Книги вам точно понравятся
Книгогид это:
  • Доступ к тысячам книг
  • Персональные рекомендации
  • Рецензии пользователей
  • Авторские полки
больше не показывать
Никки Донован «В оковах страсти»

Читать онлайн «В оковах страсти»

Автор Никки Донован

Annotation

Они пережили единственную ночь блаженства и безумие страсти… а наутро приказ короля разлучил рыцаря Фокса де Кресси и леди Николь Мортимер на долгие три года. Однако что значат три года для мужчины, ослепленного неистовой любовью — и преодолевшего расстояния и опасности, чтобы вернуться к женщине, которая стала его судьбой?

Возможно, Фоксу и не следует доверять Николь — но перестать любить ее он уже не в силах…

Никки Донован

Глава 1

Глава 2

Глава 3

Глава 4

Глава 5

Глава 6

Глава 7

Глава 8

Глава 9

Глава 10

Глава 11

Глава 12

Глава 13

Глава 14

Глава 15

Глава 16

Глава 17

Глава 18

Глава 19

Глава 20

Глава 21

Глава 22

Глава 23

Глава 24

Глава 25

Эпилог

Никки Донован

В оковах страсти

Глава 1

Англия, декабрь 1189 г.

В комнате было темно, и он ее не видел.

— Госпожа? — прошептал он. Ответа не последовало. Он резко и судорожно втянул носом воздух. Обоняние его не подводило. Он явственно чуял ее присутствие. Аромат насыщенных, изощренных духов. Запах будоражил его кровь, возбуждал желание. Никогда прежде не доводилось ему обладать женщиной, подобной такой благородной даме, изнеженной и изысканной. В ближайшие часы она будет безраздельно принадлежать ему. А почему? Ему даже не хотелось задумываться над подобным вопросом.

Поспешно он сбросил с себя одежды и взобрался на кровать. Канаты, ее поддерживавшие, жалобно скрипнули. Он нащупал рукой теплую гладкую кожу. Шелковистое плечо манило, а гибкое и податливое тело привлекало своей грациозностью. Его осторожные пальцы двинулись выше, пока не наткнулись на толстую косу.

— Ради всех святых! — услышал он ее напряженный шепот. — Нельзя ли поторопиться и побыстрее заняться своим делом!

Он оторопело застыл в немом изумлении, негодуя на свою нерасторопность. Женщина ожидала неизбежного и желала поскорее все завершить. Очень хорошо. Он исполнит свой долг. А потом уйдет.

Он оставил в покое ее косу и продолжил дальнейшее знакомство. Когда ладонь мужчины коснулась роскошной мягкой груди, его дыхание заметно участилось. Ее тело, вернее, то представление, какое он уже успел о нем получить, могло стать предметом сладострастных мечтаний любого солдата. Будь он проклят, если не сумеет насладиться им в полной мере. Он принялся теребить ее соски.

— Не надо! — проворчала она недовольно. Но он пропустил ее протест мимо ушей. Когда он ощутил, что женщина под ним напряглась, то решил, что она неминуемо его оттолкнет. Но вопреки его опасениям она выгнула спину, подавшись вверх, и сосок, обласканный его пальцами, выпрямился и затвердел. Желание вспыхнуло в нем с новой силой, и мужская плоть отозвалась распирающей болью. Но пока он находился только в самом начале пути, открывавшего перед ним бескрайние просторы неизведанного, к познанию которого он так стремился. Женщина будоражила его воображение. Интриговала его. Исходивший от нее запах, ее безукоризненное стройное тело сводили с ума.

