Книги вам точно понравятся
Книгогид это:
  • Доступ к тысячам книг
  • Персональные рекомендации
  • Рецензии пользователей
  • Авторские полки
больше не показывать
Патриция Кемден «Обещай мне чудо»

Читать онлайн «Обещай мне чудо»

Автор Патриция Кемден

Патриция Кемден Обещай мне чудо

Патриция Кемден

Мир, наступивший после изнурительной войны, не приносит покоя в жизнь Катарины. Она знает, что ей все еще грозит опасность. Сможет ли стать ее союзником муж, который не доверяет ей? Победит ли это недоверие внезапно вспыхнувшая страсть?

Глава 1

Катарина Анна Магдалена фон Мелле присела на низко свесившуюся ветвь старого дуба и, закрыв глаза, подставила лицо лучам утреннего солнца. Вот-вот наступит мир. Из-за деревьев доносился приглушенный шум реки Карабас. Рядом раздался тихий мелодичный смешок. Изабо вырастет, не зная, что такое война.

Ветвь чуть качнулась.

– Ты хочешь, чтобы у нас были качели? – спросил детский голосок, и вопрос этот сопровождался еще одним колыханием ветви. – Может, Франц сделает нам качели? Лобо будет раскачивать меня высоко! Правда, Лобо?

Высокий нескладный юноша сел на землю и, прислонившись к соседнему дереву, бросил в рот пригоршню ежевики.

– Весело! – сказал он, и на его лице, покрытом пятнами винного цвета, заиграла простодушная усмешка. Он согласно закивал головой, и заряженный пистолет, лежавший у него на коленях, дрогнул.

– Видишь, мама?

Катарина засмеялась и крепко прижала малышку к себе, затем взяла пригоршню ежевики из корзинки, которую ребенок держал на коленях. Сладкий сок, разлившийся по языку, слегка подсластил чувство вины, кольнувшее ее при слове «мама».

– Качели, моя дорогая Изабо? М-м-м… Возможно, весной, когда расцветут тюльпаны. – Она снова засмеялась. – Подумай об этом. Весной! Весной, когда больше не будет солдат, сражений, криков умира… – Она оборвала себя на полуслове и взяла еще одну ягоду. – Наступит мир, моя милая. Настоящий мир, который подпишут императоры, принцы, герцоги, маркграфы, ландграфы и… все! Мир, который длится вечно.

– Обломок[1] чего? – спросила Изабо, тоже прихватив несколько ягод.

Катарина откинула прядь светло-каштановых волос с личика девочки, похожей на эльфа. Ее собственные волосы были намного темнее, почти черные.

– Не обломок чего-нибудь. Просто мир. Без войны.

– Без войны? – Личико Изабо сморщилось, представляя собой обворожительную картину глубоких раздумий четырехлетнего ребенка. – Как это? – спросила она. – Лобо, ты знаешь, что такое «без войны»?

Он на мгновение нахмурился, в карих глазах отразилась живая мысль, затем он покачал головой.

– Как это без войны, мама?

Катарина посмотрела в серьезные светло-голубые глаза, устремленные в ее синие, и улыбка ее угасла.

– Я тоже не знаю, Изабо, – тихо ответила она. – Я никогда не знала мира. Тридцать лет длилась война, а я живу на свете только двадцать восемь. – Она обняла маленькую девочку, снова прижала к себе и поцеловала мягкие завитки. – Я никогда не знала мира, но ты узнаешь, Изабо. – Она зажмурилась. В голове ее звучали крики, а перед глазами мелькали образы кровавого цвета. – Ты узнаешь. Я обещаю.

Нахлынули воспоминания. Вперемешку с черной копотью и серым дымом заполыхали огни, желтые, оранжевые и золотые, и всегда крики. Крики, в которых слышались жадность, похоть, страх; крики…

Катарина открыла глаза. Крики были реальными. Она поспешно обхватила Изабо, встала на ветвь и подняла девочку вверх.

– Карабкайся!

Лобо вскочил и схватил пистолет, рассыпав при этом ягоды.

