Книги вам точно понравятся
Книгогид это:
  • Доступ к тысячам книг
  • Персональные рекомендации
  • Рецензии пользователей
  • Авторские полки
больше не показывать
Кей Хупер «Полет ворона»

Читать онлайн «Полет ворона»

Автор Кей Хупер

Annotation

«Выходите за меня замуж», — настойчиво упрашивал Джош Лонг. Но неуловимая и загадочная Рейвен Андерсон отрицала магнетическое притяжение, которое ощутила, когда он заключил ее в свои объятия. Соблазнительная, но не соблазненная, Рейвен знала, как разжечь пламя, но никогда не сгорала в нем сама — пока неистовое желание Джоша не заставило ее капитулировать. Джош, плененный загадочной женщиной, из-за которой, как он чувствовал, закончится его холостяцкая жизнь, преследует Рейвен с настойчивостью, удивительной для него самого. Но хватит ли его денег и силы — и страсти — чтобы защитить свою неуловимую возлюбленную от теней, которые угрожают ее жизни?

Кей Хупер

1

2

3

4

5

6

7

8

9

Эпилог

notes

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

Кей Хупер

Полет ворона

1

«Паршивая вечеринка», — подумал Джош, направляясь к двери. Он бы поблагодарил хозяйку, если бы знал, кто она. Он оказался в Лос-Анджелесе, инспектируя некоторые из своих предприятий, в данном случае отель. И его пригласил на эту вечеринку человек, заинтересованный в приобретении доли в гостиничном бизнесе. Джошу было скучно, и вечеринка выглядела привлекательнее любого другого занятия, которое он мог придумать.

Однако это оказалось не так. И его отвращение усилилось часом раньше, когда он увидел, как хозяин вечера подобострастно приветствовал приехавшего Леона Треверса.

Джош мог вообразить многие способы достижения успехов в бизнесе, но продажа души дьяволу в их число не входила. Хозяин, казалось, думал иначе; он явно полагал, что Земля вращается вокруг серебристой головы Леона Треверса.

Джош мог бы вывести его из этого заблуждения, но он слишком хорошо знал, что люди должны совершать свои собственные ошибки.

Теперь, пробираясь сквозь разодетую толпу, он определенно чувствовал усталость. Он должен был уехать из Лос-Анджелеса завтра и не испытывал никакого сожаления, покидая этот город. Но у него не было желания устремиться в следующий город или возвратиться домой.

Дом. У него было четыре дома. Пентхаус в Нью-Йорке, ранчо в Монтане, домик для отдыха в горах Катскилл и уединенный дом, орлиное гнездо в объятиях утеса на побережье Орегона. Но ни один из них не манил его.

Не без труда он отыскал свое пальто, затем протиснулся к выходу из гостиничного номера. Минуту он постоял в коридоре, позволяя своему слуху привыкнуть к относительной тишине, а потом направился к лифту. Занятый мрачными мыслями, он лишь смутно услышал, как тот подъехал за углом Он прибавил шагу, чтобы успеть зайти в кабину, и тут в него внезапно врезалось что-то теплое и мягкое, но с такой силой, что от удара его отбросило назад. Он растянулся во весь рост на покрытом ковром полу. Падение ошеломило его, но когда он поднял взгляд на нападавшего, у него перехватило дыхание.

Увиденное моментально породило в нем двойственную реакцию. Его тело резко затрепетало, зажглось в мгновенном пробуждении; никогда в жизни он не чувствовал подобного желания так быстро и мощно. И глубоко в нем другой отклик на то, что он видел, заставил его сердце затрепетать. Он подумал обо всех тех годах осторожности и уклонения, вызванных его убеждением, что он должен всего лишь твердо держать руку на штурвале своего корабля, а взгляд — подальше от брюнеток, чтобы управлять собственной судьбой.

