Книги вам точно понравятся
Книгогид это:
  • Доступ к тысячам книг
  • Персональные рекомендации
  • Рецензии пользователей
  • Авторские полки
больше не показывать
Шейк Елена «Пять королев. Проклятье академии»

Читать онлайн «Пять королев. Проклятье академии»

Автор Шейк Елена

<p>Пять королев</p> <p>Проклятье академии</p> <empty-line/><p>Елена Шейк</p>

Редактор Светлана Ещенко

Корректор Ксения Куроки

Дизайнер обложки Катерина Ерохина

Иллюстратор Катерина Ерохина

Иллюстратор Диана Плисова

© Елена Шейк, 2020

© Катерина Ерохина, дизайн обложки, 2020

© Катерина Ерохина, иллюстрации, 2020

© Диана Плисова, иллюстрации, 2020

ISBN 978-5-4490-2162-5

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

<p>Глава 1 Начало новой сказки</p>

«Тот, кому есть что сказать, всегда молчит».

Небесная канцелярия была охвачена огнём. Полыхала башня заседаний на самом верху здания правления. Шпиль башни, стремительно падая, острым мечом срезал крыши ангельских домиков, а огонь, управляемый ураганным ветром, носился от одного дома к другому, весело занимаясь в самом центре города. Стихия обрушивалась на небеса в последнее время так часто, что ангелы, свыкшиеся с постоянными ураганами, перемежавшимися с ливнями, пытались не замечать приближающегося конца. Конца правления нынешних властей. И сегодня стихия, достигнув высшей точки разрушения, поставила жителей небесной канцелярии на колени. Так Создатель выразил негодование, посчитали некоторые ангелы, вынужденные скитаться по улицам, ведь от их домов осталась лишь горстка пепла.

– Где же Михаил, когда он нам так нужен… – вздохнул Миниэль, поднимая лук и стрелы с кирпичной дороги, пока их не унесло ветром куда-нибудь на равнины.

Миниэль состоял на службе в небесной канцелярии, где многие должности стремительно упразднялись, в том числе и его должность. Так что вот уже вторую неделю Миниэль, работавший в отделе помощи людям – призывал любовь, слонялся без дела.

– Так забавно. Я исполняю желания людей, а себе не могу помочь, – хмыкнул Тамиэль, пускаясь в размышления. – Наши дома разрушены до основания, получается, мы теперь бездомные? Как и они? – кивнул Тамиэль на кучку ангелов, сидящих на камнях у здания правления и просящих милостыню.

Район южных гор первым пострадал при урагане, и жители, лишившись крова, день и ночь торчали у министерства в надежде на помощь. Но Селафиил был глух к их просьбам, его занимали куда более важные дела – революция, противостояние с архангелом Азраилом, который ни под каким предлогом не хотел пускать терпящих бедствия ангелов к себе, новые законы, новые налоги… Всё, что по мнению Селафиила должно было улучшать жизнь в небесной канцелярии, по факту делало эту жизнь невыносимее.

– Давай постоим здесь? – предложил Миниэль.

– И дождёмся очередного урагана, я не собираюсь…

Слова ангела утонули в скрежете открывающихся дверей. На улицу вышел секретарь правителя небесных земель и как мог попытался успокоить толпу.

– Верните наши дома!

– Да! Сколько можно обещать?!

Толпа встретила секретаря без излишней вежливости. Все волновались, кричали, толкались. Жить на улице с каждым днём становилось опаснее.

– Правитель издал постановление. Все тёмные ангелы, а также жители, пострадавшие от ураганов, наводнений и сегодняшнего пожара, временно переселяются на территорию, подконтрольную небесной канцелярии. Переселенцы сейчас же будут отправлены в зону реакторов, землю, ранее принадлежавшую министерскому аду. Пострадавшие будут там находиться до окончания ремонтных работ. Прошу вас пройти до остановки, вернее того, что от неё осталось. Колесницы доставят вас на место.

Толпа возмущённо взревела. Никто не хотел в ад, пусть и на временных правах. Тем более, на проклятую землю. И секретарь, ожидая бурной реакции толпы, поспешил скрыться с глаз за железными дверями.

– В ад я не спущусь, – сказал Тамиэль.

– Ты слышал? Они не спрашивают нашего мнения.

Миниэль и Тамиэль решили подождать, пока толпа разойдётся по колесницам. Им некуда было спешить, и в ад им хотелось не больше, чем остальным.

– Погода опять портится, – сказал Тамиэль, заметив воздушные воронки, крутящиеся на равнинах.

Они повернули назад, увидев, что одна из колесниц, застрявшая в рваном облаке, резко дала задний ход, отчего носом пробила каменное ограждение остановки и перевернулась. Ангелы выпали из колесницы, и некоторым посчастливилось в буквальном смысле свалиться с небес. Ураганы и кружащие воздушные вихри разрывали дорожки облаков, превращая их в идеальное место для путешествий на среднюю землю.