Он поднес руку к ее лицу. Уже по одному прикосновению он мог сказать, что ее черты отличались совершенством и утонченностью линий. Он был готов побожиться, что она необыкновенно красива. Изящество контуров, безупречность кожи. Ему невыносимо захотелось узнать, какого цвета у нее волосы. И глаза. Он вдруг захотел встать с постели, подойти к окну и распахнуть ставни, чтобы ее увидеть. Но он боялся, что женщина снова проявит нетерпение. Впрочем, даже в темноте она рисовалась ему образцом изысканности, с лицом и телом, способными лишить покоя любого мужчину. Но главное заключалось в том, что она всецело принадлежала ему. Он до сих пор не мог поверить в свою удачу. Идя к ней, он сразу решил, что сделает все, чтобы женщине с ним понравилось. Но теперь его потребность доставить ей удовольствие не только окрепла, но стала практически непреодолимой. Она виделась ему воплощением самых безумных фантазий. Он сознавал, что наступил момент, когда его самые знойные, самые сладострастные мечты могли обернуться явью. Нет, он ее не разочарует; он вылезет из кожи, но доставит ей истинное наслаждение. Их встреча станет для нее незабываемой.

Он приподнялся на локтях и, наклонившись над ней, прижался жадными губами к ее рту.

Казалось, она должна содрогнуться, ощутить гадливость, но ничего подобного не случилось. Его рот был влажным и жарким. От его прикосновения ее губы пронзила трепетная дрожь. Она уловила какой-то непередаваемый, теплый и чуть сладковатый вкус. В нем чувствовались неистовость и биение жизни. От его большого и мускулистого тела. От него исходил естественный запах мужчины, стойкий и насыщенный. Она удивлялась, что не испытала приступа тошноты. Мужчина, как ни странно, не вызывал у нее отвращения, но разжигал любопытство.

От других она знала, что совокупление приносит удовольствие, но как это происходит, не представляла. Его нежные прикосновения мозолистыми пальцами волновали и интриговали ее своими неторопливыми движениями. Нечто соблазнительное содержалось в его искусной и эротичной манере прижиматься к ее рту и ласкать губы. Его умелые действия пробуждали внутри ее существа неизвестное доселе томление. Поддавшись нахлынувшим ощущениям, она даже забыла, что первоначально собиралась лежать неподвижно и, сгорая от тихой ярости, ждать, когда он завершит то, что должен. Забыла она и то, что намеревалась просить его закончить все как можно быстрее.

Когда мужчина оторвался от ее рта, она, удивляясь себе, едва сдержалась, чтобы не выразить вслух возмущения, но не успела, так как он принялся покрывать поцелуями ее шею и она сомлела под натиском любовного пыла. По се телу прокатывались волны неизъяснимого желания. Когда же он добрался до ее ушка, она растаяла как воск. Легонько зубами он потрепал нежную мочку, а потом лизнул языком. По ее телу пробежала дрожь, и она поразилась мощи зарождавшихся в ней ощущений. В паху у нее заныло, а набухшие соски обрели болезненность. Она мысленно молилась, чтобы он не останавливался и продолжал совершать над ней волшебное чудодейство.

Мужчина опять целовал ее, медленно и настойчиво, словно упрашивал о чем-то. Но она не вполне понимала, чего именно он от нее добивался. Когда ее губы приоткрылись, его язык вторгся внутрь, заполнив собой все пространство наподобие сладкой пряной сливы. От столь неожиданного паломничества она напряглась и замерла, но смятенное томление внутри ее ширилось и разрасталось. Его язык отважно совершал колебательные движения, дерзко копируя пульсирующий ритм процесса совокупления.

Свободной рукой он распустил ее косу и распределил длинные пряди вдоль ее тела. Ладонь другой руки накрыла округлость ее груди, поигрывая с соском. Ее второй сосок тоже выпрямился и затвердел, изнывая от желания получить свою долю внимания. У нее из горла вырвался стон.

Мужчина, будто получив тайный сигнал, насторожился и перестал ее целовать. Она почувствовала острую потребность дотронуться до него. Но осуществить свое желание не успела, поскольку он зашевелился, обдав ее обнаженную грудь жарким дыханием, и ее тело, как под воздействием кузнечных мехов, занялось огнем.

