... ы команды СД, подчинявшиеся начальнику айнзатцгруппы штурмбаннфюреру СС Рейнхольду Бредеру[167]

Как и в предыдущий раз, операция «Праздник урожая II» свелась к проведению карательных мероприятий: к сожжению деревень и уничтожению населения, связанного с партизанами, захвату рабочей силы и сельскохозяйственных продуктов. В итоге было расстреляно 2325 человек, около 300 человек было принудительно вывезено на работу в рейх. О том, сколько немцы изъяли сельхозпродуктов, полной информации в отчетах не сохранилось. Есть сведения только по двум районам. Так, в Дзержинском районе СС и полиция реквизировали 773 тонны зерна, 742 тонны картофеля, 150 голов крупного рогатого скота, 124 овцы. В Узденском районе было захвачено 1417 тонн зерна, 6 тонн льноволокна, 377 голов крупного рогатого скота, 645 овец[168].

Казненные гитлеровцами советские патриоты. 1942 г.

Параллельно с зачисткой районов, «зараженных бандитизмом», по указанию начальника полиции безопасности и СД Белоруссии оберштурмбаннфюрера СС Эдуарда Штрауха (приказ от 5 февраля 1943 г.) проводилась «акция по переселению» евреев из Слуцкого гетто (вероятно, имелось в виду их убийство). В течение 8–9 февраля 1943 г. специальная команда СД (110 человек) под руководством оберштурмфюрера СС Мюллера безжалостно уничтожила 3 тысячи евреев[169].

Личный состав одного из подразделений «Дружины», в котором служил Самутин, был свидетелем, как происходила ликвидация Слуцкого гетто. Это событие представлено в его мемуарах так: «В Слуцке было большое гетто. Однажды утром мы узнали, что гетто горит, а его обитателей немцы вывозят за город и там расстреливают. Нас всех охватило общее чувство омерзения к этому чудовищному делу и, вместе с тем, страх, не бросят ли и нас немцы на помощь себе туда же. Однако этот страх был неоснователен. Как оказалось потом, и мысли такой у немцев относительно нас не возникало. У них были "специалисты" по таким делам, дилетантов им не было нужно. Мы же только с расстояния трех километров видели, как догорали дома гетто, как выезжали за город большие черные крытые брезентом машины и скрывались вдали. Из города доносились до нас звуки редких одиночных выстрелов» (вопрос об участии в истреблении евреев Слуцка подразделений «Дружины» пока остается открытым. — Прим. авт.).

Многочисленные «акции по очищению», массовые экзекуции мирного населения и евреев, осуществленные в ходе операции «Праздник урожая II», позволили немецким оккупационным властям на некоторое время перевести дух и сконцентрировать внимание на юге Белоруссии, где также наблюдалась активность народных мстителей. Так, немалое беспокойство у органов СС вызывала ситуация, сложившаяся на территории Брестской, Гомельской и южной части Минской областей (в частности, в Лунинецком, Ляховичском, Житковичском, Слуцком, Солигорском, Копыльском и Несвижском районах). Здесь под ударами партизан оказалась очень важная для вермахта дорога Гомель — Лунинец— Брест. По информации СД, в районе Грицыновичи — Луги— Гаврилчицы — Величковицы — Ленин — Милевичи численность партизан составляла от 3 до 4 тысяч человек[170].

В короткие сроки в Минске разработали широкомасштабную антипартизанскую операцию, получившую наименование «Февраль» (или «Лютый», нем. — Hornung). Операция проводилась с 16 по 26 февраля 1943 г. Общее руководство ею осуществлял бригадефюрер СС и генерал-майор полиции фон Готтберг. Под его началом находилось оперативное соединение, включавшее в себя 5 групп:

— боевая группа «Восток»: 2-й полицейский полк СС[171], батарея 1-й мотопехотной бригады СС, артиллерийский дивизион 18-го полицейского полка СС, батальон Гиль-Родионова («Дружина» СС);

— боевая группа «Север»: I батальон 23-го полицейского полка СС, особый батальон СС «Дирлевангер», 57-й батальон вспомогательной полиции[172], сигнальная полицейская рота № 112, полицейская танковая рота № 12;

— боевая группа «Запад»: I и II батальоны 13-го полицейского полка СС, 18-й батальон вспомогательной полиции, батарея 56-го артиллерийского дивизиона вспомогательной полиции, инженерно-саперный полицейский батальон;

— боевая группа «Юг»: II и III батальоны 10-го полицейского полка СС, I батальон 11-го полицейского полка СС, 103-й батальон вспомогательной полиции, минометная рота «Кольштед»;

— боевая группа «Юго-восток»: 101-й словацкий пехотный полк[173].

Цель операции заключалась в том, чтобы боевые группы, блокировавшие со всех сторон районы, где располагались лагеря и базы партизан, продвигались к центру. Расположенные в окруженном районе деревни следовало уничтожать, а гражданское население, за исключением евреев, эвакуировать в сборные лагеря. Чтобы исключить случаи «дружественного огня», во все части, привлеченные к операции, была введена опознавательная система «свой — чужой»: участники акции надевали белые ленты на левые рукава шинелей, а если они были обмундированы в маскировочные халаты, — то красные ленты[174].

