Книги вам точно понравятся
Книгогид это:
  • Доступ к тысячам книг
  • Персональные рекомендации
  • Рецензии пользователей
  • Авторские полки
больше не показывать
Стелла Римингтон «Под угрозой»

Читать онлайн «Под угрозой»

Автор Стелла Римингтон

Стелла Римингтон

Под угрозой

Глава 1

Поезд метро остановился с плавной неумолимостью. Тяжкий вздох тормозной гидравлики, и затем тишина.

В течение нескольких мгновений никто в переполненном вагоне не двигался. А затем, когда неподвижность и тишина усугубились, у пассажиров начали бегать глаза. Они встревоженно всматривались в черноту за окнами.

Они были где-то на полпути между станциями «Морнингтон Кресент» и «Юстон», прикинула Лиз Карлайл. Было пять минут девятого, понедельник, и она явно опаздывала на работу.

Лиз откинулась на своем сиденье и осторожно вытянула ноги. Не надо было ей надевать эти остроносые туфли сливового цвета. Она купила их пару недель назад, бездумно слоняясь по магазинам. Теперь она чувствовала, как в них хлюпает вода. По опыту она знала, что дождь оставит на коже мерзкие несмываемые следы. Не менее возмущало и то, что их невысокие каблуки оказались именно такого диаметра, что намертво застревали между булыжниками мостовой.

Проработав десять лет в Темз-Хаусе, Лиз так и не смогла решить проблему одежды. Принятый здесь внешний вид, которого придерживалось большинство сотрудников, был мрачно-незаметным. Темные брючные костюмы, аккуратные юбки и жакеты, консервативная обувь. В то время как некоторые из ее коллег доводили дело до крайности, добиваясь почти советской тусклости, Лиз инстинктивно противостояла этому. По субботам она нередко прочесывала магазины винтажной одежды в поисках интересных и недорогих вещей, которые, хотя и не нарушали правил Службы, очевидно, вызывали у некоторых явное раздражение. В свои тридцать четыре она все еще сопротивлялась серьезности и секретности своей работы.

Наклонив голову, Лиз еще раз коснулась щекой алой шелковистой поверхности своего шарфа, погрузившись в слабый запах духов, который напомнил о Марке — его глазах, его губах и волосах, — когда он влетел к ней в дом. Он купил ей духи от Герлен на Елисейских Полях и шарф от Диор на авеню Монтань. Позже он рассказал ей, что заплатил наличными, чтобы не оставить следов. У него всегда был безошибочный инстинкт во всем, что касалось любовных дел.

Она помнила каждую деталь этого вечера. Возвращаясь из Парижа, где он брал интервью у одной актрисы, Марк ввалился без предупреждения в подвальную квартиру Лиз в Кентиш-Тауне. Она принимала ванну, слушая «Богему», и внезапно там возник он, закидав пол дорогой белой оберточной бумагой, и в воздухе запахло — так восхитительно и резко — духами «Воль-де-Нюи».

Потом они открыли бутылку «Моет», купленную в дьюти-фри, и вместе забрались назад в ванну.

— Разве Шона тебя не ждет? — спросила Лиз виновато.

— Она, должно быть, спит, — ответил Марк бодро. — Весь уик-энд у нее были дети ее сестры.

— А ты тем временем…

— Знаю. Мир жесток, не так ли?

Лиз долгое время не могла понять, почему он вообще женился на Шоне. По его описаниям они, казалось, не имели ничего общего. Марк Каллендар был беззаботным любителем удовольствий, обладавшим почти кошачьей восприимчивостью — качеством, которое сделало его одним из самых популярных профилистов в печатной журналистике, — в то время как его жена была серьезным ученым феминистского толка. Она вечно подозревала его; он вечно уклонялся от ее скучных нападок. Смысла ни в том ни в другом не видно было никакого.

Но не Шона была проблемой Лиз. Проблемой Лиз был Марк. Эта связь была полным безумием, и, если быстро ничего не предпринять, она может стоить ей работы. Лиз не любила Марка и боялась даже думать о том, что случится, если все это выплывет наружу. Ей обязательно нужно с этим покончить. Само собой, она не рассказала о нем матери, и в результате всякий раз, когда она проводила уик-энд с матерью в Уилтшире, ей приходилось терпеть благонамеренные проповеди о том, как она «когда-нибудь встретит хорошего человека».

— Я знаю, как это трудно, когда ты не можешь говорить о своей работе, — начала мать позапрошлым вечером, — но на днях я прочитала в газете, что в одном здании с тобой работает более двух тысяч человек и что у вас проводят самые разные общественные мероприятия, в которых ты можешь участвовать. Почему бы тебе не поучаствовать в любительском спектакле или не заняться латиноамериканскими танцами или еще чем-нибудь?

— Мам, перестань! — Она представила себе, как на нее надвигается группа работников отдела Северной Ирландии или специалистов по наблюдению из А-4 — глаза у них сверкают, маракасы гремят, к сорочкам прикреплены кружева.

— Это только идея, — сказала мать мягко.

Процесс высвобождения из материнской паутины вчера привел к тому, что Лиз добралась до автострады лишь в десять, а в квартиру в Кентиш-Тауне попала только к полуночи. Оказавшись дома, она обнаружила, что белье, которое она зарядила стирать в субботу утром, лежит в мутной воде в машине, остановившейся посреди цикла. Было уже слишком поздно, чтобы начинать стирку снова, не потревожив соседей, поэтому ей пришлось запустить руки в кучу тряпок, собранных для химчистки, чтобы найти там что-нибудь не очень мятое из офисной одежды. Она повесила вещи над ванной и приняла душ в надежде, что пар немного восстановит их внешний вид. Был почти час ночи, когда она наконец добралась до кровати, и теперь она чувствовала, что ужасно устала, а веки у нее отекли.

