Встретимся на пристани
<p>Джени Крауч</p> <p>Встретимся на пристани</p> <p><emphasis>Роман</emphasis></p>

Janie Crouch

Untraceable

Untraceable Copyright © 2015 by Janie Crouch

«Встретимся на пристани» © ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2016

© Перевод и издание на русском языке, ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2016

<p>Глава 1</p>

Этой ночью, как чуть ли не каждую ночь на протяжении последних полутора лет, Эвана Карча разбудили захлебывающиеся рыдания Джульет Брэнсон.

Но он уже не стал, как прежде, выскакивать из постели, хватаясь за свой «глок».

Он только глубоко задышал, дожидаясь, когда перестанет колотиться сердце. Затем сбросил одеяло, чтобы немного охладиться, хотя сейчас на юге штата Мэриленд, вблизи Вашингтона, стояла холодная ранняя весна. Эван сел в кровати и вытер пот со лба.

Еще не было и пяти утра, но он знал, что снова заснуть не получится. Он натянул трусы и тренировочный костюм, аккуратно уложил в спортивную сумку одежду для работы.

Эван решил отправиться в штаб-квартиру специальной группы «Омега» и потренироваться до начала рабочего дня. «Упражнения для изгнания бесов», с мрачной улыбкой подумал он. Все лучше, чем лежать одному в огромной кровати и терзаться сознанием вины.

Эван мчался к штаб-квартире «Омеги» по пустынным в этот ранний час улицам. Вскоре он свернул на охраняемую стоянку у неприметного здания, в котором располагалась специальная группа «Омега», скрывающаяся под безобидной вывеской посреднической фирмы оперативная группа, штат которой состоял из лучших специалистов страны. Эван работал здесь уже восемь лет, с тех пор как его направили сюда из ФБР. Тогда ему было двадцать семь.

Чувствуя в голове тяжесть после внезапно прерванного сна, он вошел в подъезд главного здания.

Ему снова предстоит работать под прикрытием. На сегодняшнем совещании Джульет придется узнать о сути задания. Эван с силой потер лицо, чтобы отогнать неприятные мысли. Он знал, какие чувства нахлынут на Джульет, когда она снова услышит имя Боба Синклера, под которым он работал. И ее нельзя за это винить.

Пройдя сложную процедуру проверки, Эван сбежал вниз по лестнице в большой спортзал. В нем наряду с самым современным оборудованием имелись старомодные железные гири, словно иллюстрируя девиз «Омеги»: сочетание лучших новых и старых технологий, дружно работающих на общее дело. Внизу же находились помещения для занятия боем, йогой, а также беговая дорожка.

Сегодняшнему настроению Эвана больше всего подходил тренировочный бой. Раз он пока не может добраться до тех, с кем ему не терпелось расправиться, не грех выплеснуть свою агрессию на пластиковые манекены и кожаные груши. Захватив пару боксерских перчаток, он подошел к двери, ведущей в зал спарринга, как вдруг услышал доносящийся оттуда шум. Кто мог там быть в такую рань?

Эван завернул за угол коридора и заглянул в небольшое окно. Джульет Брэнсон! Значит, не только его разбудил ночной кошмар.

Он был не в силах оторвать завороженный взгляд от Джульет, в черной майке и таких же легинсах, со стянутыми на затылке длинными светлыми волосами, мечущейся между манекенами. Она поразительно легко и ловко наносила удар за ударом, на мгновение зависала в воздухе и, круто развернувшись, с силой выбрасывала ногу, поражая условного противника, находившегося в это мгновение у нее за спиной. Она была среднего роста, пять футов четыре дюйма – со своими шестью футами одним дюймом Эван был на голову выше ее, – но когда стремительно меняла позицию и посылала точный удар в голову высокого манекена, то производила сильное впечатление.

Мощь и сила ее ударов поражали. Если бы эти манекены были живыми людьми, то они уже валялись бы на полу, судорожно глотая воздух. Она не щадила ни их, ни себя. Удары сыпались один за другим, снова и снова с неуловимой быстротой. Глядя на нее, трудно было сказать, что она уже полтора года не участвовала в операциях.

Эван наблюдал за ней из темного коридора, так что она не могла его видеть. Сам опытный оперативник, он высоко оценивал способность Джульет вести ближний бой, хотя, разумеется, пластиковые противники – не живые люди.

Она нападала на манекены, будто сражалась с целой армией демонов. Эван тяжело вздохнул. Да, пожалуй, именно это она и делала.

Он хотел бы сражаться за нее или хотя бы вместе с ней. Но Джульет упорно его избегала. И он ее понимал. Даже в самых крайних ситуациях партнеры обязаны защищать друг друга. А он ее подвел. И Джульет пришлось заплатить за это высокую цену.

Он повернулся и направился в другую сторону. Если он войдет в спортзал, она сразу уйдет. Но он успеет увидеть в ее глазах страх и недоверие. Он знал, что теперь она вообще всех боится, но от этого ему было не легче.

Эван поднялся в зал с беговой дорожкой. Что ж, придется выгонять своих бесов при помощи бега.

