АЛЕКСАНДРА СОКОЛОВА

Я НЕ СМОГЛА, И ТЫ НЕ СМОЖЕШЬ ТОЖЕ

— Послушай меня очень внимательно. Ты должна быть самой лучшей! Лучшей во всем. Это единственный смысл, который бывает в жизни.

— Но мам…

— Никаких «но». Твой дед был лучшим хирургом, его именем назвали больницу. Твоя бабушка написала несколько монографий, которые вошли в учебники. Ты должна быть достойна их фамилии.

— Но у меня папина фамилия!

— Это временно. Когда тебе исполнится восемнадцать, ты ее поменяешь.

— Но мам…

— Будет так, как я сказала. Не спорь со мной больше. Просто слушай и делай то, что должна.

Пролог.

— Вы понимаете, что каждый последующий аборт — это риск того, что вы больше никогда не сможете иметь детей?

Этот милый доктор смотрел на нее так дружелюбно, так ласково и немного осуждающе, что ей даже стало его жалко. Но сидение в гинекологическом кресле в позе «ноги выше головы» не слишком располагает к сочувствию, поэтому Ольга только улыбнулась, покачала туда-сюда ногами на специальных подставках, и ничего не ответила.

Доктор вздохнул и сдался.

— Я выпишу вам направление, на завтра. Можете одеваться.

Он очень забавно прятал глаза и смущался, и Ольге захотелось немного пошалить.

— Как же? — Возмутилась она. — А разве вы не будете делать мне процедуру… Такую, знаете, когда врач вводит во влагалище пластиковый прибор…

Она, конечно же, прекрасно знала, как называется этот прибор, и как называется сама процедура, но смотреть на краснеющего доктора было слишком приятно и весело.

— Нет, УЗИ сегодня не будет, — он с большим трудом взял в себя в руки и ушел к столу, оставив ее за ширмой — одеваться.

Ольга грациозно (насколько это вообще возможно в сложившейся ситуации) слезла с кресла, и принялась надевать одежду. Сначала кружевные невесомые трусики, потом — пояс от чулок и короткую черную, с небольшим разрезом, юбку. Завершили ансамбль туфли на высоком каблуке — фиолетовые, с зелеными заплатами — самые модные этой осенью.

Накинув на плечи тонкую курточку и поправив прическу, Ольга подмигнула доктору, забрала направление и вышла в коридор. Несколько дней назад она впервые за долгое время коротко подстриглась и даже перекрасила рыжие волосы в кипельно-белый, так что теперь постоянно хотелось трогать голову — то ли руки никак не могли поверить в изменения, то ли им настолько нравился новый Ольгин стиль.

На улице ее ждал сверкающий Фольксваген кабриолет — красный, с красными же кожаными сиденьями и матово-черной приборной панелью.

— Стоило переехать в эту Тмутаракань, чтобы заиметь такую машину, — в сто сорок восьмой раз за последний месяц подумала Ольга, щелкая брелоком сигнализации.

Она села в машину, бросила сумку на сиденье рядом с собой, и выехала с парковки, посигналив на ходу зазевавшейся «Хонде».

По Петровской улице доехала до конца, вывернула к порту, и инстинктивно увеличила скорость. В памяти всплыл старый разговор — она всегда вспоминала о нем, когда проезжала здесь, и всегда недовольно морщилась.

— Ты ошиблась, — сказала она вслух, когда порт остался позади. — Я здесь, красная машина здесь, и никто не умер. Кроме тебя — никто.

Кроме тебя — никто.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава 1. Москва.

Стать руководителем отдела в двадцать пять лет. О да, мама вполне могла бы гордиться ею, если бы в принципе была на это способна. Ольга выросла под ее вечные «ты можешь лучше», и даже сейчас, когда лучше, казалось бы, некуда, мама все равно считала, что она старается недостаточно.

Сегодня она наконец уехала из Москвы, проведя в ней две недели, в которые Ольга вынуждена была выслушивать пожелания, наставления, ехидные замечания и откровенные насмешки. И вот — поезд скрылся за горизонтом, и стоящая на перроне Ольга ощутила, как пали оковы, и воздух снова проник в легкие.

Она вышла с перрона на Комсомольскую площадь и пошла пешком — до офиса компании Find, в которой она работала уже третий год, было всего десять минут неспешной ходьбы.

— Это мама еще не знает про развод, — подумала Ольга, постукивая каблучками от летних босоножек по горячему от солнца асфальту. — Когда узнает — будет мне Варфоломеевская ночь.

У дверей офиса стояла группа людей с сигаретами. Ольга прошла мимо них, кивнув на ходу, и внутренне поежившись. Не все в компании одобряли ее быстрое продвижение по службе, и, говоря откровенно, отношения с коллегами это повышение только усложнило.