Издав судорожный всхлип и содрогнувшись, поезд снова тронулся. Теперь она точно опоздает.

Темз-Хаус, где расположена штаб-квартира МИ-5, находился в Миллбанке. Это обширное и внушительное здание из портлендского камня, восьми этажей в высоту, огромным бледным призраком вырастало из земли в нескольких сотнях ярдов к югу от Вестминстерского дворца.

Кутаясь в пальто под порывами ветра и проливным дождем, Лиз пробежала по ступеням, ведущим к входу, и распахнула одну из дверей в вестибюль. Она поспешно махнула рукой, приветствуя охранников за стойкой, просунула пропуск в прорезь барьера и вошла в одну из контрольных капсул. На короткое время она оказалась в полностью закрытом пространстве. Затем внутренняя дверь скользнула в сторону, и она, как будто за миг преодолев световые годы, вступила в другое измерение. Темз-Хаус был ульем, городом из стали и дымчатого стекла, и Лиз почувствовала, как внутри ее что-то едва заметно шевельнулось, когда она пересекла порог безопасности и была бесшумно вознесена на пятый этаж.

Двери лифта открылись, она повернула налево и быстро двинулась к отделу 5/АХ, в котором работали контролеры агентов. Это был большой открытый офис, освещенный трубками дневного света, несколько захудалый вид ему придавали вешалки, стоявшие у каждого стола. Они были заполнены рабочей одеждой контролеров — в случае Лиз это была пара поношенных джинсов, черная флисовая ветровка и кожаная куртка на молнии.

— И вот, прямо на домашнюю базу выходит… — пробормотал Дэйв Армстронг из-за соседнего стола, не сводя глаз с экрана компьютера.

— Скажи спасибо этой чертовой Северной линии, — выпалила Лиз, извлекая синюю папку из запертого шкафа, стоявшего около ее стола. — Поезд просто остановился. Посреди туннеля.

— Должно быть, машинисту неловко было раскурить косячок на станции? — невинно спросил Армстронг.

Но Лиз, зажав в руке папку и избавившись от пальто и шарфа, была уже на полпути к выходу. Направляясь в комнату 6/40 этажом выше, она забежала в туалет, чтобы проверить, как выглядит. В зеркале неожиданно отразилась вполне приемлемая картина. Ее красивые светло-каштановые волосы более или менее равномерно обрамляли бледный овал лица. Усталость, пожалуй, заложила немного темноты под ее серовато-зелеными глазами, но общий вид был вполне приемлемым. Воодушевленная, она рванула наверх.

Объединенная антитеррористическая группа, членом которой она была уже более полугода, собиралась каждый понедельник в 8.30. Цель встреч состояла в том, чтобы скоординировать операции, касающиеся террористических сетей, и разработать план оперативных мероприятий на неделю. Группой руководил сорокапятилетний начальник отдела Чарльз Уэдерби, и состояла она из следователей и контролеров МИ-5, а также представителей МИ-6, Центра правительственной связи (ЦПС) и специальной службы лондонской полиции. По мере необходимости приглашались также представители министерств внутренних и иностранных дел. Группа была создана сразу же после террористической атаки на Всемирный торговый центр по настойчивому указанию премьер-министра, заявившего, что разведывательная контртеррористическая деятельность не должна страдать из-за нескоординированности действий различных ведомств или существования каких-то местнических интересов.

К своему облегчению, Лиз увидела, что двери в зал заседаний были открыты и никто еще не сел за стол. Благодарю тебя, Боже! Ей не придется сносить подчеркнуто терпеливые взгляды мужчин, провожающие ее к ее месту за длинным овальным столом. Стоя прямо в дверях, дуэт быкообразных сотрудников лондонской полиции потчевал одного из коллег Лиз подробностями передовой статьи в «Дейли миррор» — какой-то мутной истории, в которой фигурировали ведущий детской телепрограммы и оргии с крэком в одной манчестерской гостинице.

Чарльз Уэдерби расположился в ожидании у окна, его выглаженный костюм являл собой немой укор одежде Лиз, с которой насыщенный паром воздух ванной так и не смог сотворить чудо. Тень улыбки, однако, коснулась его неправильных черт.

— Мы ждем людей из Шестерки, — пробормотал он. — С ними будет кто-то новый — их человек из Пакистана. Бруно Маккей.

— И что говорят об этом Маккее?

— Он закончил Харроу.

— Как в том анекдоте: женщина входит в комнату, где находятся три выпускника разных школ. Итонец спрашивает ее, не хотела бы она присесть, винчестерец пододвигает стул, а выпускник Харроу…

— …садится на него, — сказал Уэдерби с едва заметной улыбкой. — Точно.

Лиз взглянула в окно на размазанный дождем облик громады Ламбетского моста. Она была рада, что ее начальником был человек, с которым она могла вот так просто разговаривать.

— Думаю, все наконец собрались, — пробормотал он, глядя ей через плечо.

МИ-6 представляли Джеффри Фейн, бывший там координатором антитеррористических операций, и новое лицо — Бруно Маккей. Все обменялись рукопожатиями, и Уэдерби, энергично пройдя через комнату, закрыл двери. У каждого места лежала сводка еженедельных рапортов заграничных резидентур.

Маккея поприветствовали от имени Темз-Хауса и представили группе. По словам Уэдерби, сотрудник МИ-6 только что возвратился из Исламабада, где отличился, работая заместителем резидента.

Маккей воздел руки в скромном возражении. Загорелый и сероглазый, во фланелевом костюме, явно купленном на Савил-Роу, он являл собой эффектную фигуру в этом обычно безликом собрании. Но для Лиз, проникнутой сдержанной культурой Темз-Хауса, он казался одетым слишком дорого, а его ...