Книги вам точно понравятся
Книгогид это:
  • Доступ к тысячам книг
  • Персональные рекомендации
  • Рецензии пользователей
  • Авторские полки
больше не показывать
Игорь Евсин «По кому палка плачет? Рассказы о рязанских юродивых»

Читать онлайн «По кому палка плачет? Рассказы о рязанских юродивых»

Автор Игорь Евсин

<p>Игорь Евсин</p> <p>По кому палка плачет? Рассказы о рязанских юродивых</p>

© Евгений Шибанов, 2016

© Игорь Евсин, 2016

© Сретенский монастырь, 2020

<p>Мудрость змеи и кротость голубя. Вступительное слово</p>

Как солнечный свет являет себя в семицветье радуги, так и Божественная благодать, опочив в сердцах избранников Христовых, обнаруживает свое присутствие в просвещенной мудрости юродивых праведников. Предвидение будущего, вещее и меткое слово, умение не унывать в самых сложных обстоятельствах, сохранять бодрость духа и живость сердца среди всеобщей апатии и ободрять унывающих, сострадать ближнему, смиряться перед Богом вплоть до желания оскорблений, гонений и даже побоев Христа ради – вот далеко не полный перечень духовных достоинств, которыми блистают души героев книги Игоря Евсина «По кому палка плачет?».

Юродство Христа ради имеет свои степени, градации, полутона, и в разных людях оно проявляется по-разному. Но есть что-то общее в подвиге юродства. Что же объединяет этих необычных подвижников, обретших нравственное совершенство после упорной, изнурительной борьбы со своими страстями? Борьбы, в которой иногда бывали и поражения, но которая в конечном счете заканчивалась победой христианского духа над бренным телом и страстными помыслами.

Прежде всего юродивых объединяет то, что они подобны благородным рыцарям. Юродство – лишь доспехи, оберегающие их сердца от раскаленных стрел лукавого, от дурных влияний мира сего, во зле лежащего. А кроме того, юродство – это ладонь, бережно прикрывающая свечу сердечной молитвы, дабы ее огонек не погас от вмешательства страстного мира, как от порыва буйного ветра.

Юродивым свойственно искусство употребить вовремя шутку, прибаутку и даже острое словцо с целью уйти от ненужного, от неполезного и даже душевредного разговора. И этим искусством пользуются мудрые христиане. Слово или действие, подчас неожиданное, непредсказуемое, выходящее за рамки светских условностей, цель которого – ободрить огорченного, поставить на место дерзкого, воодушевить малодушного. Эти элементы юродства присутствуют и в современном христианском сообществе. Граничит с юродством и продиктованное Евангелием поведение: молчание в ответ на озлобленные выпады недругов, встречный вопрос на вопрос, заданный с лукавым умыслом, язык притчи, иносказания, аллегории, к которым обращаются в сложных ситуациях.

Мудрые духовники поучают о жизни среди мирян: «Будешь хорошим (наивным, доверчивым, бесхитростным) – съедят. Будешь плохим (самонадеянным, замкнутым, грубым) – заплюют». Христианин должен держаться золотой середины. Иметь мудрость змеи и кротость голубя. То есть одновременно быть невозмутимым и приветливым, мужественным и добрым, скромным и назидательным, но не навязчивым…

Высокодуховные старцы дают иногда такое необычное наставление: «С лукавым – по-лукавому». О том же говорится и в Псалтири: С милостивым Ты поступаешь милостиво, с мужем искренним – искренно, с чистым – чисто, а с лукавым – по лукавству его, ибо Ты людей угнетенных спасаешь, а очи надменные унижаешь (Пс. 17, 26–28). То есть с человеком злонамеренным, желающим тебе вреда, не грех быть хитрым, чтобы разрушить его козни.