– Ураган возвращается! – закричал Миниэль, хватаясь за выступы разрушенного дома. Ветром его поднимало в воздух, как и Тамиэля. И, усиливаясь, ветер разрушал фундамент дома, за который цеплялись ангелы. Их уносило вниз, аккурат на цветочную клумбу, располагающуюся у дома какого-то смертного.

* * *

Эйден проснулся от оглушительного грохота. Шум стоял такой, будто бы с адского неба рухнул дирижабль. Он поднялся с кровати и подошёл к окну, наблюдая, как у обрыва, разделяющего министерскую землю и зону реакторов, разгоралось красное марево пыли. Включив новости, Эйден понял, что шум – это не его страшный сон, и в аду творилось что-то невероятное.

В попытке осмыслить происходящее Эйден щёлкал каналы – везде показывали одно и то же. Давняя его знакомая Энн-Элизабет, свою пробитую голову скрывавшая под шёлковой лентой, получила повышение и нанялась на работу корреспондентом на главном канале министерского вещания. Скорее всего, тут вампир Кристенсен похлопотал, уже который год помогая «бедняжке Энн освоиться в аду».

– Звучит поистине страшно, но министерство частично ушло под землю, завалило шахты и теперь разделено от зоны реакторов рвом в несколько километров. Никто пока не может дать точных комментариев, но один из архангелов, правитель министерского ада, Азраил, подозревает, что к разрушениям в аду причастны небеса.

– Я не подозреваю! Выключите камеру! – кричал ангел Смерти, закрываясь от телевизионщиков и фотографов портфелем с документами и прячась за широкими спинами своей охраны.

Эйден, выключив телевизор, помчался в здание министерства. Зайдя в вестибюль, он оказался в толчее журналистов и телевизионщиков. Никто уже не пытался взять интервью у заместителя Азраила. Все знали, насколько он неприятный тип, поэтому Эйден, легко преодолев препятствие в виде толпы, на лифте поднялся до офиса своего босса.

За столом у Смерти сидели архангелы во главе с Михаилом, нефилим и вампир Кристенсен. Последний был очень недоволен, так как появившаяся пропасть, отделившая министерский ад от зоны реакторов, находилась на опасно близком от его коттеджа расстоянии.

– Полагаю, наши дела обстоят не лучшим образом? – осведомился Эйден, присаживаясь за стол.

– Да, король реакторских земель подписал соглашение с Селафиилом о сотрудничестве. Небеса по неизвестным причинам становятся непригодными для проживания. Так что скоро нам в аду будет тесно. Люди тоже пострадают. А далее, как только равновесие нарушится, падёт и средняя земля. И когда все души хлынут к нам, ад не выдержит.

– Подождите, но у нас есть армия, полиция, в конце концов! – возразил Эйден. – Ведь мы же готовимся к возможному наступлению… Небес?

Эйден был в замешательстве. Как такие могущественные существа, как ангелы и демоны не могли договориться между собой? Он продал свою душу в рабство не для того, чтобы спустя мучительное долгое заточение в аду его ещё и казнили или того хуже – отправили на вечную каторгу в шахты.

– Всё дело в том, что ангелы действуют с оглядкой друг на друга, – пояснил Кристенсен. – Если бы я двадцать земных лет тому назад не ранил Михаила, а ангелы творили бы что хотели, и я, и твоя Лиза давно бы умерли.

– То, что я не убил тебя тогда, всего лишь случайная оплошность, – прошипел Михаил.

– Случайная или не случайная – уже не важно. Положение Смерти, как и нас всех, осложняется тем, что демоны всегда считали себя выше правил. Они одиночки. Как бы точнее выразились люди – индивидуальности. Нас невозможно сплотить для борьбы во благо общего дела. Да, у нас есть армия, полиция, но для отвода глаз, они существуют лишь формально. А вот ангелы… Ангелы живут коммуной. У них всегда полно правил, положений, уставов и обязанностей, которые они с радостью выполняют, следуют им испокон веков. Вот поэтому они непобедимы. Армия ангелов немногочисленна на первый взгляд, но она хорошо обучена. А демонов попробуй собери вместе, сразу права свои начнут предъявлять да по судебным инстанциям таскаться. Как и люди сейчас делают. Их конец близок.

