Книги вам точно понравятся
Книгогид это:
  • Доступ к тысячам книг
  • Персональные рекомендации
  • Рецензии пользователей
  • Авторские полки
больше не показывать
Эмма Дарси «Выбор Ричарда Сеймура»

Читать онлайн «Выбор Ричарда Сеймура»

Автор Эмма Дарси

Annotation

Чтобы стать во главе огромной финансовой империи, Ричарду Сеймуру надо жениться на одной из пяти дочерей скончавшегося владельца этой империи Лоренса Дюрана.

Выбор его оказывается более чем странным. Избранницей Ричарда становится младшая из сестер, не самая красивая и всеми не любимая Ли Дюран.

Эмма Дарси

ГЛАВА ПЕРВАЯ

ГЛАВА ВТОРАЯ

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

ГЛАВА ПЯТАЯ

ГЛАВА ШЕСТАЯ

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

Эмма Дарси

Выбор Ричарда Сеймура

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Самолет легко коснулся земли. Ли Дюран разжала стиснутые в кулаки пальцы и открыла глаза. Итак, она возвращается в Сидней.

В иллюминатор было видно, что идет дождь. Прогноз погоды оказался точным. Бухта Ботани-Бей терялась во влажной мгле.

Стояла темная, ненастная ночь…

Ее любимый мультяшный герой Снупи всегда начинал свои рассказы с этих зловещих строк, печатая их в своей будке. Ли размышляла о том, означает ли возвращение домой начало нового периода в ее жизни, или оно станет окончательным завершением того, который начался в день ее рождения двадцать четыре года назад.

Впервые с тех пор, как средства массовой информации сообщили о смерти Лоренса Дюрана от сердечного приступа, у Ли возникла робкая надежда на то, что ее долгая одинокая ссылка закончилась. Именно надежда, а не уверенность, потому что быть уверенным в чем-то, что касалось ее семьи, невозможно. Пока она знала наверняка только одно: человек, так безжалостно управлявший их жизнями, мертв – и хотела увидеть его погребенным. Погребенным без отпущения грехов и надежды на искупление. А после этого…

Она постарается наладить отношения с матерью и сестрами, если они захотят, конечно. Ведь прошло шесть лет с тех пор, как она ушла из их жизни… Шесть долгих лет с тех пор, как она убежала из ада, узнав, что этому миру она никогда и не принадлежала. По крайней мере, пока был жив Лоренс Дюран. Скорее всего, никто из них не обрадуется ее возвращению, и пустота в ее жизни так никогда и не заполнится.

Все существо Ли инстинктивно противилось такой мрачной перспективе. Ведь должен же быть у нее хоть один шанс. Лоренса больше нет, и он не может оказывать влияние на нее… на дочь, которая никогда не была его дочерью. Он не хотел видеть кукушонка в своем гнезде. Но теперь мать и сестры освободились от его гнета. И если в этом мире есть хоть какая-то справедливость, Ли обязательно воссоединится с ними.

Самолет остановился. Ли отстегнула ремень безопасности и вместе с другими пассажирами поднялась, чтобы достать ручной багаж. Чтобы расслабить сведенные мышцы, она слегка потянулась, стоя в очереди в ожидании выхода из самолета. Путешествие было долгим: вчерашний перелет из Брума в Перт, где Ли купила новую одежду, и сегодняшний из Перта в Сидней – практически через весь Австралийский континент. И теперь ей не терпелось выйти из самолета и ступить на твердую землю.

Пассажиры медленно двигались к выходу по проходу между креслами. Ли уже поравнялась с местами первого класса, когда ее взгляд упал на оставленную кем-то газету. Не в силах оторвать глаз от лица на газетном снимке, она почувствовала, как мучительно сжалось ее сердце.

Ричард… Ричард Сеймур.

И прежде, чем она осознала, что делает, газета оказалась у Ли в руках. Она пристально вглядывалась в теперешний облик мужчины, который всю жизнь преследовал ее в девичьих мечтах.

– Проходите там! – нетерпеливо крикнули из очереди.

– Вы всех задерживаете, мисс, – более вежливо произнес человек позади нее.

– Извините, – пробормотала Ли.

Лицо ее горело, когда она торопливо шагнула вперед, сжимая в руках злополучную газету. Газета жгла ей руки, и Ли поклялась выбросить ее в первую же мусорную корзину в здании аэровокзала.

Ричард Сеймур…

Она читала о нем в различных газетных и журнальных публикациях, связанных со смертью Лоренса Дюрана. Именно Ричард управлял теперь огромной финансовой империей, неизменно устойчивой к любым колебаниям на фондовой бирже. Именно Ричарда великий магнат готовил в свои преемники. Но ни в одной из статей не было фотографии.

И вот теперь лицо Ричарда Сеймура вызвало в душе Ли бурю самых противоречивых чувств. Дурочка, мысленно обругала она себя. Несомненно одно: если этой поездке суждено стать началом ее новой жизни, Ричарду Сеймуру в ней места нет. Впрочем, у него больше не было причин тесно общаться с семьей Дюран. Теперь у него есть то, что он хотел, – высокое положение, не подотчетное никому, разве что небольшой группке акционеров.

В зале аэровокзала Ли решительно подошла к мусорной корзинке и избавилась от газеты с фотографией человека, который не заслуживал того, чтобы она думала о нем. Конечно, завтра они увидятся на похоронах. Ричард Сеймур едва ли пропустит это мероприятие. Но никто не сможет заставить Ли общаться с ним. Никто и никогда. Потому что Лоренс Дюран мертв.