Господи, подумал он, ее грудь — предел совершенства. Форма ее круглых холмиков идеально соответствовала размеру его ладони. Соски напоминали восхитительные твердые вершины. Он исследовал ртом их влажную поверхность. С каждым прикосновением его языка горячий, влажный сосок набухал все больше. Когда она застонала, он усилил интенсивность ласк.

Вдруг ее пронзила дрожь, и молния неясного желания вспорола живот. Она выгнула спину, приподняв навстречу ему бедра, сгорая от сладострастия. Его рука заскользила вниз по ее животу.

Он нащупал ее нежные и шелковистые лобковые волосы. Погрузив в них пальцы, он мучительно сознавал, что дальше, между ног находится другое место, еще более пленительное и волшебное. Ему в голову пришла шальная мысль, вызванная слухами, что некоторые мужчины целуют там женщин, и ему самому захотелось попробовать. Лежавшая рядом с ним дама была благородной, чистой, утонченной, благоуханной. Ее сокровищница наверняка имеет приятный вкус теплой, женственной и прекрасной плоти. Но сначала он должен заставить ее пустить сок любви.

Он принялся ее дразнить, водя пальцами вокруг ее полыхающего ядра, сужая круги, пока наконец она не почувствовала прикосновение, о котором мечтала. Бережное, едва ощутимое. Но ей было мало. Она выгнулась. Слишком осторожно и нежно он ее обследовал, словно незрячий, который хотел запомнить каждый дюйм ее тела. Он будто случайно наткнулся на ее секретное место, о котором она мало что знала. Его средоточием был влажный вход, заключенный между загадочными складками и контурами. Тогда мужчина неторопливо раскрыл ее, как бутон цветка, последовательно разворачивая лепесток за лепестком, и окунул в сердцевину большой палец. Тело женщины оцепенело и сжалось, но только на мгновение, потом напряжение ее отпустило, и она позволила ему осуществить проникновение. Не убирая руки, мужчина немного усилил давление и вновь принялся покрывать ее поцелуями. Незнакомая доселе пульсация в глубине ее существа продолжала разрастаться.

Тут он вынул палец, и от досадной потери ей захотелось разрыдаться. Но не успела она опомниться, как низ ее живота обожгло его горячее дыхание. Мужчина медленно сползал ниже. Когда она сообразила, что он задумал, обомлела. Небесный отец, она даже не догадывалась, что мужчине могло заблагорассудиться поцеловать женщину туда, в место, которое женщины из низшего сословия именовали «королевной» или «гнездышком», а мужчины более грубо — «мочалкой».

Волна расплавленного наслаждения захлестнула все ее естество и выплеснулась наружу, когда он провел по сокровенному месту языком. Ее пальцы судорожно вцепились в простыни. Его зубы легонько царапнули нежные складки, и она ахнула, охваченная умопомрачительным экстазом. Но он не дал ей ни минуты передышки, и она забилась в агонии, почувствовав проникновение его языка, а когда мужчина взял в рот и втянул в себя вершину, короной венчавшую ее расселину, она пронзительно вскрикнула. Переносить такую пытку казалось выше ее сил. Она подумала, что теряет рассудок. Под его безумными ласками она плавилась и млела. Судороги мелкой дрожи сотрясали ее тело.

— Пожалуйста, — прошептала она.

Услышав ее просьбу, он заключил, что она созрела для решающего момента. Настало время завладеть ею, резко и глубоко наполнить до отказа сладостное вместилище. Пусть она визжит и извивается в экстазе удовольствия. Мужчина завис над ней на локтях и провел вспухшим органом по ее животу, после чего, продолжая поглаживать, пополз вниз. Ее тело распахнулось ему навстречу. Ноги разомкнулись. Бедра приподнялись. Да, она была готова.

Почувствовав, как каменная твердь ...