Когда собрание закончилось, архангел Азраил, он же Смерть, растянулся на диване и длинными тонкими пальцами стал перебирать струны на гитаре. Мелодия, которую он исполнял, являла собой истинно прекрасный образец искусства. «Так хорошо играть на гитаре, пожалуй, могли только в аду», – подумалось Эйдену. Он изо дня в день, притворяясь приветливым и довольным демоном, наведывался на работу в адское министерство. Его офис находился на две тысячи девятом этаже, но чёртов лифт всегда и неизменно застревал где-то между две тысячи первым и две тысячи шестым этажами. Эйдену приходилось пол вечности ждать, пока его выпустят из лифта, а затем тащиться пешком несколько пролётов наверх. И всё это казалось ему мучительной, бесконечной беготнёй по кругам ада. Беспросветное, долгое и унылое существование. И сколько в петле не мотайся, оно не кончится, пока Смерть не решит выкинуть тебя на грешную землю.

Азраил, ангел Смерти, периодически впадал в уныние. Он уже не правила адскими землями в полном объёме, и его сей факт немало печалил, особенно в те времена, когда король реакторских земель пытался идти в наступление на министерство. Сегодня случилось то, что не входило в планы Смерти. Точка невозврата. Теперь о мирных переговорах с королём реакторских земель не было и речи.

– Тоска… – устало протянул Азраил, бережно поставив гитару к столу. Что-то изменилось в его сущности, но всегда неизменным оставалось одно – безвкусный чёрный костюм в тонкую белую полоску, шляпа и трость. – Итак, что на повестке дня? Я знаю, ты не любишь говорить о данных разведки при Кристенсене и архангелах.

– Монстр надеется, что королевы примкнут к нему, но они находятся под моим контролем. Королевы глупые, трусливые и беспомощные без вашей поддержки. Министерство не падёт никогда.

– Ты хорошо служишь, Эйден. Возможно, совсем скоро ты вернёшься на землю, – сказал ангел Смерти, опять беря в руки гитару.

Эйден воспрял духом. Он хотел было разузнать у Смерти подробности своего досрочного освобождения, но игра на гитаре настолько поглотила Азраила, что чужие проблемы, да и свои тоже, показались глупыми и не стоящими внимания.

Эйден решил, что Азраил снова его обманул, и уткнулся в документы, принявшись заполнять пустые бланки сведениями о предстоящих жертвах.

* * *

Двое молодых людей стояли возле дверей учебного корпуса и осматривали территорию. Оставшееся время после обеда они старались всегда проводить на улице, пока погода позволяла. Да, с окончанием лета быстро закончилось тепло, но сидеть в душном помещении лектория надоедало.

– Где она, мне интересно? – спросил один из них, высокий юноша с кудрявыми тёмно-русыми волосами.

– Откуда я знаю, Сид? Она же твоя подруга, – пожал плечами другой студент. – Я думаю, что она опять со своими тупыми дружками над очередным ботаником издевается. И как ты только мог с ней подружиться?

– Моя подруга не такая! – запротестовал парень.

– Говори за себя, я до сих пор не могу забыть, что она и её компания сделали с тем парнем с нашего курса. Колин Томпсон, кажется, да? Он ведь тоже твой друг?

– Угу, – нахмурился его собеседник.

– Он, конечно, тоже немного чокнутый, но мне тогда было совсем не смешно. Если твоя подруга будет продолжать в том же духе, то недолго ей осталось учиться в нашем колледже.

Кудрявый юноша ничего не ответил. Он прекрасно понимал, что однокурсник тысячу раз прав. Сид немного побродил вокруг сада, но на улице ненадолго задержался – начиналась лекция по правоведению, а он, как примерный студент юридического факультета, никогда занятия не прогуливал. В отличие от своей подруги, которая веселилась сейчас недалеко от спортивной площадки. Она и её парень с друзьями. Сид недолюбливал ребят, с которыми общалась его подруга, считал их тупыми качками.

– Как же холодно, – вздрогнул Сид, застёгивая пальто на все пуговицы.

Даже в этот пасмурный и слишком холодный для октября день студенты проводили не занятое парами время на улице. Колин Томпсон расположился на траве под широкими ветвями старого дуба. Он частенько любил здесь бывать, обычно он делал уроки или просто смотрел, как старшекурсники носятся по спортивной площадке колледжа, расположенной недалеко от пруда.

Колина многие считали странным малым, зацикленным на учёбе и тяжёлой музыке. Он был высоким и худым, а из-за своей скромности и неуверенности казался ещё более хрупким и ранимым. Колин всегда носил длинные волосы, периодически накалывал татуировки, постоянно красил глаза и ногти в чёрный цвет, и за это его ненавидело пол колледжа. У Колина почти не было друзей, тем более, девушки, как, например, у его однокурсников. Однако преподаватели, в отличие от студентов, очень любили Колина, считали его одним из лучших студентов колледжа, если не самым лучшим (хотя для Колина это было малым утешением). Колин, учась на втором курсе экономического факультета колледжа, ...

Все готово!
Мы собрали для вас персональную книжную подборку на основе ваших предпочтений.
Рекомендации
Вход на сайт
Читайте, ставьте оценки и делитесь с друзьями