Читать онлайн "Механический фиговый листок"

Автор Янг Роберт Франклин

  • Стандартные настройки
  • Aa
    РАЗМЕР ШРИФТА
  • РЕЖИМ

Роберт Янг Механический фиговый листок

Роберт Франклин Янг

Покупка нового автоплатья не доставила радости Арабелле, в первый же вечер ей разбили сердце и машину. Но в авторемонтной мастерской она знакомится с милым молодым человеком Говардом и жизнь снова приобретает смысл.

Автоплатье стояло на постаменте в витрине салона с продукцией фирмы «Большой Джим». Надпись под ним гласила:

«Эта прелестная новая модель „шевроле“ – ваша всего за каких-то 6499 долларов 99 центов! Щедрая скидка, если вы оставите у нас свое нынешнее платье-автомобиль! В придачу получаете даром шляпку-шлем!»

Арабелла не думала нажимать на тормоза, но уж так получилось. Потрясающее автоплатье! В жизни она такого не видела! И всего за каких-то 6499 долларов 99 центов!

Произошло это в понедельник к вечеру, когда весенние улицы заполнили спешившие домой служащие, а в апрельском воздухе стоял неумолчный рев автомобильных сирен. Салон «Большого Джима» находился неподалеку от угла и примыкал к большой площадке магазина подержанных автоплатьев, обнесенной забором, стилизованным под старину. Здание салона было построено в американском колониальном стиле, несколько нарушенном громадной неоновой вывеской, подыхавшей на фасаде:

«Берни, представитель „Большого Джима“».

Услышав все нарастающий рев сирен, Арабелла наконец сообразила, что мешает движению, и, прошмыгнув перед капотом старика, одетого в пунцовый «кадиллак», съехала на бетонную обочину перед витриной салона.

Вблизи платье-автомобиль уже не казалось столь ослепительным, но тем не менее глаз оторвать от него было нельзя. Его элегантные бирюзовые бока и блестящая решетка радиатора горели в косых лучах заходящего солнца. Раздвоенный турнюр далеко выдавался назад, как две кормы катамарана. Это была прелестная модель, отвечавшая даже тем требованиям, которые предъявлялись к новейшим изделиям промышленности, и о покупке ее стоило подумать. И все же Арабелла не рискнула бы ее приобрести, если бы не шляпка-шлем.

Продавец (наверное, сам Берни) в безукоризненном двухцветном «бьюике» тронулся с места, когда она вкатила в дверь.

– К вашим услугам, мадам! – произнес он вежливо, но во взгляде его, устремленном на ее наряд из-за идеально чистого ветрового стекла, сквозило явное презрение.

Щеки Арабеллы залила краска стыда. Может быть, платье и вправду давно пора сменить. Может быть, мама права, говоря, что она совсем не следит за своими нарядами…

– Платье в витрине… – сказала Арабелла. – А… а это верно, что шляпка-шлем дается бесплатно?

– Совершенно верно. Хотите примерить?

– Да.

Продавец развернулся лицом к двустворчатой двери в другом конце комнаты.

– Говард! – позвал он. Тотчас створки двери раздвинулись, и в комнату въехал молодой человек в голубом комбинезоне фасона «пикап».

– Да, сэр.

– Отбуксируйте платье с витрины в примерочную и подберите к нему на складе шляпку-шлем.

Продавец повернулся к Арабелле.

– Он проводит вас, мадам!

Примерочная комната находилась сразу за двустворчатой дверью, направо. Молодой человек пригнал платье, потом отправился за шляпкой. Он нерешительно протянул ее Арабелле и как-то странно на нее посмотрел. Кажется, он хотел что-то сказать, но раздумал и выехал из примерочной.

Арабелла заперла дверь и торопливо переоделась. Обивка-подкладка приятно холодила тело. Она надела шляпку-шлем и посмотрелась в большое трехстворчатое трюмо. У нее перехватило дыхание.

Поначалу ее немного смущал раздвоенный турнюр (в платьях, которые она носила, задняя часть так не выдавалась), но блестящая хромированная решетка радиатора и полные крылья сделали ее фигуру неузнаваемой. Ну а что касается шляпки-шлема, то, если бы не зеркало, она бы не поверила, что простая шляпка, пусть даже шлем, может так изменить внешность. Это была уже не усталая девушка, заехавшая в магазин после службы, теперь это была Клеопатра… Вирсавия… Прекрасная Елена!

Робко выехала она из примерочной. Что-то похожее на благоговейный страх промелькнуло в глазах продавца.

– Вы совсем не та девушка, с которой я только что разговаривал, – сказал он.

– Та самая, – подтвердила Арабелла.

– С тех пор как у нас появилось это платье, – продолжал продавец, – я мечтал о девушке, которая будет достойна его элегантности, его красоты, его… его индивидуальности.

Он почтительно закатил глаза.

– Благодарю тебя. Большой Джим, – сказал он, – за то, что ты послал эту девушку к нашим дверям.

Он опустил глаза и посмотрел на притихшую Арабеллу.

– Хотите проехаться?

– О да!

– Хорошо. Но только вокруг нашего квартала. А я тем временем подготовлю бумаги. Нет, – добавил он поспешно, – это вас ни к чему не обязывает, но если вы решите его купить, все будет готово.

