Книги вам точно понравятся
Книгогид это:
  • Доступ к тысячам книг
  • Персональные рекомендации
  • Рецензии пользователей
  • Авторские полки
больше не показывать
Джулия Грайс «Восхитительные ночи»

Читать онлайн «Восхитительные ночи»

Автор Джулия Грайс

Джулия Грайс Восхитительные ночи

Джулия Грайс

Красавицу и гордячку Селию Гриффин родители отослали чуть ли не на край света – на Гавайи, в наказание за то, что она отвергла самых заманчивых бостонских женихов.

Но, попав на Гавайи, она очутилась в сказочном мире, будто созданном для романтической любви. Здесь она встречает Романа Бернсайда, открывшего ей мир пылких и нежных чувств…

Посвящается всем, кого я люблю, моим старым и новым друзьям, всем, кто читал мою книгу и восхищался ею. Я благодарю вас.

«Дни сходили на нет, розовея, и умирали в золоте, и долгие часы море, восхитительного голубого цвета, блестело на солнце, такое нежное, такое голубое, так похожее на мечту; океан, заслуживающий свое название, очаровательная обитель вечного покоя и бесконечного лета».

Изабелла Л. Берд, после путешествия на Сандвичевы острова в 1873 году

Глава 1

Под сильными ударами ветра огромные бурлящие волны бились об облепленные ракушками борта корабля «Попутный ветер». Промокшая от брызг Селия Гриффин слышала, как скрипят и стонут снасти.

Девушка всматривалась в ночную тьму. Ущербная луна освещала небо, нежное, как черный бархат. Селия видела созвездие Плеяд, Пояс Ориона, мириады звезд, похожих на мерцающие огоньки. В Бостоне никогда не было столько звезд.

Она и не представляла себе, что окажется на корабле, держащем путь на Сандвичевы острова, или, попросту говоря, Гавайи.

Это семья, решив наказать Селию, отослала ее так далеко…

Чтобы отделаться от этих мыслей, Селия посмотрела на пенящееся кружево волн. Плавание проходило нелегко, многие пассажиры страдали морской болезнью, в том числе и кузина Ребекка, компаньонка Селии. До этого болтушка Бекки всегда была рядом с ней, пересказывала корабельные сплетни и делилась домыслами об их спутниках.

«Как приятно было бы оказаться одной!» – думала Селия. Не прикладывать холодные компрессы ко лбу Ребекки, не читать ей вслух, не обмахивать ее веером. Конечно, она охотно помогала кузине, но путешествие в тысячу миль через Тихий океан обещает столько приключений, а ей пока приходится быть сиделкой!

Порыв ветра рванул подол длинного батистового платья Селии, и она поспешно отошла от поручней. Ей так хотелось, чтобы разыгрался шторм! А еще лучше увидеть торнадо, о котором рассказывали моряки!

– О чем задумались?

Обернувшись, девушка увидела, как к ней, держась за поручень, уверенно направляется мужчина.

– Я просто смотрела на волны, – ответила она, – и мечтала о шторме.

– Вы желаете всем нам зла? Ведь тогда с потолка в столовой польет вода, начнутся шум и паника, и мы останемся без еды.

Селия не могла разглядеть в темноте, кто это. Мистер Парнелли Форбс, банкир лет пятидесяти, мистер Айвори, пожилой пастор, направлявшийся к дочери в Гонолулу, и десятки других мужчин, молодых и старых, проявляли интерес к Селии, самой хорошенькой из восьми пассажирок «Попутного ветра».

– Роман Бернсайд, – представился мужчина, оказавшись в полосе лунного света.

Что-то заставило Селию сделать вид, будто они незнакомы.

– Разве нас представляли друг другу?

Их глаза встретились.

– Я врач и помогаю больным морской болезнью, хотя это мне порядком надоело. Как это вы уцелели, мисс Гриффин? Вы что, знаете какой-то секрет? Может, поделитесь со мной?

Он улыбнулся, показав ряд ровных белых зубов, и вперил взгляд в море. Селия украдкой посмотрела на него. Она не могла сказать, что интересует всех мужчин на корабле. Но крупный, широкоплечий, уверенный в себе Роман Бернсайд, пожалуй, был единственным, кто едва замечал ее.

– У меня нет никаких секретов, – улыбнулась девушка.

– Бросьте, у всех женщин есть секреты.

Во время путешествия Бернсайд держался замкнуто, выходя лишь к обеду, да и то, когда подавали второе блюдо. Пассажиров за столом становилось все меньше и меньше, ибо из-за морской болезни они не покидали своих кают. Однако женщины все так же пожирали глазами доктора. Казалось, этот привлекательный, хотя и несколько суровый человек скрывает какую-то мрачную тайну. Но Бернсайд не обращал внимания ни на одну из них, даже на Селию, которая сидела всего в нескольких футах от него.

Селия бросила еще один пристальный, почти дерзкий взгляд на своего собеседника. Ветер трепал его черные кудри. В лунном свете был ясно виден его четкий, красиво очерченный профиль и твердый подбородок с небольшой соблазнительной ямочкой.

Селия тряхнула головой, ощущая необъяснимый трепет. Да, Бернсайд красив…

Она одарила его одной из тех улыбок, которые кузина Ребекка называла вызывающими. К своему удивлению, Селия увидела в глазах Романа живой интерес к себе.

В ней шевельнулось любопытство, хотя не менее заинтересованные взгляды она ловила на себе и в гостиных Бостона. Казалось, Селия обладала особой притягательностью для сильного пола.

