. Но сначала узнает, почему она все-таки лежит на траве. Он обязан узнать.

— Плевать. Может, ты наконец скажешь, почему лежишь на траве?

— Нет. Не скажу, — упрямо протянула девочка, покачав головой. А затем снова закрыла глаза.

***

На следующий день Драко снова пришел в парк, чтобы встретиться с Гермионой. Слишком уж его заинтересовала эта заносчивая и самоуверенная девчонка Грейнджер.

Она опять лежала на траве на том же месте, где он всегда ее находил. Он снова встал прямо перед ней, загородив ее от солнечных лучей.

— Малфой, — сквозь зубы процедила Гермиона.

— Грейнджер, — точно так же произнес белобрысый мальчик, по доброму усмехнувшись.

Именно так началась их особая дружба.

***

После этого Драко встречался с Гермионой на том самом месте еще три раза, а затем он с семьей уехал.

Через год, когда Гермионе и Драко исполнилось одиннадцать лет им, обоим пришло письмо о поступлении в лучшую школу магии и волшебства — Хогвартс. Драко не особо удивился, он предполагал, хотя нет, он был уверен, что поступит. А вот для Гермионы и всей семьи Грейнджер это был шок и удивление. Их дочь волшебница! И она поступила в волшебную школу! С этого дня Гермиона взялась за учебники по магии и усердно взялась за учебу. Она решила для себя, что станет самой умной и самой сильной волшебницей в Хогвартсе.

Когда она познакомилась с Гарри Поттером и Рональдом Уизли, то сразу поняла, что они подружатся. А уже в самом Хогвартсе, во время распределения учеников по факультетам, она увидела его. Драко Малфоя. И тогда он узнал, что она грязнокровка. Они были удивлены, хотя вида не подали. И даже не поздоровались друг с другом. Драко лишь едва заметно кивнул Гермионе, чего она даже не заметила.

С этого дня началось активное противостояние Гарри Поттера и его друзей, коей являлась и Гермиона, против Драко и его надменных дружков из Слизерина. Больше всех доставалось Гермионе. Ее грязная кровь была постоянным поводом доя насмешек со стороны Малфоя.

И никто даже не догадывался, что по выходным, а иногда и по будням, они с Драко часами сидят в выручай комнате и общаются. Как тогда, в парке. Как друзья. При друзьях они были злейшими врагами, но с друг другом, наедине, они были все теми же десятилетними детьми, которые вместе лежали на зеленой траве в центральном парке. И никто не думал, почему они подружились. Но однажды Гермиона задумалась, зачем все это, зачем они играют в ненависть. И Драко сказал ей правду. Он не может дружить с грязнокровкой у всех на виду. И она оборвала их дружбу. Остались лишь ненависть и воспоминания. Чистые и добрые воспоминания, от которых она всегда улыбалась. После этого она заперлась в дамской комнате, где проплакала ни один час.

После того, как Гермиона пострадала от Василиска её положили в больничное крыло, застывшую словно статую, Драко просидел с ней всю ночь, держа ее холодную руку в своей теплой ладони. Но еще до рассвета он вернулся а свою комнату, чтобы никто его не увидел. Тогда он понял, какой он дурак, что сказал ей те слова в тот вечер, когда Гермиона разрушила между ними все, кроме ненависти. Но он никогда ее не ненавидел. Теперь он ненавидел только себя за то, что оскорблял ее, говорил гадости, называл ее… грязнокровкой. Ужасное слово.

А она ведь может и не очнуться. И он никогда не услышит «Малфой», которое она произносит с таким ядом в голосе, что любая гремучая змея ей позавидует. Он понял, что потерял ее. Но он постарается вернуть их дружбу.

Когда Гермиона очнулась, у него не хватило духу подойти к ней и извиниться. Но у него перехватило дыхание, когда она вошла в главный зал, он было подумал, что она побежала к нему, но… Поттер. Она побежала к Поттеру и его друзьям. Не к нему. Да он и не заслужил этого. Но как же он хотел, чтобы именно его она тогда обняла. Ведь он был безумно рад видеть ее.

Только в последний день второго курса, перед тем, как сесть в поезд, он попросил ее уделить ему минутку, чтобы попросить прощения. Он извинился за грязнокровку, за все гадости, и за те слова, что он наговорил ей в тот роковой вечер. Она простила его, но продолжать дружить не спешила.

— Прошло слишком много времени. Мы слишком долго были врагами, чтобы вновь становиться друзьями, Малфой. Мне нужно время. Мне нужно снова научиться доверять тебе. До следующего учебного года, Драко.

— Хорошего лета, Гермиона.

***

В следующем году они вновь пытались наладить прежние отношения, Драко пытался заслужить утерянное доверие, когда начинал наезжать на Гарри он никогда не говорил Гермионе гадкие слова, и больше ни разу, ни на людях, ни за спиной, ни сам про себя не называл ее грязнокровкой. Вскоре доверие было восстановлено, а контакт налажен.

К концу третьего курса они вновь возобновили свои вечерние посиделки в выручай комнате. В последний день третьего курса, в выручай комнате, когда Гермиона собиралась возвращаться в Гриффиндорские спальни, Драко взял ее за руку, а затем нежно поцеловал. Опешившая Гермиона осталась стоять в выручай комнате даже после ухода Драко. До уезда из Хогвартса Грейнджер избегала Драко. А в первый день четвертого курса, в выручай комнате, решилась и сама поцеловала Драко. Может, они окончательно разрушили свою дружбу. А может, она просто стала нечто большим для них двоих. Но следующим днем, не боясь огласки или комментариев, Драко и Гермиона сели вместе на искусстве зашиты от темных сил. А в конце урока Гермиона поцеловала его в щеку и ушла с Гарри и Роном на следующий урок. А Драко с улыбкой на лице кинул короткий взгляд на своих друзей и сразу же стер улыбку с лица. Настоящим он будет лишь для нее. Его Гермионы.

...