Книги вам точно понравятся
Книгогид это:
  • Доступ к тысячам книг
  • Персональные рекомендации
  • Рецензии пользователей
  • Авторские полки
больше не показывать
Роберт Браун Паркер «Бледные короли и принцы»

Читать онлайн «Бледные короли и принцы»

Автор Роберт Браун Паркер

Annotation

Жестоко убит журналист, собиравший материал о наркомафии. Частный детектив Спенсер отправляется в небольшой городишко Уитон, чтобы выяснить, кто убил журналиста и `большого любителя женщин` — наркоторговцы или ревнивый муж?

Роберт Паркер

Глава 1

Глава 2

Глава 3

Глава 4

Глава 5

Глава 6

Глава 7

Глава 8

Глава 9

Глава 10

Глава 11

Глава 12

Глава 13

Глава 14

Глава 15

Глава 16

Глава 17

Глава 18

Глава 19

Глава 20

Глава 21

Глава 22

Глава 23

Глава 24

Глава 25

Глава 26

Глава 27

Глава 28

Глава 29

Глава 30

Глава 31

Глава 32

Глава 33

Глава 34

Глава 35

Глава 36

notes

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

Роберт Паркер

Бледные короли и принцы

Я видел бледных королей, и принцев бледных,

И бледных воинов, их смерть звала к обедне,

И шли они, крича: "La belle Dame sans Merci!

Твои рабы навек, хоть честь у нас проси!"

Джон Китс. La Belle Dame sans Merci

Как обычно, посвящается Джоан, Дэну и Дэйву, а на этот раз еще и Кэти

Глава 1

Декабрьское солнце ненадолго заглянуло в выходящее на запад окно офиса Гаррета Кингсли, скользнуло бледным пятном по персидскому ковру и сдалось на милость ранним зимним сумеркам.

— Вальдес был стоящим журналистом, — вздыхая, рассказывал мне Кингсли. — И парнем что надо. Да и вообще, не заслуживал смерти.

— Мало кто заслуживает смерти, — уточнил я.

— Но только не те, кто убил Эрика, — возмутился Кингсли.

— Все зависит от того, почему они это сделали, — сказал я.

— Его убили, чтобы сохранить в тайне самую крупную сделку на восточном побережье. Кокаиновый бизнес...

Кингсли был пухлым коротышкой. Ему давно следовало подстричь не только волосы, но и пышные седые усы. Из-под кожаного жилета виднелась рубашка из шотландки в черно-зеленую клетку. Очечки сползли на нос, и, разговаривая, он смотрел на меня поверх них, напоминая располневшего Титуса Муди. На самом-то деле он являлся владельцем и главным редактором одной из трех крупнейших газет штата, и денег у него было больше, чем у Йоко Оно.

— В Уитоне, штат Массачусетс?

— Вот именно, штат Массачусетс. Жителей в городке ровно пятнадцать тысяч и семьсот тридцать четыре человека, из которых почти пять тысяч — колумбийцы.

— Моя бабка родом из Ирландии, — сообщил я, — но это не значит, что я торгую картофелем.

— Картофель не продают по сто семьдесят тысяч за фунт.

— Хорошо подмечено, — согласился я.

— Сразу после войны один парень открыл в Уитоне текстильную фабрику. Все его колумбийские родственники остались в Тахо, и он начал приглашать на работу людей из родного городка. Так что очень скоро в Уитоне народу из Тахо стало больше, чем в самом Тахо.

Кингсли вынул из одного кармана пиджака трубку, вырезанную из кочерыжки кукурузного початка, из другого — кисет с табаком марки «Черри Бленд», набил трубку, утрамбовав табак указательным пальцем, и раскурил от спички, чиркнув ею о ноготь большого пальца.

Я смотрел на него и думал, а не закурить ли и мне?

— С тех пор все изменилось, — продолжил Кингсли, — и ткацкий бизнес сошел на нет. Работает всего одна фабрика, а колумбийцы, плюнув на кофе, занимаются экспортом кокаина.

— И везут его к нам из Тахо, — вставил я.

— Приятно, когда тебя внимательно слушают, — ухмыльнулся Кингсли.

— А Уитон давно пора переименовать в Северный Тахо, — закончил я мысль.