Джульет стремительно развернулась и в последний раз нанесла манекену сокрушительный удар ногой. Она испытала удовлетворение, когда манекен рухнул на пол, после чего тяжелый груз в ягодицах заставил его снова принять вертикальное положение.

Да, с манекенами она сражается отлично. Жаль только, что от этого никому ни горячо ни холодно. В бою с настоящим противником она сейчас будет практически беспомощна.

Джульет больше не работала тайным агентом, так что ей пока негде было применить свое боевое искусство. Просто ей хотелось быть уверенной, что в случае необходимости она сумеет дать отпор настоящему противнику, а не забьется в угол от страха.

Напоследок Джульет еще раз пнула ногой манекен, затем взяла полотенце и вытерла пот. Время приближалось к пяти, и скоро должны были появиться другие сотрудники.

Джульет хотелось бы думать, что и она проводит в штаб-квартире восемнадцать-двадцать часов в день потому, что предана важной работе и этой замечательной организации. Потому что хочет внести свою лепту в охрану своей страны от преступников и террористов. А не из-за страха, от которого она покрывалась липким потом каждый раз, когда выходила на улицу.

Она предпочитала оставаться в штаб-квартире «Омеги», чем в одиночестве возвращаться домой. В этих стенах Джульет чувствовала себя в безопасности, даже если была одна. Здесь никто не набросит ей мешок на голову и не утащит среди ночи. Правда, вряд ли такое может произойти с ней дома, но Джульет не удавалось убедить себя в этом, когда она лежала ночью с открытыми глазами и снова с ужасом все вспоминала. Поэтому она задерживалась в «Омеге» как можно дольше.

Нападение на нее произошло полтора года назад. Казалось бы, ей должно было стать легче, но ничуть не бывало.

Девушка направлялась к раздевалке, когда у нее в руке завибрировал телефон. Взглянув на экран, она вся съежилась. Новое сообщение – адресованное не Джульет Брэнсон, а Лайзе Синклер, под чьим именем она участвовала в последней операции, когда едва не погибла.

«Любимая, всю ночь я думал о тебе. Скоро мы будем вместе, только ты и я. И раньше, чем ты думаешь».

Как обычно, без подписи. Джульет без сил прислонилась к стене и потерла висок, где вдруг возникла острая боль. По сравнению с предыдущими посланиями это было ласковым, почти нежным. Она крепко зажмурилась, прогоняя мрачные мысли.

Разумеется, Джульет передала содержание этих сообщений техническим экспертам «Омеги», но им не удалось установить, кто и откуда их присылал. IP-адреса не повторялись. Но она никогда бы не призналась в том, что панически боится этих сообщений. В «Омеге» работали двое из трех ее братьев, она виделась с ними почти каждый день. Но меньше всего она была готова говорить об этом с ними. Джульет с ранних лет находилась под слишком бдительной опекой мужчин, и порой это выводило ее из себя.

Рассказать братьям о последствиях ее похищения и изнасилования? Ну нет, ни за что на свете! И уж конечно, она не собиралась говорить им об этих сообщениях, наводящих на нее ужас. У них и без того полно работы.

– Джул, с тобой все в порядке?

Услышав голос Эвана Карча, она выпрямилась. Как и братья, он называл ее Джул. Она поспешно уничтожила сообщение и выключила телефон, чтобы не объясняться по этому поводу с Эваном.

– Д-да, все хорошо. Иду вот сполоснуться под душем после тренировки. А ты сегодня рано.

– Да хотел побегать, но забыл наушники, так что возвращаюсь за ними. С тобой правда все в порядке? Ты побледнела. Должно быть, ты занималась спаррингом, у тебя в волосах…

Эван шагнул вперед и поднял руку. Джульет инстинктивно отпрянула назад. Он застыл на месте и уронил руку.

– Эван, извини…

– Ничего страшного… Я только хотел убрать пушинку из твоих волос… Ну, мы еще увидимся.

Он повернулся и пошел в другую сторону от раздевалки. Бог с ними, с наушниками. От досады Джульет стукнула кулаком по стене. Она вздрогнула из-за этого проклятого сообщения, Эван здесь ни при чем. А он, похоже, обиделся из-за ее реакции.

Она работала с Эваном несколько лет, а знала его почти всю свою жизнь. Он был лучшим другом ее братьев и ее самой. И мог стать больше чем другом. Было время, когда они флиртовали, уверенные, что в один прекрасный день…

Но этот день так и не наступил.

Теперь стоило Джульет подумать об Эване, как она вспоминала тот момент, когда он нашел ее. Он завернул ее, избитую, почти обнаженную, в свою куртку и, едва сдерживая рыдания, вызвал по рации скорую помощь.

Поэтому последние полтора года она всеми силами старалась его избегать. Это было нетрудно, поскольку она малодушно отказалась от активной работы. Теперь она исполняла обязанности ассистента, аналитика и специалиста по стратегии. Все это, конечно, было интересно, но далеко не так, как работа под прикрытием. Впрочем, Джульет казалось, что вряд ли она сможет снова стать оперативником. Зато теперь она не подвергается опасности. Жаль только, что ее решение сменить работу так сильно задело Э ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→

По решению правообладателя книга «Встретимся на пристани» представлена в виде фрагмента