Книги вам точно понравятся
Книгогид это:
  • Доступ к тысячам книг
  • Персональные рекомендации
  • Рецензии пользователей
  • Авторские полки
больше не показывать
Владимир Остожин «Особо опасная особа»

Читать онлайн «Особо опасная особа»

Автор Владимир Остожин

Остожин Владимир Особо опасная особа

Владимир Остожин

Владимир Остожин

Особо опасная особа

Роман

Если ты нашел кейс, набитый баксами, - жди неприятностей. А Юрий Тенин как раз нашел такой чемоданчик. Теперь он - дичь, а вот кто охотник, неизвестной Известно только, что шутить охотникне намерен и дичь не пожалеет. Кто он и каким таким промыслом заколачивает огромные бабки? Если Юрий узнает это, то получит реальный шанс поменяться с охотником рблями...

ПРОЛОГ

Ранним утром, когда серое сентябрьское небо едва начало светлеть, старик вышел из хорошо натопленного дома во двор и втянул носом сырой прохладный воздух. Из конуры, звякая цепью и игриво повизгивая, высунулась лохматая собачья морда. Рядом с крыльцом, под навесом, стоял старый ободранный "москвичок" с прицепом.

С удовольствием выкурив папиросу, старик открыл деревянные ворота и уселся в машину, которая тут же принялась натужно, с короткими передышками, визжать стартером. Вскоре "москвичек" гриппозно чихнул раз, другой и кое-как, с перебоями, затарахтел, наполняя двор сизым дымом. Собака брезгливо фыркну-ла и исчезла в будке.

Лето кончилось, и начиналась грязь. К счастью, старик быстро выбрался на чистенькое Рублево-Успенское шоссе и покатил в глубь области. "Какие ж хоромы здесь за последние годы понастроили! - думал он, вертя по сторонам своей седой головой и примечая все новые и новые постройки. - Дворцы! Один богаче Другого! И ведь как грибы растут, целыми поселками! И откуда у людей столько денег?"

Только здесь можно наглядно увидеть, как много состоятельных людей появилось за последние годы в Москве и области. Сильно повезло ему, старику, что живет он именно здесь, на Рублевке. Тут есть чем поживиться! Сейчас, на склоне лет, им вдруг овладел неуемный деловой зуд, даже азарт, а без этого развернувшегося вокруг грандиозного строительства одинокому пенсионеру трудно было бы свести концы с концами.

Он промышлял строительными материалами, точнее, их остатками, которые скапливались в округе в превеликом множестве. Надо только места знать. Что-то старик использовал для обустройства своего хозяйства.

А добывались здесь очень интересные вещи. Не говоря уже о невиданных ранее отделочных материалах, тут можно было найти и дорогую раковину, и роскошный унитаз с инкрустацией, в который даже поблевать приятно. А один знакомый ванну домой припер, красивую, словно позолоченную. Сам он на такую до конца жизни не накопил бы. И смотрелась она в его халупе, словно золотой сундук на помойке.

Все это добро привередливые домовладельцы выбрасывали из-за не понравившегося им колера, едва заметной царапины или по какой другой причине. Иногда подобные предметы люкса можно было купить задешево у строителей, иногда - увести втихаря.

Охотников до такого промысла становилось все больше. И хотя дорогие дома строились с поразительным размахом, возникая тут и там, оттесняя ветхие домишки старожилов, тем не менее добытчикам строительных отходов приходилось отъезжать все дальше, выискивать строящиеся объекты в лесу, вдали от посторонних глаз.

Недавно старик заприметил один такой дачный поселок, состоявший сплошь из трехэтажных особняков, километрах в семи от своего дома. Сейчас он направлялся туда, полный надежд. Старик знал, что там можно запросто найти и брус, и фанеру, и кафель. Отходы сваливают неподалеку от стройки, и главное, успеть до того, как все это предадут огню, ибо местная администрация любит штрафовать строителей за мусор вокруг стройки.

Машина свернула с Рублевки направо. Выбравшись через какое-то время на Можайское шоссе и проехав по нему немного, "москвичек" вновь свернул в сторону Рублевки. Маневр объяснялся тем, что дорогу, по которой он сейчас ехал, с противоположного конца перекрыли ремонтники.

Это было довольно хорошее, хотя и узковатое шоссе. По обе стороны от него тянулся густой сосновый лес. Здесь и днем-то не бывает много машин, а в этот ранний час старик вообще не встретил ни одной.

Вскоре он свернул влево и медленно поехал по грунтовке, углубляясь в лес. Через минуту старик остановился, вылез из машины и полез в заросли, шурша опавшей листвой.

Пройдя через пролесок, он вышел на самую окраину строящегося поселка, и к огромному своему разочарованию, увидел большую кучу сгоревших строительных отходов. Они еще дымились. Видимо, подожгли вчера вечером или ночью. Не могли подождать!

Расстроенный старик подошел ближе, взялся рукой за торчащий из кучи обгоревший брус и приподнял его. Под слоем золы и обуглившимися деревяшками он увидел не тронутые пламенем куски досок и фанеры. Не все сгорело! Надо же! Видимо, моросивший ночью дождь погасил пламя, и есть шанс что-то найти!

Воспрянув духом, добытчик принялся увлеченно разгребать кучу. Он уже вытащил из нее несколько хороших кусков бруса и пластиковых канализационных труб, как вдруг взору его открылся торчавший из мусора обычный солдатский сапог со стоптанным каблуком. Такая обувка старику была без надобности, но он все же потянул ее из кучи и вдруг, к ужасу своему, увидел, что сапог этот надет на человеческую ногу.