– Мама? – Тоненький голосок дрожал, разрывая сердце Катарине. – Мама, это Франц. – Маленькие тонкие пальцы сжимали и разжимали ручку корзины, которую она все еще держала. – Я должна спрятаться от него?

Катарина уткнулась лицом в поношенную накидку девочки. От нее пахло розовой водой… запах мира.

– Нет, милая. Давай я помогу тебе спуститься.

Но передышка длилась всего несколько секунд. Они стояли рядом с дубом, ожидая управляющего Франца, который бежал так быстро, как только позволяли его узловатые ноги.

– Смотри, мама, Франц размахивает карабином!

Рука Катарины невольно сжала плечо Изабо.

– Откуда ты знаешь, что это за оружие?

– Оно длинное, мама. Разве ты не видишь? – Девочка подняла голову и посмотрела на Катарину. – Пистолет короткий, как у Лобо, разве…

– Да, – поспешила ответить она, прежде чем ребенок успел закончить вопрос, так как ее охватил ужас от того, что такое невинное создание знает уже так много об оружии. – Да, Изабо, пистолет короткий, как у Лобо.

Ветки трещали, шуршала трава под ногами подбегающего человека. Франц, пошатываясь, остановился, словно лошадь, у которой слишком сильно натянули поводья, он тяжело втягивал воздух. Испускаемый карабином запах серы все более и более отравлял воздух.

– Мадам фон Леве, – задыхаясь, проговорил он и закатил глаза, раздражаясь на свою слабость. Еще два судорожных вздоха, и он продолжил: – Дозорные заметили всадников. Троих.

– Трое! – проревел у него за спиной Лобо и резко кивнул своей слишком большой головой.

– Нам кажется, что их трое, – продолжил Франц, поспешно улыбнувшись Лобо. – Они продвигаются с юга и, похоже, следуют вдоль реки.

– Трое! – повторил Лобо, и его усмешка стала еще шире.

– Да, именно, друг мой, – с безграничным терпением ответил Франц. – И мы чуть не упустили этих троих. И упустили бы, если бы они преодолели подъем, ведущий в долину Карабас, немного позже. – Вдруг в глазах наблюдателей отразился какой-то отблеск. – Думаю, серебро на уздечке.

– Серебро? – задумчиво переспросила Катарина и покачала головой. – Это могут быть офицеры… или разбойники. И не узнаешь, кто именно.

– Офицеры или разбойники – чаще всего это одно и то же, – заметил Франц.

Катарина кивнула, услышав предостерегающие нотки в его голосе.

– Собери всех остальных мужчин в Леве, Франц, – сказала она. Прерывающийся голос выдавал тревогу, несмотря на ее внешнее самообладание. – Изабо пойдет с тобой. Она должна быть в безопасности.

– Как всегда, мадам фон Леве, – ответил Франц.

– Как ты думаешь, сколько у нас времени?

Франц, прищурившись, посмотрел на солнце, светившее сквозь листву, затем снова на Катарину.

– Полчаса – самое большее. Дорога у реки была размыта в двух местах в прошлом году. Это их немного задержит. А если повезет… – Он бросил многозначительный взгляд поверх нее, туда, где, как ей было известно, сквозь деревья поблескивали белые стены замка, стоящего на высокой скале. Она не последовала за его взглядом. – Если повезет, они проедут мимо нас в Алте-Весте.

Катарина забрала у управляющего карабин и стала осматривать его, придерживая двумя пальцами шнур запального фитиля. Ружье было вычищено и заряжено.

– Если бы я полагалась на удачу, то уже раза четыре могла бы погибнуть.

Лобо усмехнулся и закачал головой.

– Никакой удачи. Никогда нельзя надеяться на удачу.

– Никогда нельзя надеяться на удачу. Верно, Лобо.

На минуту отдав ружье Францу, Катарина встала на колени перед Изабо, взяла горсть ягод и, пока говорила, ела их одну за другой.

– Не могла бы ты отнести эти ягоды госпоже Врангель? Она отдаст их поварихе, а та состряпает с ними замечательные пирожки. Не правда ли, заманчивая идея?