Когда она вышла из здания аэровокзала, дождь все продолжал идти. К счастью, очереди на такси не было, а свободных машин оказалось много. Ли быстро подошла к одной из них, села на заднее сиденье, поставив рядом сумку, захлопнула дверцу и назвала водителю адрес отеля. Машина влилась в поток движущегося транспорта, и Ли попыталась расслабиться.

Тщетно. Она с грустью смотрела на залитые дождем улицы, на отражение огней в лужах, на капли дождя, стекавшие по стеклу. Как там у Снупи? Стояла темная, ненастная ночь… Что это? Предзнаменование?

Может, стоило остаться в Бруме и заставить себя забыть прошлое? Не безумие ли – ее решение приехать?

ГЛАВА ВТОРАЯ

Ничего не изменилось… Ли стояла в огромной гостиной особняка Дюранов, охваченная привычным чувством полнейшей собственной никчемности, которое испытывала все свое детство и юность. Ей казалось, будто она вернулась в ту жизнь, от которой убежала шесть лет назад. Ее словно засасывало в болото: вернулись сомнения, неуверенность, боязнь оказаться не ко двору, отчаяние от безуспешного поиска своего места в жизни.

Но теперь все будет иначе, горячо убеждала себя Ли. Лоренс Дюран – человек, которого она считала своим отцом первые восемнадцать лет своей жизни, – умер. Вместе с ним умерла его подавляющая, тираническая власть над всем и вся. Теперь ее мать и сестры смогут вздохнуть свободно и строить жизнь по собственному выбору. Но может, все случилось слишком неожиданно для них и они еще не осознали, что он действительно умер?

Конечно, во время панихиды разговаривать было абсолютно невозможно. Но почему же тогда они продолжают избегать и откровенно игнорировать ее присутствие теперь, оставив в полном одиночестве? Если бы они выказали хотя бы слабый намек на радость и гостеприимство, если бы блеснул хотя бы робкий лучик надежды…

Она чувствовала себя бесконечно одинокой и несчастной среди всех этих известных в стране людей, заполнивших гостиную особняка Дюранов, чтобы отдать последнюю дань уважения человеку, обладавшему огромным богатством и властью. Ли заметила, что ее мать отошла от группы гостей и на какой-то миг оказалась одна. Ли быстро подошла к ней и коснулась руки, привлекая к себе внимание.

– Мама?

Алисия Дюран едва взглянула на свою младшую дочь и раздраженно бросила:

– Не сейчас, Ли. Я должна подойти к Ричарду.

Повисло тягостное молчание. Ли внутренне сжалась, услышав этот ледяной тон и увидев хмурое лицо, выпустила руку матери и с отчаянием смотрела, как та направляется к человеку, который уже завладел вниманием четырех ее старших сестер.

Ричард Сеймур… Бесспорный наследник финансовой империи Лоренса Дюрана, председатель комиссии по организации похорон великого магната и этих помпезных поминок в его семейном особняке… Во время похорон и прощания с Лоренсом Ли ни разу не посмотрела на него, даже мельком. Сейчас же, увидев его, она не смогла справиться с мгновенной вспышкой застарелой ненависти и боли.

В нем по-прежнему было все, чего всегда недоставало Ли и что Лоренс Дюран мечтал видеть в своем пятом ребенке – сыне, наследнике, продолжателе его дела. Но пятым ребенком, которого родила жена Лоренса, оказалась Ли – мало того что еще одна дочь, так к тому же рожденная от другого мужчины. Она была «бракованным» ребенком по всем статьям – не обладала никакими достоинствами, и все относились к ней пренебрежительно, постоянно делали неодобрительные и обидные замечания. Но мучительнее всего было постоянное сравнение с Ричардом Сеймуром, превозносимым на все лады. Он действительно был великолепен во всех отношениях – красив, умен, обаятелен. Ричард буквально излучал ауру властности, успеха, самоуверенности.

Ли отвернулась, убеждая себя, что теперь ей это все безразлично. У нее больше нет причины ненавидеть Ричарда. Она уже давно живет своей жизнью, не имеющей никакого отношения к Лоренсу Дюрану, и приехала на его похороны только из желания перевернуть эту печальную страницу своей жизни. Ли глубоко вздохнула. Ее мать и сестры неотступно увивались вокруг Ричарда. Что ж, король умер. Да здравствует король! Но Ричард не был членом семьи, и Ли действительно не понимала, почему они ведут себя так подобострастно. Он не мог управлять их жизнями, как делал это Лоренс – железной рукой, ничего не забывая и не прощая.

Может быть, когда все закончится и все эти люди, пришедшие отдать последний долг Лоренсу, уйдут, ей представится более благоприятная возможность попытаться воссоединиться со своей семьей? Во всяком случае, она получит шанс попробовать навести мосты, разрушенные ею, когда бегство показалось ей единственным шансом спастись от невыносимого существования в этом доме.

Ли вышла в сад, куда из-за сильного ветра никто из гостей выходить не рисковал. Но ее ветер не беспокоил – она была без шляпки, а ее волосы не были уложены в замысловатую прическу. Густую массу своих длинных, едва ли не до талии, волос она сможет просто расчесать щеткой, когда вернется в дом.

Сад, устроенный террасами, заканчивался прудом. Ли спустилась по ступеням, подошла к кромке воды и залюбовалась прекрасным видом Сиднейской гавани. Дождь, шедший всю ночь, прекратился, но день был по-зимнему серый, промозглый. Даже лодки, казалось, стремились поскорее добраться до причала.

Ли представила себе морской порт Брума, расположенного на другом конце Австралии, где всегда тепло, бирюзовая вода прозрачна, а слово «спешить» чуждо тамошним жителям. Другая жизнь, далекая от этого города. Но стал ...