Зато у нее теперь был отдельный кабинет! Ольга замирала от восторга каждый раз, когда открывала дверь своим ключом, и заходила в эту маленькую комнату с большим окном, в которой помещался только стол, кресло, стеллаж и небольшая тумбочка.

Пусть маленький, пусть не очень уютный — но «отдельный кабинет» как будто добавляло к ее статусу очков, делало ее еще пусть немножечко, но лучше. Ах, если бы еще в эту жару в кабинет наконец поставили кондиционер…

Ольга улыбнулась и включила компьютер. Кондиционеров не было ни у кого, кроме ТОПов, и мечтать о них было глупо и бессмысленно.

Пока компьютер загружался и принимал новую почту, Ольга успела выложить из сумочки мобильный телефон, пачку «Парламента» и стильную зажигалку. Еще одним преимуществом отдельного кабинета была возможность курить на рабочем месте, и она очень ценила эту возможность.

Среди писем по работе не оказалось ничего интересного, а вот одно из личных заставило немедленно открыть окно и закурить.

От кого: Алиса <Alice@mail.ru>

Кому: Ольга Будина <Budina@find.ru>

Тема: И почему я так по тебе скучаю?

Привет! Знаю, что ты сейчас провожаешь маму, и все равно не сможешь мне ответить, но почему-то совершенно не представляю, как заставить себя взяться за работу, поэтому решила сначала написать письмо, а потом уже браться. Или просто написать потом еще одно ☺

Вчера до поздней ночи гуляла по Питеру. Белые ночи это волшебство, которому не перестаю удивляться. Солнце давно село, небо немного сумеречное, но все равно светло и только фонари горят, забыв о том, что они не нужны сейчас.

Когда мне было восемь, я мечтала о том, чтобы у меня был собственный корабль. Огромный, с белыми парусами и командой матросов. И чтобы я на этом корабле плавала по Неве и махала оттуда всем туристам, гуляющим по Питеру. Класс, правда? «Прогулки по Неве с Алисой» ☺

А ты бы плавала на этом корабле со мной? Знаю-знаю, я не должна об этом писать, не должна спрашивать, но что же делать, если так хочется? С твоим появлением очень многое стало нельзя, а я не очень люблю, когда мне чего-либо нельзя, но это ты и так уже знаешь.

Напиши мне, да? Обнимаю.

Ольга вздохнула и перечитала письмо еще раз. На лице ее против воли расплылась улыбка. Они переписывались вот так уже месяц, и каждый раз, получая очередное письмо, Ольга думала о том, что нужно все это прекратить, и каждый раз не могла.

Почта пиликнула сообщением об еще одном пришедшем письме.

От кого: Алиса <Alice@mail.ru>

Кому: Ольга Будина <Budina@find.ru>

Тема: Re: И почему я так по тебе скучаю?

Проверяю почту по 5 раз в минуту. Как считаешь, это психоз?:)

— Не выйдет у нас никакой дружбы, — подумала Ольга прежде чем нажать на кнопку «ответить». — Как можно дружить с человеком, который отправляет тебе по десятку писем в день, и ты радуешься каждому из них как девчонка?

Тем не менее они пытались. Пытались удерживать свою переписку в рамках нежной дружбы, почти не позволяли себе нежностей и намеков, но именно это «почти» и сводило с ума еще сильнее, чем если бы они говорили прямо.

А как все начиналось! Они познакомились на форуме, посвященном любимому сериалу. Ольга иногда заходила туда, чтобы оставить рецензию на очередную серию, а Алиса раз за разом оставляла к ее рецензиям едкие и смешные комментарии. Это было мило, забавно и трогательно — ровно до того дня, когда на очередную рецензию комментария не появилось.

Ольга терпела неделю прежде чем написать в личные сообщения. Она долго придумывала, ЧТО написать, и совершенно не ожидала, что Алиса откликнется целым письмом. С тех пор так и повелось — сначала было несколько писем в неделю, потом стало — по пять, по десять в день. Ольга успокаивала себя тем, что им просто нравится общаться друг с другом, но практически сразу начала понимать, что на самом деле это совсем не так.

Проблема усугублялась еще и тем, что Алиса была лесбиянкой. Такой — откровенной, открытой, распахнутой всему миру лесбиянкой. Она вот уже несколько лет жила с девушкой, не скрывала этого, и даже, наверное, гордилась.

Ольга рассказывала ей о муже, о неудавшемся браке, о своих чувствах к ставшему вдруг в один миг чужим человеку. И Алиса выслушивала, откликалась, шутила, и никак не показывала, что и для нее это тоже может быть немного странно.

С недавних пор Ольга начала думать, что, возможно, не все знает о себе и своей сексуальности. Ее горизонты вдруг расширились и она стала обращать внимание на женщин.

— Это все ты виновата, — смеясь, писала она в очередном письме. — Раньше, идя по улице, я смотрела только на красивые мужские задницы, а теперь стала находить, что женская задница тоже может выглядет ...

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→