Книги вам точно понравятся
Книгогид это:
  • Доступ к тысячам книг
  • Персональные рекомендации
  • Рецензии пользователей
  • Авторские полки
больше не показывать
Игорь Васильевич Евсин «Любушка. Рассказы о рязанской блаженной (с приложением акафиста)»

Читать онлайн «Любушка. Рассказы о рязанской блаженной (с приложением акафиста)»

Автор Игорь Васильевич Евсин

<p>Игорь Евсин</p> <p>Любушка. Рассказы о рязанской блаженной (с приложением акафиста)</p>

К 100-летию со дня преставления святой блаженной Любови Рязанской

Допущено к публикации Издательским советом Русской Православной Церкви

(ИС Р17-702-0076)

© ООО «Зёрна-Слово», 2019

© Евсин И. В., 2019

<p>Предисловие</p> <p>Мудрость змеи и кротость голубя</p>

Русский человек, испокон века живший в лишениях и тяготах, всегда находил великое утешение у святых подвижников, стяжавших Христо́ву любовь, в том числе у блаженных и юродивых. Они добровольно принимали на себя нищету, голод, холод и поругание, но благодаря этому могли по-настоящему понять, полюбить и утешить несчастных и гонимых людей. Они изливали свою любовь на исстрадавшиеся людские души, успокаивая, умиряя их. Они помогали в обычных человеческих нуждах, давали необходимые советы в тех или иных житейских обстоятельствах, предостерегали от опасных и греховных поступков, излечивали своими молитвами ко Господу от неисцелимых болезней.

Но почему эти Божии угодники не просто помогали людям, а принимали на себя юродство, то есть личину безумного человека, выставляющего себя на посмешище? Главная причина – это сокрытие своих духовных даров: молитвенности, прозрения, чудотворения. Также под личиной глупцов юродивые скрывали свою праведность, которую стяжали христианскими подвигамии любовью к ближним. Но любовь блаженных и юродивых к людям могла быть и скальпелем в руках хирурга, вскрывающего опасные гнойники. Того или иного человека, будь он хоть простой крестьянин, хоть знатный вельможа, они могли всенародно обличить в грехах. А этому помогала именно личина «умалишённого», которая в какой-то мере была лукавством.

Высокодуховные старцы дают иногда такое необычное наставление: «С лукавым – по-лукавому». О том же говорится и в Псалтыри: «С милостивым Ты поступаешь милостиво, с мужем искренним – искренно, с чистым – чисто, а с лукавым – по лукавству его, ибо Ты людей угнетённых спасаешь, а очи надменные унижаешь» (Пс. 15, 9—11).

Чтобы «очи надменные» унизить, а «людей угнетённых» спасти, Господь посылает в мир юродивых и блаженных.

Протоиерей Артемий Владимиров, говоря о духовном подвиге этих Божьих угодников отмечал: «Мудрые духовники поучают о жизни среди мирян: «Будешь хорошим (наивным, доверчивым, бесхитростным) съедят. Будешь плохим (самонадеянным, замкнутым, грубым) – заплюют». Христианин должен держаться золотой середины. Иметь мудрость змеи и кротость голубя. То есть одновременно быть невозмутимым и приветливым, мужественным и добрым, скромным и назидательным, но не навязчивым…

Юродивым свойственно искусство употребить вовремя шутку, прибаутку и даже острое словцо с целью уйти от ненужного, от неполезного и даже душевредного разговора. Другое дело – найти слово подчас неожиданное, непредсказуемое, выходящее за рамки светских условностей, но цель которого ободрить огорчённого, поставить на место дерзкого, воодушевить малодушного. Божественным даром находить именно такое слово как раз и обладают блаженные и юродивые…

Предвидение будущего, вещее и меткое слово, умение не унывать в самых сложных обстоятельствах, сохранять бодрость духа и живость сердца среди всеобщей апатии и ободрять унывающих, сострадать ближнему, смиряться перед Богом вплоть до желания оскорблений и гонений – вот далеко не полный перечень духовных достоинств Божьих угодников – юродивых и блаженных».

Всё, что отметил протоиерей Артемий в подвиге юродства, в полной мере можно отнести и к блаженной Любови Рязанской (Любови Семёновне Сухановской), которую уже при жизни почитали как святую. Сбор же материалов для жизнеописания Любови Сухановской начался только через полвека после её кончины, в 1970-х годах. К тому времени на Любушкиной могилке стали происходить чудеса. Ревнитель памяти блаженных архимандрит Авель (Македонов) (1927–2006) благословил своё духовное чадо, схимонахиню Серафиму (в миру Елену Арсеньевну Масалитинову), записывать всё, что касается Любови Семёновны Сухановской, благо тогда были ещё живы те, кто лично знал блаженную. Матушка Серафима записывала рассказы о её жизни и о чудесах, происходивших по молитвам к ней. Постепенно составился небольшой сборник, который и лёг в основу жития блаженной Любови Рязанской, вышедшего в 1991 году. Его первым редактором и издателем посчастливилось стать мне. Потом были переиздания с дополнениями и изменениями согласно архивным данным.

Книга, которую вы, дорогой читатель, держите в руках, составлена в основном на новых материалах, собранных уже в наш век. Работая над ней, я часто задумывался: почему как-то по-особенному тепло любят верующие простую рязанскую девицу?

Ответ нашёлся неожиданно.

Однажды после поклонения мощам блаженной Любови довелось мне на своём автомобиле подвезти от храма до автовокзала одну женщину. Звали её Нина Петровна. Приезжала она к мощам блаженной из далёкой рязанской деревни. У Нины Петровны перестала доиться корова. Для её большой семьи это грозило бедой. Корова в их доме была настоящей кормилицей. Вот и приехала хозяйка помолиться Любушке, попросить её помочь.