Современный мир становится все более агрессивным. Алчность, желание иметь как можно больше земных благ, пребывание в плотских страстях – вот свойства сегодняшнего общества. И чтобы жить в этом мире достойно, современные христиане должны изыскивать особые формы поведения, уметь говорить особым языком, для того чтобы отстоять свой духовный суверенитет. И в этом им могут поспособствовать элементы юродства, которые, не нанося другим оскорблений, помогут опровергать голословные обвинения, разоблачать лесть, а если кто-то стяжал евангельскую любовь к ближним, то назидать и обличать. Но, повторюсь, если он стяжал истинную, евангельскую любовь, о которой апостол Павел пишет так: Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, – то я ничто (1 Кор. 13, 2).

Однако далеко не всем дано понять значение подвига юродства. По большому счету мир ненавидит юродивых, гонит их и преследует, потому что считает безумными за отказ от земных удовольствий. Мир унижает и оскорбляет юродивых, потому что они мешают миру спокойно предаваться плотским страстям и утехам. Еще апостолов, проповедовавших превосходство духовного над плотским, считали за ненормальных людей. Апостол Павел так писал про учеников Христовых: Мы сделались позорищем для мира… – Даже доныне терпим голод и жажду, и наготу и побои, и скитаемся… – мы как сор для мира, как прах, всеми попираемый доныне (1 Кор. 4, 9, 11, 13).

Но почему же в последующих веках, когда уже было утверждено христианство, юродивые своими речами и поступками сами добивались того, чтобы люди считали их за умалишенных? Чтобы презирали и даже избивали? Потому что они всегда помнили, что Сам Христос подвергался надругательствам и избиениям. Оттого и не могут юродивые предаваться земным радостям и утехам, что перед их глазами всегда стоит распятый Христос.

Но нам, современным христианам, все-таки надо знать, что подражать поведению юродивых не следует. Господь благословляет как возвышенную скорбь и страдания, так и невинную радость, и благочестивые земные утешения. Потому христианин должен держаться золотой середины и, как уже говорилось, иметь мудрость змеи и кротость голубя. А особенно следует избегать лжестарцев и лжеюродивых. Настоящие Христа ради юродивые, в прямом смысле этого слова, сегодня вряд ли где-то существуют, ибо оскудела земля Русская праведниками, удостоившимися такой необыкновенной святости, которую необходимо скрывать под личиной греховности. Мне приходилось встречать уловленных тщеславием людей, выдающих себя за юродивых, ведущих себя эксцентрично, изрекающих туманные пророчества и дающих туманные ответы на духовные вопросы. Это лжеюродивые, произносящие речи от лукавого, помраченного ума своего. Они похожи на античных пифий или оракулов. И ведь находятся такие доверчивые простачки, что принимают их за юродивых Христа ради. Но нам следует помнить слова Самого Христа: берегитесь, чтобы кто не прельстил вас, ибо многие придут под именем Моим, и будут говорить: «я Христос», и многих прельстят (Мф. 24, 4–5).

Но по Божией милости на Руси, как гласит русская пословица, не стоит село без праведника. Прочитав книгу Игоря Евсина «По кому палка плачет?», читатель сможет увидеть, насколько богата была наша земля праведниками, насколько высок подвиг юродства Христа ради и насколько чисты души юродивых. Читая эту книгу, мы еще раз убеждаемся, что нет ничего более таинственного, непостижимого и вместе с тем прекрасного, чем святая человеческая душа!

Протоиерей Артемий Владимиров, член Союза писателей России
<p>От автора</p>

Эти рассказы написаны по жизнеописаниям главных действующих лиц и публикациям о них в православных журналах и газетах. Дополнены они авторскими изысканиями и записанными им народными преданиями. Имена большинства персонажей (не главных) – авторские.

Эта книга – не жизнеописания рязанских юродивых. Однако написана она по реальным фактам их жизни и деяний. Надеюсь, что книга будет не только интересной, но и душеполезной для читателей.