Изабо кивнула, но глаза ее тревожно смотрели то на ружье в руках Франца, то на женщину, которую она называла мамой. Подбородок ее задрожал.

– Боюсь, – прошептала она.

Катарина прижала ее к себе и поцеловала в лоб, с трудом удерживая слезы.

– Все будет хорошо, моя милая Изабо. Помнишь тех людей, которые приходили прошлым летом. Тех, что делали разные акробатические трюки, изгибались, принимая самые разнообразные позы?

– И которые прихватили с собой двух коз и лучшую курицу-несушку? – пробормотал себе под нос Франц.

Изабо кивнула в ответ на вопрос Катарины, и ее светло-голубые глаза загорелись.

– А это тоже акробаты?

Катарина вытерла слезу со светлой, словно алебастровой, щеки.

– Придется подождать, и мы увидим, – ответила она, стараясь не думать о тех людях, которые заплатили своей жизнью за стремление поживиться в поместье Леве и в долине. Изабо никогда не узнает о них. Катарина ободряюще улыбнулась малышке.

– А теперь Франц отведет тебя назад в Леве? – Неуверенный кивок в ответ. – Вот и хорошо, моя милая.

Она встала, повернулась спиной к Францу и жестом приказала дать ей ружье. Он вложил ей в руку карабин так, чтобы Изабо не увидела, затем подошел к маленькой девочке.

– Миссис Врангель ждет ягод, – сказал он ей. – Она говорит, ты всегда собираешь самые лучшие.

– Правда?

Катарина увидела, как маленькая ручка скользнула в его узловатую ладонь.

– Конечно.

Изабо подпрыгнула, корзина качнулась в другой ее руке.

– Да. Я собираю хорошие ягоды.

Очень скоро их голосов не стало слышно. Катарина прищурилась на мгновение, пальцы ее сжали дуло карабина, затем обратилась к Лобо.

– Их трое, да? – переспросила она. Он кивнул. – Что ж, мы станем для них достойными противниками, не правда ли?

Она взяла карабин словно охотничье ружье, затем забрала у него пистолет. Они выбрали густой кустарник, откуда хорошо просматривалась дорога вдоль реки, и Лобо встал на корточки, спрятавшись среди листвы.

– Помнишь, как Франц учил тебя изображать волка?

Глаза Лобо зажглись, губы раздвинулись в улыбке. Он пару раз подпрыгнул и глубоко задышал.

– Как ты хорош! – поспешно сказала Катарина в надежде предупредить оглушительный рев, который еще долго потом звенел бы в ее ушах. – А теперь запомни. Смотри на меня, и когда я подам такой знак, – она резко повернула голову вправо, – ты вскочишь и заревешь. Ты сможешь это запомнить? По моей команде ты изобразишь волка, как научил тебя Франц.

– Конечно, мадам фон Леве. Это я могу запомнить, – добродушно заверил ее он.

В его устах слова «мадам фон Леве» звучали словно «сумасшедший».[2]

Леве. Она отбросила черные мысли. Какое это имеет значение? Имя не принадлежит ей. Как и многое другое…

Она устроилась в кустах поблизости и приготовилась ждать. Карабин был уже нацелен на поворот дороги под низко свешивающейся ветвью. «Все готово», – подумала она и посмотрела на Лобо, находившегося в нескольких футах от нее. Он открывал рот в безмолвном реве и откидывал голову назад. Она зажгла конец запального фитиля карабина, чтобы унять охватившую ее панику, и стала молиться.

Полковник Александр фон Леве устало остановил лошадь и бросил косой взгляд на деревья справа. Боже, как ему необходимо выспаться! Три дня ему пришлось провести в седле, чтобы опередить войска фон Меклена, и теперь даже ветки кустов ежевики кажутся ему карабинами. Он снял свою широкополую шляпу и попытался стереть усталость с глаз. Протянувшейся перед ним дороге, бежавшей вдоль реки Карабас, казалось, не будет конца.

Он оглянулся на своих спутников, их ...