— Колумбийцы открыли для себя достоинства кокаина в те далекие времена, когда ваши предки, вымазавшись синей глиной, носились взад-вперед по Ирландии. — Кингсли глубоко затянулся, затем медленно выпустил дым. — Люблю кукурузные, — он имел в виду трубки, — не нужно чистить. Забилась — выбрасываешь и покупаешь новую.

— К тому же отлично вписывается в интерьер, — добродушно заметил я.

Кингсли откинулся на спинку стула и взгромоздил на стол парусиновые ботинки. Глаза его искрились смехом.

— Эт-точно!

— Колесите, конечно же, на джипе «вагонер» или «форде-пикапе».

— Угу, — кивнул Кингсли, — и еще пью бурбон, регулярно матерюсь, а галстуки мне завязывает жена.

— Люди как люди, — понимающе произнес я.

— Мы — третья по тиражу газета штата, Спенсер, и десятая среди ежедневных на всем Северо-Востоке. Большинство наших подписчиков проживает в Вустере. Мы — провинциальная газета, да я и сам такой.

— Значит, вы отправили этого парнишку Вальдеса в Уитон разнюхать про торговлю кокаином?

Кингсли кивнул и обхватил затылок сплетенными ладонями; ноги его продолжали покоиться на столе. Кожаный жилет распахнулся, когда он чуть качнулся на стуле, — мне позволили взглянуть на широкие красные подтяжки.

— Парнишка этот — латинос. Дед с бабкой из Венесуэлы, так что по-испански он говорил бегло. Учился газетному ремеслу, когда работал на Неймана, хотя я считаю, что это у него от Бога...

— И тут кто-то его пристрелил...

— И кастрировал, надеюсь, уже мертвого. После чего выбросил на девятом шоссе у Виндзорской дамбы — это на юге водохранилища Куоббин.

— Что полиция?

— Полиция Уитона? — Кингсли вынул трубку изо рта и фыркнул. — Без баб Вальдес просто жить не мог, с этим не поспоришь. Вот они там и считают, что с ним разделался какой-то ревнивый муж.

— Вы не согласны? — спросил я.

— Баб он начал трахать в тот самый день, как достиг половой зрелости. А вот в историю впервые влип почему-то именно в Уитоне, где появился всего месяц назад, чтобы разнюхать насчет торговли кокаином.

— Полиция подозревает кого-нибудь, кто мог его кастрировать?

Кингсли снова фыркнул:

— Местный шериф — тот еще пижон. Разгуливает с пистолетом сорок пятого калибра с перламутровой рукояткой и воображает, что он Уайт Эрп. А на самом деле — задиристый легавый из мелкого городишка.

— Работает без посторонней помощи?

— Он и мысли о вмешательстве не допустит, — сказал Кингсли.

— Честный?

Кингсли пожал плечами:

— Возможно, возможно. Слишком глуп и упрям, отчего и неподкупен.

— А как насчет его подчиненных? Кокаин — это деньги, а деньги — это взятки.

— Циничный мистер Спенсер!

— Мудрый мистер Кингсли!

— Что, видимо, одно и то же, — со вздохом кивнул Кингсли. — Наверное, так оно и есть. Не знаю. В этом и заключалось задание Вальдеса — кокаин и деньги.

— Пошлете кого-то вместо него? — поинтересовался я.

Кингсли покачал головой:

— Чтобы еще одного прихлопнули? У меня в штате журналисты, а не наемники. Большинство из парней — безусые юнцы. Как говорится, только со школьной скамьи.

— А я, по-вашему, наемник?

— Не прибедняйтесь. Я навел о вас подробнейшие справки и знаю, кто вы такой. Поэтому и собираюсь нанять, чтобы вы отправились в Уитон и выяснили, кто убил моего парня. А когда выясните, сдадите в руки правосудия.

— Даже если это был ревнивый муж?

— Да.

— От Вальдеса приходили какие-нибудь отчеты?

— Ни единой строчки.

— Он должен был вести записи, — возразил я.

— Должен был, — согласился Кингсли, — но у меня ничего нет. Он пробыл там месяц, присматривался, принюхивался, беседовал с местными жителями. Думаю, что-то найти можно только в самом Уитоне.

— Вы не знаете, с кем он мог беседовать?

