Мальцев мошенник?
50%

Читать онлайн "Мальцев мошенник?"

Автор Евгений Осипов

Прочитал на одном форуме о том, что, дескать, известный одесский актер Мальцев Владимир Павлович — мошенник, и шарлатан, потому что никогда не был близким другом Высоцкого, и его интервью, которое он давал относительно своей дружбы с Высоцким, всего лишь плод его богатой фантазии. Но о том, что Мальцев близко общался с Владимиром Высоцким, знает каждый человек в одесской киноиндустрии.

Мальцев Владимир Павлович был достаточно талантливым не только актёром, но и администратором кино. Он более 35 лет работал на Одесской киностудии. Снялся в таких известных художественных фильмах "Жизнь и удивительные приключения Робинзона Крузо", "Искусство жить в Одессе", "Мушкетёры 30 лет спустя", участвовал в создании многих фильмов в качестве администратора, ассистента режиссёра, директора картины. Мальцев Владимир Павлович был удивительным человеком, который сделал многое для развития кино, в частности одесского кинематографа, и хоть он не родился в Одессе, но его по праву можно считать истинным одесситом. Он умер и был похоронен на Таировском кладбище в Одессе. Обидно, что кто-то считает, что можно сомневаться в истинной дружбе Мальцева и Высоцкого, потому что каждый кто был как-то связан с его жизнью может подтвердить, что это человек был человеком с большой буквы.

Для кинематографистов Одессы, да и для коллег и друзей с киностудий всей бывшей огромной страны он был Пушкиным. Не только потому, что внешность Володи так и намекала, казалось бы, на пушкинские портреты. Нет, он еще и стал при жизни легендой для всех, кто его знал — как, наверное, легендарен прижизненно был и великий поэт.

Уникальной оказалась жизнь и судьба Владимира Павловича. Ребенком пережив ленинградскую блокаду, а в сознательном возрасте окончив Одесский техникум культпросветработников и Харьковский институт культуры, он пришел в кино. На Одесскую киностудию. И с тех пор знаменитые мэтры экрана не уставали повторять, что в съемочных группах он незаменим. Организатор производства, заместитель директора картины, директор съемочной группы — так называлась его должность в штатном расписании. И неслучайно его, вовсе не-актера по профессии, то и дело уговаривали сниматься — и более дюжины не только ярких эпизодов, но и столь же ярких ролей значилось в его учетной творческой карточке Союза кинематографистов. Во всяком случае, более колоритного стопроцентно одесского персонажа, практически без грима, трудно было себе даже представить. И если в сценарии изначально не было для него роли — он просто начинал рассказывать перед работающей камерой, он просто жил себе в кадре… — и возникал по-настоящему художественный образ.

Когда Одесса лишилась своего кинопроизводства — он уехал в Москву. И там, в Москве, попасть на его, не-актера и не-режиссера, 70-летие, организованное кинокорифеями, за счесть считали для себя те, кого числят зрители в супер- и мегазвездах современного кино- и телеэкрана. А он все вспоминал дорогого для себя человека — Владимира Высоцкого, с которым связывали его и фильмы, и годы, и по-настоящему крепкая мужская дружба…

В своем интервью, которое Мальцев Владимир Павлович дал Марку Цыбульскому в 2005 году, он рассказал очень многое о своей дружбе и работе с Владимиром Высоцким:

М.Ц. — Вы общались с Владимиром Высоцким долгие годы…

В.М. — Да, бывало. Гульки всякие… Но это так, это не очень интересно. А вот подружились мы более-менее уже на "Вертикали", в Одессе. Потом было ещё две картины, в которых он у нас снимался, — "Белый взрыв" и "Опасные гастроли". А позднее были и "Внимание, цунами!", и "Контрабанда", и "Место встречи…".

Общались мы, конечно, не только на студии и не только в Одессе. Встречались и в домашней обстановке, и в Москве, в свободное время.

М.Ц. — В перечисленных картинах Вы работали?

В.М. — Да, работал в разных должностях. Был администратором, заместителем директора фильма, ассистентом режиссёра. Так, знаете ли, рос постепенно.

М.Ц. — Вопрос по "Вертикали". Основной блок снимался в Кабардино-Балкарии, это хорошо известно. А запомнились ли выезды в другие места?

В.М. — Да, помню, конечно. Были мы в Сванетии, в селенье Казбеги, там, где Военно-Грузинская дорога. Но это всё рядом, на Кавказе. А павильонные съёмки были Одессе. Даже съёмки в сванском доме — это всё в павильонах. А потом досъёмки делали на Ай-Петри. Там мы где-то с недельку были.

М.Ц. — Насколько я знаю, Вы должны были работать с Высоцким на фильме "Зелёный фургон"?

В.М. — Да, я был утверждён Гостелерадио на этот фильм директором. Он уже написал туда одиннадцать песен, подготовка шла полным ходом, и в сентябре мы уже должны были запускаться.

Володя очень интересовался тем временем. Это было время в Одессе, когда зарождались эти песни — городской полублатной фольклор. "Цыплёнок жареный", "Мурка" — это же всё из того времени. Время было лихое. Ещё не было мощной Советской власти, и Одесса была, так сказать, на свободе. И вот Володя хотел это время снять. Не получилось…

М.Ц. — Вы сказали, что Высоцкий к этому фильму написал одиннадцать песен. Специалистам известно только три, которые, возможно, предполагалось использовать в этом фильме. Вы сами слышали одиннадцать песен или это Вам Высоцкий сказал?

