Читать онлайн "Инстинкт спирали"

Автор Соловьев Дим

  • Стандартные настройки
  • Aa
    РАЗМЕР ШРИФТА
  • РЕЖИМ

Дим Соловьев

Инстинкт спирали

Вам когда-нибудь приходилось спать на лекциях? А просыпаться от удара по голове свернутой в трубку газетой или, что хуже — указкой? Спешу вас заверить, ничего приятного в этом нет. Нет, не в самом сне на лекции, а в таком вот внезапном пробуждении. Спать-то на лекциях я люблю, почему-то именно тогда я вижу цветные сны.

— Что вам снится, Леснов? — ворвался в мое сознание голос преподавателя.

Он стоял рядом с партой, похлопывая свернутой в трубку газетой по раскрытой ладони. Только что ей он хорошенько оттянул меня по макушке.

— Культурология, Пал Иваныч... — встрепенулся я.

— И какая же тема по культурологии вам снится, позвольте уточнить? — не отставал мужчина.

— Древнегреческие богини ему снятся! — заржал мой сосед по парте, грубый неотесанный паренек, общение с которым у нас ограничивалось вялыми «здорово».

— Ничего смешного в этом нет, — сказал Павел Иванович, развернувшись и направляясь к доске. — Это вполне естественно, что юноше снятся богини. Вот если бы ему снились боги мужского пола, то тогда было бы над чем посмеяться. Так что, Смирнов, ваш смех совсем неуместен!

Я злобно посмотрел в сторону соседа и принялся срисовывать чье-то генеалогическое древо с доски в тетрадь.

— С вас, Леснов, к следующему занятию доклад на пятнадцать минут, по теме сегодняшнего, — сказал Павел Иванович.

— Хорошо, — вздохнул я.

Вскоре прозвенел звонок, и все мои одногруппники, сорвавшись с мест, побежали на улицу. А я, расстроенный необходимостью готовить доклад, никуда не спешил.

На улице студенты собрались компаниями, что-то увлеченно обсуждая, я же бродил один. Друзей в институте у меня было мало, а уж если быть совсем искренним — всего один — Саня. Он учился на курс младше меня, а жили мы в соседних домах. И сейчас у них проходили занятия по физподготовке на городском стадионе, а так обычно на переменах я общался с ним.

Территорию наш институт занимал довольно большую: пара учебных корпусов, один главный, три лабораторных. Все они располагались в непосредственной близости друг от друга. Я решил немного прогуляться, надоело слушать веселые разговоры на крыльце. Все-таки этот доклад и то, что Павел Иванович меня застукал, сильно подпортило мне настроение.

Завернув за корпус, в котором у нас проходили занятия, я направился в сторону одного из лабораторных. Этот корпус славился самой оборудованной лабораторией по физике, а еще одной очень удивительной командой, состоявшей из профессора и двух студентов старшекурсников. Они вечно что-то изобретали, ставили какие-то опыты. После которых, случалось, что все строение оставалось на день без электроэнергии, за что, конечно, они получали выговоры, но этим все и ограничивалось. Ректор был заинтересован в этой команде. Один раз со своим очередным изобретением профессор и студенты заняли первое место на всероссийском конкурсе и выиграли неплохую сумму в бюджет института.

Размышляя об этом, я не заметил, как дошел до самого здания.

— Дяденька! — услышал я взволнованный детский голос.

Но поначалу обращать внимания не стал, ведь не такой я уж и дяденька, если подумать.

— Дяденька, помогите, пожалуйста!

На углу корпуса росли кусты, оттуда высунулась голова маленькой девочки с большим синим бантом. Глядя на ее личико — сказать «лицо», будет слишком грубо — я понял, что она вот-вот расплачется.

Оглядываясь по сторонам, я подошел к ней.

— Ну, что с тобой? Что случилось?

— У меня котенок, — всхлипнула девочка.

— Что, котенок?

— Убежал туда, — она ткнула пальцем за спину. — А я боюсь за ним.

— Туда, это куда? — спросил я.

— В подвал! — на ее огромных синих глазах выступили слезы.

— Сейчас я посмотрю, только ты не реви, — сказал я, обходя кусты со стороны. Желание лазать по кустам пропало у меня давно, еще с тех пор, как вместо шорт я стал носить брюки.

За кустами и в самом деле оказался спуск в подвал: небольшая кирпичная стенка, сверху покатая крыша, оббитая оцинковкой, лестница вниз и характерный противный подвальный запах.

— Давно он убежал-то? — спросил я.

— Нет, только что.

Из подвала раздалось пронзительное «мяу».

— Ему страшно! — взвизгнула девочка.

— Сейчас, сейчас. Не кричи, — шепнул я и стал спускаться в подвал.

Честно говоря, думал я совсем не о котенке.

Вот на такие уловки и попадаются всякие простаки. Маленькая милая девочка попросила случайного прохожего достать из подвала котенка, наивный добропорядочный гражданин решил помочь, а в подвале ему злые дяденьки арматуриной по голове — тюк! Все деньги, золотые кольца, часы, мобильные телефоны — долой. Девочке конфетку. Никто ничего не видел, никто ничего не знает.