<p>Глава 1. Надо ли птичкой становиться?</p> <p><emphasis><sup>Рассказы о юродивых XIX века</sup></emphasis></p>
<p>Позорище человеков</p>

Весна в Нижегородской губернии была нечаянно-ранней. Савелий Иванович Круглов, сидя за столом, утирал со лба капельки пота. За окном его добротной крестьянской избы, словно оперенье селезня, бирюзовело предвечернее небо. Савелий, одетый в черный сюртук с крупными коричневыми пуговицами, похожими на майских жуков, чаевничал вместе с женой Анной и сельской свахой-сводницей Марфой Коротковой. С улицы слышалась задорная частушка деревенских девок:

Как под яблонькой густойПарень спит один, глупой,Парень спит один, глупой,Неженатый, холостой.

– Это они, кажись, про нашего Николку прибаутку сложили, – задумчиво промолвил Савелий. – Надо ж, забодай их комар, какие умелицы! А ведь сколько раз я ему хороших невест находил. Да вон хоть бы и Клавка Кафтанова. Уж из какой доброй семьи девка! Дом – полная чаша! Я к сватовству-то уж как попотел, только чтоб их ублажить. Подарков накупил: пуховый платок оренбургский для Клавки, и водочки чистой, смирновской, для отца ее, и пряничков тульских для матери. А наш оглоед взял да перед самым сватовством эти подарки в печке сжег! Даже пряники не пожалел, а ведь он сладкоежка, да еще какой! Вот уж не думал, что с ним столько забот будет. Рос тихим, кротким как овечка. Мать с детства по святым местам его водила, послушанию учила.

– Да уж, батюшка Савелий, свет Иванович, – малиновым голоском пропела Марфа, отхлебнув из блюдца душистый мятный чай, – это работа не бывает без заботы, а забота и без работы находится. Вот и у тебя с Колькой хлопоты. И никуда ты от них не денешься. Он вырос и должон уметь хозяйствовать. Но если девка незамужняя остается с непокрытой головой, то парень неженатый – с непокрытой избой.

Анна молчала, зная, что за непутевость сына Савелий держит на нее камень за пазухой. А в чем он непутевый-то? Только в том, что жениться не хочет. Вот Савва говорит, что из-за этого он на миру не в чести будет. Ну так что ж? Людям не в честь, зато Богу во славу наш Николка растет.

Но Круглов думал другую думу. Завтра благодаря Марфе должны прийти Кафтановы, надо их умилостивить. Пожалуй, стоит молочного поросеночка зарезать. Баранинки на стол подать. Да водочки-смирновочки побольше. Может, сладится сватовство…

Из задумчивости его вывел какой-то странный петушиный крик за окном и вслед за тем – дикий гогот парней.

– Это еще что за потешки такие? – пробурчал Савелий и подошел к окну. Открыв створки, выглянул на улицу и действительно увидел потешающихся ребят и девок. А потешались они – Боже ж ты мой! – над Николкой, его сыном. Этот оглоед укутался в бабий платок и, подпрыгивая на одном месте, во всю глотку орал петухом! Позор! На всю округу позор! Кафтановы теперь ни за какие коврижки дочь за него не отдадут.

– Да что ж это такое! – вскричал Савелий. – Этого юрода ни в пир, ни в мир, ни в люди вывести нельзя!

Анна, поняв, в чем дело, охнула, привстала и тут же села. Опять привстала и опять села, словно ноги у нее отнялись.

– А все ты, Анька-встанька, виновата, – заметив телодвижения жены, грозно заговорил Савелий. – Затаскала его по монастырям, где богомольцы с придурью шляются. Насмотрелся он на них и стал к стыду глух, как блудливый петух! Да ты, Анька, встань, потрудись уж ради потехи-то. Посмотри, как на улице над нами гогочут: у богатого мужика уродила баба дурака!

Круглов сплюнул на пол и выскочил из дому. Марфа ...

Все готово!
Мы собрали для вас персональную книжную подборку на основе ваших предпочтений.
Рекомендации
Вход на сайт
Читайте, ставьте оценки и делитесь с друзьями