Она продолжала улыбаться, ибо знала, что хороша собой. Ветер вздымал подол ее длинного платья, плотно облегавшего бедра и очень полную грудь.

Селии в отличие от трех ее старших сестер незачем было нашивать на корсет оборки, Ребекка считала, что у нее пикантная фигура, то есть притягательная для мужчин. У Селии были черные блестящие волосы, темно-карие глаза, окаймленные густыми ресницами, матовая кожа и прелестный румянец.

Мужчины, считая ее красавицей, не скупились на комплименты, флиртовали с Селией и выражали готовность драться из-за нее на дуэли. Один из них даже порвал из-за нее с невестой. По мнению матери, все это вскружило ей голову, и она, несомненно, заслуживала наказания.

Ну вот ее и наказали, и теперь она плыла на «Попутном ветре», слушая рев океана и глядя на великолепное звездное небо. Селия улыбнулась, подумав, что жизнь играет с нами порой странные шутки.

– Я кажусь вам смешным? – спросил Роман Бернсайд.

Селия смутилась.

– Я улыбалась… своим мыслям, правда. Семья отправила меня на этом корабле в наказание, а я получаю удовольствие от этого путешествия и жду не дождусь, когда увижу Гонолулу.

Роман удивился.

– Значит, вы не хотели ехать? Так почему же согласились?

– Я… Меня заставили. – Девушка смутилась еще больше.

– Понимаю. Ну что ж, не хочу проявлять излишнее любопытство, мисс Гриффин. Я подошел к вам вовсе не за этим. Утром ваша кузина забыла на палубе книгу. Я собирался вернуть ее за обедом, но, очевидно, морская болезнь удержала ее в каюте. Поэтому возвращаю книгу вам.

Селия почувствовала себя уязвленной. Так вот зачем он искал ее!

– Я верну книгу Ребекке. Спасибо, что принесли ее, – сухо сказала она.

– Пожалуйста. – Роман поклонился. Мужчины редко вели себя с Селией столь холодно, и это разозлило ее.

– Вы всегда так любезны? – с издевкой спросила она.

Его глаза блеснули.

– Да, мисс Гриффин. А разве этого не следует делать?

– Нет! Я… Не обращайте внимания. – Девушка, вскинув голову, направилась к кают-компании.

Она ступила на темную лестницу, крепко держась за поручень. Четыре месяца назад роковой семейный совет резко изменил ее жизнь. Мать и отец, сестры и их мужья сыпали словами «искусительница», «неисправимая», «предательница» и другими, ничуть не лучше этих.

Селия была дважды помолвлена и оба раза расторгла помолвку, причем однажды – за несколько часов до свадьбы. Она флиртовала с красивым троюродным братом до тех пор, пока их не застали крепко обнявшихся на лужайке за домом. Для Селии это было лишь мимолетным удовольствием, и она, разумеется, оборвала бы эти отношения, не дав им зайти слишком далеко.

Но семья сочла это позором. Один из зятьев даже усомнился в ее невинности. Селия возмутилась, ибо была девственницей, не сделала ничего плохого и не желала выслушивать оскорблений.

Однако истинной причиной ее изгнания были не кокетство и флирт, а ее статьи в «Скрибнерзе». Селия всю жизнь много читала, была лучшей ученицей в школе мисс Тины и живо всем интересовалась. С пятнадцати лет она вела дневник, записывая туда свои мысли и наблюдения.

Однажды Селия отправила несколько страниц из своего дневника в журнал «Скрибнерз», который выписывал ее отец. Это были заметки о прядильной фабрике, принадлежавшей Хэйлу Гриффину, а также о фабриках некоторых других заводчиков, сколотивших капитал на поставке тканей для обмундирования северян. Все эти фабрики сбрасывали отходы в ближайшие мельничные пруды.

Селия обвинила их в том, что они бесчестно наживаются на войне и загрязняют водоемы. Подписалась она мужским именем. Прочитав за обедом ее ядовитую и остроумную статью, отец пришел в негодование от того, что какой-то наглый выскочка осмелился на подобную клевету.

Два дня спустя Лидия Гриффин, проверяя, хорошо ли горничная вытерла пыль, обнаружила черновики заметок Селии.

Итак, Селия «предала» и опозорила семью не только тем, что отвергла двух женихов, но совершила проступок, вторгшись в чисто мужскую сферу деятельности и прикрывшись мужским именем. Ее решили наказать.

Вот так она и оказалась на пути к Сандвичевым островам вместе с Ребеккой, дамой весьма строгих правил, но любящей посплетничать. Селия не нуждалась в наставнице и просила отправить ее одну. Но, уж конечно, мать и отец даже слушать ее не стали. Бостонские девушки из хороших семей не путешествуют в одиночестве. Да и когда еще представится такая возможность? Это же настоящая удача! Ребекка Салснер, бездетная вдова, отправлялась на острова, чтобы выйти замуж за преуспевающего священника, с которым два года состояла в переписке, и Селия могла поехать вместе с ней.

В Гонолулу замужняя тетка Селии содержала школу «Хавайи Ней», подготовительное учебное заведение для белых мальчиков. Тетя Гаттерас и дядя Джуд были столпами местного общества. Предполагалось, что Селия будет преподавать в их школе год-другой, а затем выйдет замуж.

В письме Гаттерас, врученном Ребекке, мать Селии выражала желание, чтобы ее дочь выдали за респектабельного человека старше Сорока лет, с устойчивыми представлениями об избраннице.

«Хочу надеяться, что таким образом мятежный дух Селии будет усмирен,– писала мать аккуратным почерком. – Прилагаю к письму чек на крупную сумму. ...