Похолодев, старик отскочил в сторону. Кого же здесь укокошили? И что теперь делать? Сообщить в милицию? Нет. Еще самого заподозрят - затаскают потом. Или в хищении материалов обвинят. Обыск дома устроят, заграничный унитаз увидят и прочее дорогое барахло со здешних строек.

Старик огляделся по сторонам и быстро пошел к машине. Когда он вышел на дорогу; в глаза ему бросились следы его "Москвича", четко отпечатавшиеся на влажной земле. "Все равно могут найти, - тоскливо подумал он. - И там, около кучи я натоптал достаточно. Лучше самому все рассказать. Гулял, мол, мусор собирал... Кстати, о мусоре!"

Старик вернулся к извлеченным из кучи деревяшкам, сгреб их в охапку и, бормоча: "Не зря ж я сюда мотался", проворно перенес к машине. Сложив брус в прицеп и накрыв брезентом, он завел "москвичек" и выехал из леса.

На ближайшем посту ГИБДД дед сообщил милиционерам о своей печальной находке. Один из постовых вызвал по телефону следственную группу.

Минут через десять на "уазике" подъехали оперативник и два омоновца с автоматами. Местным пинкертоном оказался совсем еще молодой паренек с бледным интеллигентным лицом и вдумчивым взглядом.

Старика вновь потащили туда, откуда он только что приехал. Попутно он объяснил оперу, где оставлял машину, как пробирался по лесу к куче мусора, как обнаружил труп и как шел обратно. Старик все рассказал, ностыдившись, впрочем, упомянуть о своем возвращении за брусом. Опер переписал в блокнот его паспортные данные и отпустил с миром, даже не осмотрев прицеп и машину.

При виде милиции работавших в поселке строителей как ветром сдуло. Это было понятно - почти все они являлись нелегальными иммигрантами, приехавшими на заработки со всего СНГ. У домов остались лишь сторожа, как правило, местные жители.

Труп извлекли из-под мусора и осмотрели. Это был парень лет двадцати, одетый в старую солдатскую форму. Он был убит выстрелом в затылок, словно осужденный на казнь. Головного убора не было. Документов также не оказалось. Расстегнув гимнастерку, опер увидел на внутреннем кармане надпись, сделанную хлоркой: "Сорокин".

- Убили несколько часов назад, - сказал он, прикоснувшись рукой к телу. - Не могу понять, почему его убили таким странным образом, - озадаченно продолжал он.- Выстрелом в затылок, словно какую-то важную шишку. На теле ни ран, ни кровоподтеков. Чересчур аккуратное, хладнокровное убийство для простого солдата.

Он осторожно перевернул покойника и осмотрел его спину.

- Убийству солдата в мирное время обычно предшествует драка, продолжал рассуждать сыщик, - а тут ничего подобного. Такое впечатление, что его заказали. Но зачем? Кому он понадобился?

- Надо узнать, из какой части этот солдатик, - вставил один из омоновцев, желая поучаствовать в следствии. - Он в сапогах, в старой форме значит, не в увольнении и не в отпуске. Наверняка ушел в самоволку, а значит, служил где-то поблизости. Может быть, на форме что-то прочитаем.

- Дезертир, возможно, - предположил второй милиционер.

- Все возможно, - ответил опер. - Надо по округе полазить. Вы стойте тут и ждите следственную группу. Никого не подпускайте. Пусть они обязательно сфотографируют вот эти следы от ботинок. Хорошие, кстати, ботинки, дорогие.

- Все понятно, - кивнул старший из омоновцев.

ГЛАВА 1

Тенина вдруг остро потянуло домой, в Москву. Около года он прожил в спокойной, благоденствующей Европе, гуляя по тихим улочкам старинных городов, смакуя ароматное вино в уютных кафе с видом на Средиземное море и не загружая свой мозг ничем, кроме приятных воспоминаний.

В прошлом военный переводчик, вдоволь намотавшийся по горячим точкам Африки, Юрий в начале девяностых уволился из армии и попытался было заняться коммерцией. И хотя коммерция была вполне законной, вышло так, что вскоре в охоту за Тениным кинулись крутые московские наркоторговцы. Вряд ли это можно было назвать случайностью. Криминал, особенно в то время, настолько пропитал все сферы деятельности в стране, что уберечься от него было мудрено.

Помимо наркодельцов, за Юрием охотилась даже родная милиция, но он все же каким-то чудом сумел выпутаться из всей этой бодяги, после чего на честно заработанные деньги спешно уехал за границу.

Первые месяцы заграничной жизни он наслаждался окружавшей его природой, архитектурой, чистотой и вежливостью, словом, разумной и хорошо отлаженной жизнью. Его умиляли бодренькце и ухоженные старички, почти всегда пребывающие в хорошем, умиротворенном состоянии, а кокетливо наряженные, шустрые бабульки приводили в полный восторг.

Однако через год Тенин начал скучать. Не хватает чего-то россиянину на Западе. Чувства опасности, очевидно. Не говоря уже об интенсивном, порой чрезмерном общении, к которому он привыкает с детства. А здесь и с тем, и с другим туго.

К тому же для полного счастья Юрию требовалась азартная работа, тесные деловые контакты с толковыми людьми, горячие обсуждения в хорошем коллективе, какая-то важная, красивая цель. Плюс ко всему, конечно же, радость успеха и веселые тусовки в свободное время. А дать ему все это могла только Россия.

Его телефонные разговоры с живущими в Москве дружками становились все более продолжительными и волнующими. Приятели рассказывали, как регулярно парятся в Сандунах, как выезжают за город на шашлыки и как ...