В.М. — Я ему предложил сам одесские песни того времени, очень лихие. Он послушал и сказал, что песни эти работают хорошо, и прямо в начале фильма будет звучать песня "Ужасно шумно в доме Шнеерзона…", это такая известная песня. А то, что он написал, я не слышал. Он говорил, что были некие намётки. Да нам и не нужно было тогда это слушать. Мы же думали, что впереди много времени, запишем всё, как надо!

Он говорил так: у него есть песни написанные, которые слышат все; есть песни, которые слышат только избранные, которым он доверяет; есть песни, которые записаны и "притырены", спрятаны; а есть песни, которые хранятся только у него в голове. Поэтому, что он написал к "Зелёному фургону", я не знаю. Он говорил, какие там наброски были, но разве сейчас упомнишь!

М.Ц. — Высоцкий должен был снимать картину один или ему собирались дать профессионального режиссёра в помощники?

В.М. — Один, именно один. Ему не нужен был никто. Вторым режиссёром должна была быть та же Надя Попова, что работала на "Месте встречи…" Потом она уехала в Америку, и её там убили в Нью-Йорке. Непонятная какая-то история.

А помогать Высоцкому было не нужно. Когда снимали "Место встречи…", то Говорухин уехал на Берлинский кинофестиваль недели на три, и снимал Высоцкий. Он снимал так, что все просто обалдели — лихо, чётко, быстро — он знал, что делает.

Говорухин любит походить, подумать, покурить, поговорить… А Высоцкий снимал так чётко, что все увидели, что он — профессионал.

М.Ц. — В фильм "Внимание, цунами!" Высоцкий изначально не планировался? Насколько я знаю, он туда только песни писал?

В.М. — Он планировался. То есть, ну как… Они очень дружили с Юрой Хилькевичем, и тот очень хотел его снять, но не удалось. Его даже из титров фильма как автора песни хотели вырезать.

Там было так: ещё и проб не было, Юра только предложил, так ему сразу сказали: "Закроем картину, если там будет Высоцкий". А с картиной получилась такая история… Сдача картины должна была быть 31 декабря. Её начинал снимать Старков, автор сценария. И он её снимал. Три месяца проснимал, не снял ни одного кадра. Вот так вот… Он сценарист хороший, а режиссёром быть не мог.

Оставалось до сдачи три месяца, до Нового года, до сдачи картины, нужно было выручать. А Хил (Юнгвальд-Хилькевич, — М.Ц.) был на высоте тогда. Он только что снял "Опасные гастроли". Эту картину хоть пресса и ругала, но ажиотаж был просто невиданный, поэтому Хилу предложили спасать картину. Причём, предложила не только студия, но и Госкино Украины, и Госкино СССР. Получалось так, что если этой картины не будет, то её нечем заменить было.

Туда были брошены все силы. Хил только заикнулся о Высоцком — куда там! Сказали: "Надо сдать картину, чтобы мы все получили премии". Поэтому идею участия в фильме Высоцкого зарубили просто на корню. Но песню Высоцкого использовать разрешили.

Пригласили посниматься любимую Высоцкого — Таню Иваненко. Так что она снималась, а он приезжал.

М.Ц. — А как автор песни Высоцкий в титрах указан?

В.М. — Не помню уже. Знаю, что даже песню Высоцкого включить было очень тяжело. Вот точно помню, что в "Опасных гастролях" вырезано было из титров, что Высоцкий был автор песен, а про эту картину не помню.

М.Ц. — А ведь "Опасные гастроли" делали невероятные сборы!

В.М. — Потрясающие! Я помню, после премьеры этот фильм показывали в Киеве. Были живы ещё старые большевики, так они там на подоконниках сидели! Но в прессе, в "Правде", появилась разгромная статья. Дескать, что это такое — полуголые девочки революцию делают! Революцию делали суровые комиссары в кожанках. Раз "Правда" сказала, то газеты всего Союза быстренько откликнулись, начали эту картину поругивать.

М.Ц. — Но на прокате-то это не отразилось.

В.М. — Да нет, конечно! Те, кто писал, сами это понимали и сами с удовольствием смотрели. Помню, ещё картины в прокате не было, но её уже показывали всем. Приезжали какие-то именитые люди. Даже члены ЦК смотрели "Опасные гастроли", открыв рот.

М.Ц. — Существует много фонограмм, сделанных в разные годы на Одесской студии. Кто делал записи, и где сейчас находятся оригиналы?

В.М. — Эти записи делали люди, которых уже нет. Столько людей приезжали к нам за этими записями… Однажды к нам даже приехала дочка Брежнева, это в 70-е годы было. Она ехала в Кишинёв, и специально приехала в Одессу, пришла на студию с охраной. Сказала: "Высоцкий написал несколько новых песен. Я слышала, что у вас есть записи. Я бы хотела их получить".

Ну, тут забегали все! В звукоцехе быстренько ей всё записали, и она уехала.

Очень часто Высоцкого записывал Лёня Гузинский и Коля Нетребен ...




50%
50%