Боевой группой «Восток», куда включили «Дружину», руководил командир 2-го полицейского полка СС штандартенфюрер СС Гюнтер Ангальт. Группа преследовала партизан, «зачищала» деревни и села, помогавшие народным мстителям, уничтожала евреев, изымала сельхозпродукты, захватывала работоспособное население[175].

Результаты операции «Февраль» в западной и отечественной историографии выглядят так. Белорусские исследователи еще в советское время, ссылаясь на документы партизан, утверждали, что каратели расстреляли и замучили около 13 тысяч человек, 1900 домов сожгли дотла, захватили около 17 тысяч голов рогатого скота[176].

Муньос, опираясь на немецкие материалы, приводит следующие цифры. Убито в бою 2219 «бандитов», 7378 человек расстреляно по подозрению в связях с партизанами. Захвачено оружия: 14 пистолетов и 172 винтовки. Конфисковано у населения 9578 голов крупного рогатого скота, 844 свиньи, 5700 овец, 559 тонн картофеля и 223 тонны зерна. СС и полицией «устранено» 3300 евреев[177].

По данным немецкого историка Р. Михаэлиса, в ходе операции было ликвидировано 1272 партизана, 1211 гражданских жителей было расстреляно за связь с народными мстителями, 104 человека захвачены в плен[178].

Доктор Б. Болл из Гамбургского института социальных исследований отмечает, что в акциях «Франц», «Праздник урожая» и «Февраль» было убито 18 975 гражданских лиц, в том числе 3300 евреев, 2400 человек были депортированы на принудительные работы в Германию[179].

Нет вопросов о количестве жертв, понесенных евреями. Иначе обстоит дело с потерями среди белорусского гражданского населения (от 1211 человек до 13 тысяч). Чьи данные более точные, сказать сложно. Что действительно не вызывает сомнений, так это карательный характер операции «Февраль», в чем сходятся все специалисты.

«Дружина» выполняла те же самые приказы, что и другие части СС. Самутин умалчивает, чем занимался батальон Гиля. В его мемуарах период карательных акций описан так: «Весь январь, февраль и начало марта провели в движении. По замыслу немцев мы должны были по мере движения громить партизан, очищать от них те местности, где будем проходить. Но вот диво — партизан не было. То есть они, конечно, были, только мы их не видели. Целый месяц мы двигались вдоль старой западной границы на юг, выйдя на нее западнее Минска, якобы преследуя партизанское соединение, с которым так за все время ни одного контакта и не произошло. После полуторамесячных мотаний нас остановили в Слуцке и целый месяц еще мы жили там на казарменном положении…»[180]

Самутин лукавит, заявляя, что личный состав «Дружины» не имел боевых контактов с партизанами. Забегая вперед, скажем, что в апреле 1943 г. русская часть СД прочно заняла место в составе боевой группы «Готтберг»[181]. В том же месяце она вошла в состав группировки сил и средств, подчинявшейся высшему фюреру СС и полиции в Центральной России и Белоруссии (получила свой оперативный позывной «Тигр»). Ну и, наконец, 13 июля 1943 г. фон Готтберг отправил в РСХА сообщение, в котором подчеркнул, что «эта состоящая из 1200 русских: часть очень скоро будет ударной силой, и в борьбе с бандами представляется надежной…»[182].

Повешенные советские партизаны. Январь 1943 г.

В начале марта 1943 г. «Дружина» дислоцировалась в Слуцке, но к концу месяца была полностью переброшена в Плисский район Вилейской области — в окружной комиссариат «Глубокое» (гебитскомиссар П. Гахман). Новым местом дислокации русских эсэсовцев стала деревня Лужки[183].

Переброска батальона в Лужки представляет, на наш взгляд, знаковое событие. Во-первых, на территории окружного комиссариата «Глубокое» размещалась главная команда «Цеппелина» «Россия-Центр» (SS-Hauptkommando Russland — Mitte Unternehmen Zeppelin) во главе со штурмбаннфюрером СС Хансом Шиндовски. Вначале команда размещалась в Лужках, а в апреле 1943 г. ее перевели в Глубокое (сюда же перевели и разведшколу из Яблони)[184].

Во-вторых, скорее всего, вполне удачное, по мнению немцев, участие «Дружины» в карательных операциях убедило их в том, что часть Гиль-Родионова вполне могла бы отвечать за охрану и оборону от партизан целого района. Тем более Гиль-Родионов не раз обращался с таким предложением в СД. Самутин пишет: «Оказалось, Гиль добился согласия немцев на предоставление ему в качестве опыта целого района для самостоятельного управления, без вмешательства немцев. Он выдал им обязательство очистить предоставляемый ему район от партизан, уст

Быстрая навигация назад: Ctrl+←, вперед Ctrl+→