– А почему вы приезжали именно к ней, а не к мощам, например, святителя Василия Рязанского? – спросил я свою пассажирку.

– Святитель Василий, конечно, великий святой, великий чудотворец, – ответила она. – Только вот как-то неудобно его беспокоить по пустячному поводу… Если бы какой сложный духовный вопрос надо было разрешить или тяжёлые семейные обстоятельства облегчить – тогда другое дело. А то – коровка… Неудобно святителя беспокоить… Вот и тянется сердечко моё к Любушке, к простоте её, к народности. Любушка – наша первая помощница в разных житейских делах, даже пустячных.

Что к этому добавить, что ещё сказать? Если только поведать об одном совершенно «пустячном» случае, свидетелем которого я был на Скорбященском кладбище у часовни блаженной, которая построена на месте могилы Любови Рязанской, и там находится частичка её мощей. Пришёл я однажды в часовню, приложился к святыне, а выходя, увидел грязного, одетого в обноски нищего. Подал ему милостыню.

– Благодарствую, что не побрезговали, – неожиданно сказал он. – Некоторые брезгуют… А вот Любушка не брезгует, всегда помогает.

– Чем же она вам помогает? – спросил я.

– По её молитвам у меня всегда на еду денег набирается. Недавно помогла от вшей избавиться.

– Это как?

– Ну… я сейчас из-за мошенников без

жилья остался, бомжом стал, а поскольку родных у меня никого нет, то ночую в подвале. Ни помыться, ни побриться. Дошёл до того, что завшивел. Что делать? Пришёл к Любушкиной часовенке, попросил её о помощи, почесался головой об угол часовни, и вши тут же куда-то делись, как и не было их. Теперь вот молюсь Любушке об обретении своего жилья.

Вроде бы малозначительный случай, однако говорит он о многом. Бомж (то есть человек без определенного места жительства) сам раскрыл глубокое значение этого случая: «Некоторые брезгуют, а Любушка не брезгует».

Так наша рязанская блаже́нная напоминает нам о сострадании к любому человеку, о том, что даже самая малая милость есть проявление любви, ведь милость – это добрые поступки и пусть малая, но посильная помощь нуждающимся.

Здесь стоит вспомнить, насколько ценны пред Богом малые дела милосердия, о которых говорится в Евангелии: «…придите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира: ибо алкал Я, вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне. Тогда праведники скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, и накормили? или жаждущим, и напоили? когда мы видели Тебя странником, и приняли? или нагим, и одели? когда мы видели Тебя больным, или в темнице, и пришли к Тебе? И Царь скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне» (Мф. 25, 34–40).

Помогать нуждающимся даже в малом – долг каждого христианина. И когда мы забываем об этом, праведные люди напоминают, особенно те, которых мы называем старцами и старицами, блаженными и юродивыми. В акафисте блаже́нная Любовь Рязанская называется «скорой помощницей». Так называют Любушку и почитатели её святости – «наша помощница», «наша заступница», «наша предстательница»…

<p>Часть 1</p> <p>Мир умудряют немудрые мира</p>
<p>Сердце – за печкой, душа – в небесах</p>

«Наша Любушка», «наша помощница», «Любушка – Божья голубушка» – так сердечно, по-простому называют рязанцы святую блаженную Любовь. Её отец, Семён Иванович, относился к мещанскому сословию. (Дети мещан, как правило, знали грамоту и могли поступить на государственную службу либо завести своё торговое дело.) Ко времени рождения Любушки мещанин Семён Сухановский с супругой Марией Ивановной жил в Рязани, хотя приписан был к уездному городу Пронску.

Блаженная Любовь родилась 28 августа (10 сентября по новому стилю) 1852 года. К этому времени у Сухановских уже было двое сыновей: Василий и Григорий (умер в 1855 г.). Через три с половиной года в семье родилась ещё одна девочка. Младшую Любушкину сестру назвали Ольгой.

Церковь в честь сет. Николая (Никола Долгошей), где крестили Любушку. Рязань, ул. Семинарская. Фото 1900 г.

Любушку крестили в Никольской церкви через два дня после рождения – 30 августа. Таинство Крещения совершил отец знаменитого учёного Ивана Петровича Павлова, священник Пётр Дмитриевич Павлов. Он был настоятелем Никольской церкви, которую из-за того, что её главный купол до реконструкции 1904 года возносился выше колокольни, называли в народе Николой Долгошеем или Николой Высоким. Славилась Рязань интересными народными прозваниями церквей в честь Николая Угодника: Никола Мокрый, Никола Звонный, Никола Ямской, Никола Дворянский, Никола Долгошей. Названия эти не были уничижительными. Просто в то время наш народ почитал святителя Николая как самого близкого для него святого. В народном понимании он был «свойский» праведник, к которому можно обращаться по-простому. Храмов в честь него на Руси было больше всего, и называли их в народе также по-простому, по-народному.

Запах ладана, свечек и мираВ храмах Никольских благоухал.В храмах защитника бедных и сирыхКаждый его заступленья искал.

Заступничества и помощи искали у Николая Угодника и Сухановские. Крещение Любушки в храме Николая Чудотворца было промыслительным, ведь именно этот святой стал для неё спасителем от неизлечимого недуга. Дело в том, что Любушка с раннего детства не могла ходить. По весне во дворе распускались цветы, а по осени с деревьев падали золотые листья, но Любушка своим недугом была прикована к постели и не могла ни пройтись летом по травке, ни побродить зимой по снежку. Единственным утешением для неё было молитвенное ...

Все готово!
Мы собрали для вас персональную книжную подборку на основе ваших предпочтений.
Рекомендации
Вход на сайт
Читайте, ставьте оценки и делитесь с друзьями