Пока его сердце и тело боролись с новыми мощными чувствами, Джош мог оценивать ситуацию только с насмешливой иронией. Как еще рассудительный, умный мужчина мог отреагировать на понимание, что богини судьбы, вероятно, смеялись до беспамятства?

— О, черт, — пробормотал он в отчаянии. — Я знал это. Я знал, что вы где-то тут. И я был такосторожен.

Она не слушала:

— Боже правый! Продавщицасказала, что это платье поразит мужчин насмерть, но не думаю, что она имела в виду именно это. Проклятье, держу пари, что вдобавок ко всему вы еще что-нибудь себе сломали! Слушайте, я не считаю, что будет этичным подать в суд на собрата-человека. И в данном случае это вряд лисправедливо, потому что мы оба двигались. Я имею в виду, это совсем не та ситуация, когда моя машина ударила вашу, когда та были припаркована, верно?

Он приподнялся на локтях, скрестил лодыжки и уставился на нее, абсолютно очарованный.

Она была высокой, оценил он, и Создатель благословил ее телом, которое могло — и наверняка так и делало — остановить дорожное движение; оно, несомненно, останавливало его сердце примерно на каждом третьем ударе. Ей, казалось, грозила опасность выскользнуть из синего шелкового платья, которое было на ней, однако, на ее стройном теле не было ни грамма лишней плоти. Полные груди, тонкая талия, крутые бедра.

Бессознательно он с трудом сглотнул.

Ее длинные ноги были не только привлекательны, мечтательно решил он, но и рисовали в его сознании яркие образы сильных шелковистых бедер, обвившихся вокруг него… Он снова с трудом сглотнул и вгляделся в эту дивную красоту, которая так стремительно и полно разнесла на части его так называемое самообладание. Невероятные иссиня-черные волосы свободно и прекрасно ниспадали до поясницы.

Ее лицо не было красивым, но, увидев однажды, его уже никто не сможет забыть. Она выглядела эффектно и утонченно. Широко распахнутые, веселые фиалковые глаза, аристократический нос и смешливо изогнутые губы — черты, которые запомнятся навсегда.

И Джош, никогда не тративший времени впустую, вздохнул и отдался на волю судьбы.

— Меня зовут Джошуа Лонг, — сказал он. — Выходите за меня замуж.

— О, вы ударились головой, когда упали, не так ли? Вот, позвольте мне помочь вам встать.

Он принял предложенную руку и поднялся на ноги, не отводя глаз от ее изящного лица.

— Как вас зовут? — спросил он, держась за ее тонкую руку и отчетливо осознавая прикосновение.

— Рейвен, — ответила она успокаивающим голосом. — Ужасно, правда?[1] Вы уезжали? Я вызову вам такси, вы не должны вести машину в таком состоянии.

— Рейвен. — Он был восхищен. У нее были потрясающие глаза. Он не видел подобных глаз с тех пор, как… он никогда не видел подобных глаз. — Выходите за меня, Рейвен.

— О, проклятье, язнаю, что мне предъявят иск! — простонала она, позволяя ему держать себя за руку, пока осторожно вела его к лифту. — Быть может, мне отвезти вас в больницу?

— Я не ударился головой, — пробормотал он, когда они стояли в лифте. Потом, внезапно запаниковав, он поднял руку, которую держал — ее левую — и уставился на нее. Паника исчезла, как и внезапно испытанный им головокружительный порыв необычайной свирепости. — Вы не замужем? Не помолвлены?

— Почему эта проклятая штука так долго едет? — спросила она, ударяя пальцем по кнопке. — Нет, я не замужем. И не помолвлена. У вас есть врач? Мне отвезти вас к вашему врачу?

— Лучше выпейте со мной, — возразил он. Затем, поразмыслив, добавил: — Или я подам в суд.

— За углом есть закусочная, — поспешно сказала она. — Мы можем дойти пешком. Вы сможете идти так долго?

