Рыжий
33%

Читать онлайн "Рыжий"

Автор Нестеров Юрий

Юрий Нестеров

РЫЖИЙ

Его волосы, черные как смоль, уже начали редеть и выцветать на висках к тому дню, когда объявили о Машине Времени.

Впрочем, никакой машины — разве что во вмиг измочаленном пираньями пера клише — не было.

Вначале была гипотеза о кварках — зодчих всего сущего, мчащих с произвольной скоростью в любую сторону по темпоральной оси. Таким образом, толковали безумные потомки Нильса Бора, секрет движения нашего мира во Времени прост: в «нашем» краю Вселенной суммарный вектор скоростей частиц, летящих в прошлое, секундой короче аналогичного вектора противоположного направления. Чистая случайность! Даже флуктуации имеются — вспомнить лишь, сколько продвинутых стран начинали вдруг, к примеру, жечь книги, сбираясь в свой поход в средневековье… История, говорил Боконон, читай и плачь…

Потом серьезные дяди предложили попробовать изменить разницу скоростей для какого-нибудь объекта. Шахты с баллистической ракетой, например, уточнили они. Попробовали. Одна держава, поднатужась, собрала генератор с небоскреб и, обесточив на сутки целое полушарие, сумела послать на наносекунду назад перегоревшую лампочку. После чего перемещение во времени перестало составлять государственную тайну.

Посмотрев теленовости, Рыжий прикупил в киоске пива и постучался к соседу.

«Я!» — крикнул он, упреждая традиционный с некоторых пор меж жителей Babelбурга вопрос. На площадке царили обычные смрад и сумрак; внизу звучно мочились на перила. Антрополог погремел засовом и приоткрыл железную дверь.

«Разговор есть», — шепнул Рыжий, показывая влажные коричневые донышки.

«Хвоста не было?» — спросил Антрополог, отдавая свою долю раковине.

Железный был человек: бросил пить — самостоятельно, безо всякой, как он выражался, зомбификации; бросил, хоть и поздно вроде стало переходить на боржоми — жена уже вернулась к маме; бросил, но от приятелей требовал, чтоб для серьезной беседы приходили со спиртным, половину коего он тут же твердой рукою сливал в канализацию. «Конспирация! — шипел он. — Пусть лучше _они_ думают, что мы квасим…» Кто такие «_они_» Антрополог не расшифровывал, но приятели его (сами все сплошь с задоринками в поведении) не протестовали, хотя вот Холмс, например, ядовито утверждал, что в унизительных экзекуциях А. этилосодержащих жидкостей присутствует элемент личной мести. Впрочем, Рыжий в умозаключениях Холмса тоже находил сей элемент, поскольку Холмс, дорожа реноме великого сыщика, покупал исключительно бренди.

«Как обычно, — ответил Рыжий. Он отыскал в телевизоре футбол и сделал звук погромче: еще один, по Антропологу, атрибут важного разговора. — Ты уже слышал об Эксперименте Века?»

«О котором?»

«О последнем. Со Временем».

«Исторический матч! — сказал репортер. — Если мы сегодня выиграем, а Ватикан завтра разгромит немцев, то, может быть, наша сборная полетит на Чемпионат в будущем году!»

«Ерунда, — бросил Антрополог. — Очередная гора родила очередную мышь, о чем в очередной раз гордо оповестили весь белый свет».

«Получает мяч на своей половине поля…»

«Погоди, — возразил Рыжий, отпивая прямо из горлышка, — это же только первый шаг…»

«Первый и последний, — отрезал Антрополог. — Ты думаешь, что _они_ допустили бы утечку информации, будь у _них_ хоть, как там… нанопроцент вероятности следующего шага?»

«Кто — _они_?»

«Теряет, теряет мяч… Что ж, будем искать!»

«_Те_, кто допустили утечку».

Нет, все-таки стальной был человек.

«Посуди сам. Рождение фундаментальной частицы есть стохастический процесс, рассуждают _их_ ученые, следовательно — нереально произвести на свет кварк с заданными свойствами. Остается неким полем схватить за загривок уже готовую частицу и ткнуть ее рылом в противоположную сторону. Отлично, трут руки яйцеголовые: энергии у нас — что у дурака махорки. Прилагают поле… Кстати, по моим прикидкам, сил его держать им хватило на полнаносекунды. Все кварки, нацеленные в Будущее, поворачивают в Прошлое, а их антиподы — наоборот…

Слышал анекдот про двух ковбоев, на спор наевшихся дерьма и оставшихся при своих?»

«Еще в детстве», — сказал Рыжий.

«Веселое у тебя было детство, — сказал Антрополог. — Тебя, кстати, там Рыжим прозвали?»

«Там».

Свою любимейшую присказку: «Я что, рыжий что ли?» — он разлюбил, когда его начали дразнить Рыжим.

«Раньше, раньше надо было пасовать», — заметили из телевизора.

«Можно поворачивать отдельные частицы», — предложил Рыжий неуверенно.

«Длинная скамейка запасных! Конца не видно…»

«Слушай, давай его выключим, а?»

«А я не согласен», — быстро сказал комментатор, но Антрополог, буркнув:

«Дело твое», — заграбастал пульт и нажатием пальца обезъязычил репортера.