Самому же стало смешно от таких мыслей. Во-первых — это территория института, во-вторых — девочка на самом деле выглядит довольно безобидно и это вряд ли, что она на сговоре с преступниками. Да и котенок, в конце концов, мяукал.

Но смешно, не смешно, а, заходя в подвал, голову я на всякий случай прикрыл — предосторожность никогда не помешает.

В подвале оказалось темно. Нужно было ждать, пока глаза привыкнут к темноте, чтобы разглядеть хотя бы что-то. Ждать я не мог. Слишком противно пахло, да и перемена подходила к концу.

Найдя в кармане зажигалку, я зажег ее, и стал более или менее различать, что находится вокруг меня.

В первой комнате оказалось пусто, за исключением горы строительного мусора у стены. Видимо, котенок, почувствовал, что я спускаюсь, испугался и сиганул в следующее помещение. В противоположном двери углу я заметил проход.

— Кис-кис-кис.

Я подошел к проходу и заглянул. Там увидел довольно длинный коридор, через пару метров на стене светлое пятно. Следовательно, в какой-то из комнат была рабочая лампочка. Котенка я не замечал по-прежнему. Далеко гад убежал.

— Кис-кис-кис. Ай, черт!

Колесико зажигалки накалилось и обожгло мне палец. Зажигалка выпала. Я нагнулся, нащупал ее на полу. Перед глазами маячило пятнышко от пламени. Дуя на палец, я пошел на свет. Где же ты, котенок?

В комнате на самом деле горела одна лампочка, на полу валялись пустые бутылки незнакомой мне марки пива, драный матрац и несколько использованных презервативов.

«Вот чем занимаются в подвале лабораторного корпуса», — с улыбкой подумал я.

Но это волновало меня меньше всего, сейчас целью моих блужданий по этим дурно пахнущим катакомбам был глупенький котенок, которого я вызвался вернуть хозяйке.

В комнате котенка не оказалось, поэтому я развернулся и решил идти дальше по коридору.

Но выход из комнаты упирался не в стенку, как должно было быть, а продолжался далеко-далеко светлым коридором, почти через каждые пару метров висело по лампе в железном абажуре.

Я потряс головой, протер глаза. В горле пересохло. А на коже выступил холодный пот. Чертовщина какая-то.

Такого не могло быть. Я же точно помнил, что шел прямо по темному коридору, а потом свернул направо в эту вот комнату, в которой стоял. Значит, выходя из комнаты, я должен был упереться в стену, а по левую и правую руку от меня оказался бы проход.

Но никаких проходов налево или направо я не видел. Моя комната являлась тупиковой комнатой большого светлого коридора.

Я понемногу стал впадать в панику. Посмотрел на часы — перемена уже подошла к концу, на следующие полпары я опоздал, значит, дело закончится не одним докладом. Прошелся по помещению, пиная каждую стену, сам не понимая зачем. Поднял одну из бутылок.

«Пиво золотой тапир, производство город Даренберг»

Что за город такой? Со злостью я швырнул бутылку об пол, она разлетелась на мелкие куски.

Может быть, мне просто показалось, что я шел прямо, а потом направо? В темноте ведь может случиться и такое. А потом кто-то вдруг включил свет.

Обрадовавшись своей догадке, я направился по коридору вперед, заглядывая в боковые комнаты в поисках котенка. Под потолком ползли вместе со мной мохнатые толстые трубы.

Но после пяти минут пути я осознал, что догадка моя с треском провалилась. Тогда, чтобы добраться до света, я сделал несколько шагов. А сейчас шел уже целых пять минут. И от коридора не наблюдалось никакого ответвления. Все боковые комнаты были пусты, за исключением какого-то мусора.

— Мяу!

Я дернулся, и чуть было не ударился головой об одну из труб. Возле моей ноги сидел котенок и жалобно смотрел на меня.

— Мяу!

— Иди сюда, глупенький, — я нагнулся, чтобы взять его на руки, как вдруг из очередного прохода в боковое помещение показалась небольшая крыса.

Котенок увернулся от рук и побежал в ее сторону. Зафырчал, хвост трубой. Стал прыгать возле нее, махая лапой, норовя ударить.

Крыса повернула голову в его сторону, почесала лапкой морду и начала наступление. Котенок не ожидал такой реакции, стал, презрительно пофыркивая, отходить назад. А крыса продолжала бежать на него. Что-то в ней показалось мне странным. Я присел на корточки, наблюдая за этим действом.

Котенок встал на задние лапы и смешно ткнулся спиной в стену. Фыркнул, поворачиваясь, чтобы дать стене отпор. В этот момент крыса настигла его и укусила за лапу. Такого не ожидал и я.

Котенок пискнул, упал на бок. Стал биться, махая лапами, а крыса, все сильнее вгрызалась.

Я поднялся и точным ударом ботинка отшвырнул бешеного грызуна в сторону. Крыса отлетела далеко и несколько секунд валялась без движения, потом зашевелилась, встрепенулась и снова ринулась в атаку. Но теперь уже не на котенка, а на меня.

Я со всей силы пнул ее ...