— Только не отпускайте меня, — уклончиво ответил он.

— Не отпущу, — пообещала она, ведя его от лифта через вестибюль.

Как хорошо, что она не отпускает его, думал Джош, пока они шли по освещенному тротуару. Он не обращал никакого внимания на то, куда они шли, а вместо этого пристально смотрел на ее профиль. Он больше не чувствовал усталости. По правде говоря, он никогда в жизни не чувствовал себя настолько очарованным. Все в ней, каждая черта, каждое слово совершенно пленяли его.

И так как он был взрослым мужчиной с хотя бы некоторой властью над побуждениями своего тела, он сумел не накинуться на нее. Но с трудом. Но настойчивая пульсация, которую он ощутил, взглянув на нее, не уменьшилась; он чувствовал медленное, постоянное биение страсти более ярко, чем когда-либо в жизни. Его тело казалось горячим, необычайно чувствительным; все его сознание словно сосредоточилось на ней с силой, не оставлявшей места ни для чего иного.

Она провела его через дверь маленького бара в темное задымленное помещение, махнув свободной рукой огромному крепкому бармену.

— Привет, Джейк!

— Рейвен! Что я могу сделать для тебя, крошка?

Она посмотрела на Джоша, потом оглянулась на Джейка.

— Бренди. Два. Мы будем в кабинке.

— Ладно, — отозвался тот.

Рейвен повела Джоша к кабинке. Она охотно махала некоторым завсегдатаям переполненного бара, но заботливо не ослабляла захвата на его руке. Когда они уселись, она попыталась мягко высвободить руку. Джош не отпускал.

— Думаю, вам понадобятся обе руки, чтобы держать стакан, — терпеливо сказала она ему.

— Знаете, я не ударялся головой, — лениво заметил он, уставившись на нее. Он не мог перестать на нее таращиться. — Почему Рейвен?

— Разве это не безумное имя? Я сказала папе, когда мне было десять, что он не должен был позволять матери настаивать на этой идее. Но он сказал, что чувствовал себя виноватым, потому что ему досталось все развлечение, а она сделала всю работу. Так что он чувствует себя виноватым, а я прозябаю с именем птицы и названием длинной бессвязной поэмы.

— «Как-то в полночь, в час угрюмый…»[2] — вспомнил Джош.

Она содрогнулась:

— Правильно. Вы знаете, сколько раз в жизни я слышала эту поэму? Каждый парень, с которым я когда-либо встречалась, заучивал эту проклятую штуку. Вы, очевидно, ее тоже знаете. Не рассказывайте ее. Пожалуйста.

— Хорошо, — спокойно сказал он; он хотел угодить ей и исполнил бы буквально любую ее просьбу. — Вы хотите есть? Здесь подают еду?

— Я ела, спасибо. Но… — Она подняла глаза, когда Джейк материализовался в их кабинке, держа бренди. — Джейк, ты не мог бы принести чипсы или что-то вроде того?

— Безусловно. Еще один беспризорник, Рейвен?

Джош посмотрел на него:

— Она собирается выйти за меня замуж.

Бармен взглянул на Рейвен:

— Он серьезно?

— Я сбила его, — объяснила она. — Думаю, он ударился головой.

— Я принесу чипсы, — сказал Джейк и исчез.

— Пейте ваше бренди, — твердо сказала Рейвен Джошу. — Вам это необходимо.

После глотка огненной жидкости Джош собрался с мыслями, сосредоточившись на ситуации.

— Почему вы не хотите выйти за меня замуж? — свирепо потребовал он. — Я абсолютно здоров, и у меня много денег.

— В точности, как у гнома, — пробормотала она.

— У него многозолота, — поправил он ее. — У меня — чистые наличные. И бизнес, и имущество. Гостиницы. Собственность. Выходите за меня.

Ясно, она была заинтригована; он мог сказать это по тому, как она смотрела на него.

— Слушайте, власти ...