Тишина сперва показалась абсолютной, но вот всплыла в ней невнятная брань соседей за стеною, потом прощальный звон капель, бьющихся вдребезги о раковину на кухне… Баба Мотя, филерша-общественница, завозилась в вентиляционной трубе, обеспокоенная внезапным уменьшением децибел в контролируемом помещении.

Бабы Моти Антрополог не опасался, даже, похоже, уважал силу ее стремления быть в курсе приватных сторон общественной жизни подъезда. В своем стремлении бабка упросила как-то внука — в детстве большого шалуна, а ныне уважаемого человека, депутата и киллера по кличке Мат Харя — добыть ей веревочную лестницу, с которой так удобно карабкаться по вентиляционной шахте от квартиры к квартире.

«А кто их тебе отделит? — спросил Антрополог. — Демон Максвелла?»

«Свят! Свят! Свят!» — трижды перекрестилась бабка в квадратной тьме бетонного короба.

«Выходит, тупик?» — сказал Рыжий уныло.

Он поставил пустую бутылку на пол.

Антрополог посмотрел на друга и улыбнулся.

«Тупик — открывай вторую, — посоветовал он. — А что, очень хочется… путешествовать?»

«Очень», — признался Рыжий.

«На х**!» — громко и отчетливо сказали за стеною.

«Сила без ума губит многих… сильных, — сказал Антрополог. — Один наш академик (не из нашего подъезда — из нашей страны) заметил как-то — когда все желающие взлететь истово махали руками — что человек полетит, опираясь не на силу своих мускулов, но на силу своего разума… Умнейший был мужик».

«Знаю, — сказал Рыжий, — Циолковский».

«Сам ты… Хюйгенс, — сказал Антрополог, отворачиваясь к телевизору. Как найдешь фамилию, так и продолжим. А сейчас давай футбол смотреть. Какой там у нас счет-то?»

«По нулям!» — мстительно объявил реабилитированный комментатор.

* * *

Перемещаться во времени можно, объяснял Антрополог в следующий раз. Сия способность дремлет в каждом человеке. Ведь что есть память или мечта — на квантовом уровне? Возможность собственным биополем менять вероятности появления фундаментальных частиц того или иного темпорального направления.

Беда в том, понесло Антрополога, что чем могучее (как нам кажется) мы становимся, тем все тверже забываем, что человек — важная часть мироздания, вызов Хаосу, если угодно; а не просто ходячий флагшток или пневматический механизм для выдувания пузырей из жевательной резинки…

Таким образом, отпив минералки и утерев рот рукою, продолжал Антрополог, задача в том, чтобы: а) эмпирически подобрать нужные параметры биополя; б) научиться сознательно генерировать поле с требуемыми свойствами. Всего-то!

«На это жизни не хватит», — пригорюнился Рыжий.

«Что ты все время ноешь? — недовольно сказал Антрополог. — Кому нужно Путешествие — мне?»

«Мне», — сказал Рыжий.

С юности его преследовало ощущение, что он то опоздал, то поспешил родиться. Он желал жить в тысячах мест тысяч эпох. Мечтал быть одновременно и просвещенным охотником на мамонтов, и благородным пиратом, и мудрым капитаном звездолета. С годами мечты тускнели, но один концептуальный! — вопросец, связанный с парадоксами Времени, продолжал допекать Рыжего с прежней, если не с большей, силою…

«Тогда слушай! Жизни? Вечности едва хватит, чтобы решить эту задачу — с нуля. Но! — она давно уже решена, просто ответ нами утерян… Скажи-ка лучше, куда вдруг подевались пралюди из мезозоя?»

«Ты гонишь, — сказал Рыжий, подумав, — не было тогда еще никаких людей.

Один сплошной парк юрского периода».

«Это ты гонишь, — сказал Антрополог. — Что ж, по-твоему — динозавры были, рыбы, крысы… тараканы — и те были! — а людей не было?»

«Нет. Иначе давно нашли бы, ну, каменный топор… бусы какие-нибудь…»

Антрополог аж задохнулся от возмущения.

Кольцо в нос, добавил он, отдышавшись. После нас, надеюсь, тоже не найдут каменного топора, сказал он. И бус из человеческих зубов. И что?

Рыжий промолчал.

Находят то, что ищут, сказал Антрополог. А что не ищут, того и не находят или, найдя, отметают — чтоб не гробить диссертацию. Мы с SETIвиком толковали об этом на днях, лень повторять.

Десятки миллионов лет назад люди были, продолжал он. Трудились, воевали с динозаврами… А когда случилась глобальная катастрофа — комета, излучение, потепление, льды — мне сейчас неинтересно; люди собрались и перепрыгнули ее.

На полсотни миллионов лет вперед. Остальные виды приспособились или того… отъехали Туда, Куда Все.

«Бред», — помолчав, сказал Рыжий.

«На что тебе генетическая память? Попробуй вспомнить, КАК они это сделали, — сказал Антрополог. — Может — и не бред».

* * *

Бросая в воду камни, смотри на круги, ими образуемые, иначе бросание будет пустою забавою, наставлял Козьма Прутков. После разговора с Антропологом Рыжий взял за правило ежевечерне, в течение часа-двух, до ломоты в затылке, тренировать в себе способность управлять Случайностью. Вместо того, чтобы, как все нормальные жильцы ...

33%
33%