— Нет. Как не знаю и тех, с кем он мог развлекаться. Но готов предположить, что со многими. Все, что у меня есть, — его фотография и анкетные данные. Мы предоставили ему полную свободу действий. Посоветовали притереться к обстановке, главное — не торопиться. Большинство газет — это бизнес, поэтому им приходится делать деньги. Наша газета тоже делает деньги, хотя и не нуждается в них. Мой дед оставил столько, что всему нашему семейству хватит еще лет на сто. Газета для меня — что-то вроде развлечения.

— Цель его поездки хранилась в тайне?

— До определенной степени.

— А цель моей?

— Можете играть в открытую. Вы работаете на меня и можете говорить об этом, кому хотите. Или никому — если не хотите. Вам стоит уяснить одно: я не говорю тем, кого нанимаю, как им следует работать.

— А о деньгах вы с ними говорите?

— Деньги меня мало заботят. Скажите, какой вам необходим аванс, а когда выполните работу, выпишите чек на остальную сумму. Обманывать меня вы не станете.

— Не стану?

— Нет, — ответил Кингсли, — не станете. Я ведь не просто так сказал, что основательно вас изучил. Я знаю, что вы за человек.

— Звучит обнадеживающе, поскольку я частенько ломаю голову над этим же вопросом.

Глава 2

Я сидел в нижнем баре «Паркер-Хауса», потягивая «Киллиан Ред» вместе с Ритой Фиоре — помощником окружного прокурора округа Норфолк и, если не считать меня, самым очаровательным созданием среди законников Бостона. Точнее, я уже не принадлежал к их миру, а если еще точнее, Рита не пила со мной пиво — она предпочитала «Гленфиддиш» со льдом и длинные сигареты «Терейтон».

— Парня из агентства зовут Фэллон, — «накачивала» меня Рита. — Я знаю его года два-три, он — ничего, только не надо говорить с ним слишком быстро...

— И не использовать длинных слов?

Рита кивнула. Ее густые рыжеватые волосы лежали на плечах, строгий черный костюм прекрасно сидел на ней, подчеркивая фигуру. На ногах — чулки с ажурным узором. Как и всегда, она была сама элегантность.

— Ты выглядишь лучше, чем в прошлый раз, — отметила Рита.

— В прошлый раз я находился при смерти.

— Вот оно что! Сейчас тебе лучше?

— Значительно.

— Вернулся к своей милашке?

— Она предпочитает имя Сьюзен.

— Извини. Мы никогда не обсуждали таких тонкостей. — Рита сделала небольшой глоток виски. — Дискуссии на темы этики и секса мы только намечали.

— Был бы совсем не против.

— Но не сейчас?

— Не сейчас.

Рита грустно улыбнулась:

— Печальная история моей жизни... Свободными остались одни придурки.

Она прикурила сигарету от газовой зажигалки, глубоко затянулась и медленно выпустила дым.

— Ты одна, потому что тебе так больше нравится.

— Я одна, потому что свободными остались одни придурки. Свободные от семейных уз ничтожества бостонско-кембриджской зоны — феномен, всеми признанный. А когда тебе вдруг посчастливится столкнуться с непридурком, он уже у кого-то на крючке, к тому же — подстреленный.

— С удовольствием отказался бы от сцены со стрельбой, если бы знал, что тебя это так огорчит.

Рита быстро допила свой скотч.

— Твоя очередь заказывать, — напомнила она.

Себе я заказал еще пива, Рита охотно согласилась на скотч.

Отделанный дубовыми панелями нижний бар «Паркер-Хауса» с крошечной эстрадой в углу зала и большими портретами знаменитостей Бостона прежних времен, развешанными по стенам, напоминал ночной клуб.

— Ты счастлив в работе, — сказала Рита.

— Естественно, — ответил я.

— И с женщиной, которую любишь...

— Несомненно.

Она покачала головой:

— Бесчувственная скотина.

— Тоже верно, — согласился я.

У стойки бара рядом с Ритой появился мужчина — рост средний, волосы рыжеватые, очки в золотой оправе.

— Рита, ты с каждым днем становишься все неотразимей, — улыбнулся он.

— Фэллон, ты повторяешь это при каждой нашей встрече.

— Но это так и есть, — он заговорщицки подмигнул мне.

Рита устало улыбнулась.

— Спенсер, Фил Фэллон, — представила она нас друг другу.

Мы обменялись рукопожатиями.

Фэллон был в сером костюме, голубой рубашке с репсовым галстуком в красно-серую полоску и в черных ...