– А… а сколько вы дадите за мое старое платье?

– Сейчас посмотрим. Вы его носили года два, не так ли? Гм… – Продавец на мгновение задумался. – Мы вот как поступим. Вы не из тех, кто носит одежду неаккуратно, поэтому вам я сделаю очень хорошую скидку – тысячу два доллара. Хорошо?

– Нет… не очень. («Наверное, целый год придется обходиться без ленча…»)

– Не забудьте, шляпку-шлем мы даем бесплатно.

– Я знаю, но…

– Попробуйте прокатиться в нем сначала, а потом мы поговорим, – сказал продавец. Он достал из шкафа знак, свидетельствующий, что машина принадлежит магазину, и прикрепил его к задней части платья. – Теперь все в порядке, – сказал он, открывая дверь. – А я тем временем займусь бумагами.

Арабелла была так взволнована и возбуждена, что, выехав на улицу, чуть не врезалась в молодого человека, одетого в белый спортивный костюм с откидным верхом, но быстро овладела собой и, дабы показать, как хорошо она ездит (первое впечатление говорило об обратном), обогнала его. Она заметила, что он улыбнулся, и сердце ее радостно забилось. Как раз сегодня утром у Арабеллы было такое чувство, что с ней должно приключиться что-то удивительное. На редкость обычный рабочий день в конторе приглушил было это чувство, но теперь оно вспыхнуло с новой силой.

Перед красным светом ей пришлось остановиться, и молодой человек оказался рядом.

– Привет, – сказал он. – Какое на тебе шикарное платье!

– Спасибо.

– Я знаю отличный кинотеатр. Поехали сегодня?

– Но мы даже незнакомы! – сказала Арабелла.

– Меня зовут Гарри Четырехколесный. Теперь ты меня знаешь. А я тебя нет.

– Арабелла. Арабелла Радиатор… Но я вас не знаю.

– Это поправимо. Ну так как, идем?

– Я…

– Где ты живешь?

– Макадам-плейс, шестьсот одиннадцать, – ответила она, не задумываясь.

– Я буду в восемь.

– Я…

В это время зажегся зеленый свет, и не успела Арабелла возразить, как молодой человек исчез. «В восемь, – думала она с замиранием сердца. – В восемь часов…»

Теперь она просто вынуждена купить это платье. Другого выхода не было. Молодой человек видел ее в такой великолепной модели, и что он подумает, если она будет в старом разболтанном рыдване, когда он заедет за ней? Она вернулась в салон, подписала бумаги и поехала домой.

* * *

Отец вытаращил на нее глаза из-за ветрового стекла своего трехцветного «кортеза», когда она въехала в гараж и остановилась у обеденного стола.

– Ну, – сказал он, – наконец-то ты не выдержала и купила себе новое платье!

– Прекрасно! – сказала мама, которая была неравнодушна к кузовам типа «универсал» и почти никогда не меняла этого покроя. – А я уж думала, ты никогда не поймешь, что живешь в двадцать первом веке, а в двадцать первом веке надо уметь одеваться так, чтобы тебя заметили.

– Я… мне только двадцать семь, – сказала Арабелла. – В моем возрасте многие девушки еще не замужем.

– Если они одеты кое-как, – съязвила мама.

– Никто из вас так и не сказал, нравится вам платье или нет, – заметила Арабелла.

– Мне очень нравится, – сказал папа.

– Кто-нибудь непременно тебя заметит, – сказала мама.

– Уже заметили.

– Ну! – обрадовалась мама.

– Наконец-то, – сказал папа.

– В восемь он заедет за мной.

– Ради бога, не говори ему, что читаешь книжки, – сказала мама.

– Хорошо. Я… больше не читаю.

– И свои радикальные идеи тоже держи при себе, – сказал папа. – Насчет людей, которые одеваются в платья-автомобили, потому что стыдятся тела, которое им дал бог.

– Но, папа, ты же знаешь, что я давно так не говорю. С тех… с тех пор как…

С рождественской вечеринки, подумала она, с тех пор как мистер Карбюратор похлопал ее по заду и сказал, когда она его оттолкнула: «Ползи обратно в свою историю, ты, книжный червяк. Нечего тебе делать в нашем веке!»

– Очень давно не говорю, – неуверенно закончила она.

Гарри Четырехколесный появился ровно в восемь, и она поспешила ему навстречу. Они катили бок о бок, свернули на Асфальтовый бульвар и выехали из города. Ночь была чудесная – весна еще не совсем прогнала зиму, которая выкрасила переливающейся серебристой краской горбатый месяц и начистила до блеска мерцающие звезды.

Площадка перед экраном была полна, но они нашли два местечка позади, неподалеку от опушки, где рос кустарник. Они стояли рядом так близко, что их крылья почти соприкасались, и скоро она почувствовала, как рука Гарри сперва легла ей на колесо, а потом осторожно переместилась выше, на талию, как раз над раздвоенным турнюром. Она хотела было отъехать, но, вспомнив слова мистера Карбюратора, закусила губу и попыталась сосредоточиться на фильме.

В нем рассказывалось о бывш ...