Книги вам точно понравятся
Книгогид это:
  • Доступ к тысячам книг
  • Персональные рекомендации
  • Рецензии пользователей
  • Авторские полки
больше не показывать
Карен Робардс «Сезон охоты на блондинок»

Читать онлайн «Сезон охоты на блондинок»

Автор Карен Робардс

Карен Робардс Сезон охоты на блондинок

Карен Робардс

После банкротства и загадочного самоубийства отца-миллионера Александра Хейвуд приезжает на семейную ферму, чтобы объявить управляющему Джо Уэлчу о его увольнении. Взаимная неприязнь вскоре превращается в обжигающую страсть, с которой оба не знают, что делать. А между тем в этом тихом местечке начинают пропадать люди. Но насколько все серьезно, становится ясно лишь тогда, когда маньяк-убийца похищает сына Джо и сестру Алекс. Они ищут подростков, не подозревая, что главной и вожделенной жертвой маньяка должна стать сама Алекс.

Эта книга с любовью посвящается моему мужу Дагу и троим нашим сыновьям: Питеру, Кристоферу и Джеку.

Пролог

Как только Джо Уэлч вошел в темный сарай, он сразу понял причину терзавшей его тревоги.

В сарае кто-то был. Был, несмотря на то, что в такое время никому здесь быть не полагалось. Чистокровные лошади беспокоились и метались в стойлах, хотя давно должны были спать. Одна из них негромко заржала. Яв­ственно ощущалось чье-то незримое присутствие. Джо чувствовал его так же определенно, как все еще стояв­ший снаружи запах дыма – днем жгли палую листву.

Стоя в прямоугольнике лунного света, пробивавше­гося сквозь приоткрытую широкую дверь, Джо вгляды­вался во тьму, пытаясь обнаружить незваного гостя. Его пальцы шарили по гладко ошлифованной стене в поис­ках выключателя. Он нашел его, щелкнул, но ничего не из­менилось. Свет не зажегся. Впрочем, в этом не было ни­чего необычного. Дул сильный ветер. Вполне достаточ­ный для того, чтобы повредить линию электропередачи. Хотя, возможно, просто сгорел предохранитель. Такое в их графстве случалось сплошь и рядом, если одновре­менно включали слишком много лампочек. А лампочек в Большом Доме хватало, и окна щедро сияли на всю ок­ругу. Он сам видел, когда шел через поля. Так что это, пожалуй, скорее всего именно предохранитель.

Черт побери.

Джо опустил руку и снова стал вглядываться в темно­ту. Спустя мгновение он, наконец, обнаружил то, что ис­кал: на куче соломы тень была более темной и более плот­ной. Похоже, у стены, привалившись к ней спиной, сидел человек. Вытянутые вперед ноги на светлой соломе каза­лись двумя черными поленьями. Джо мог бы ничего не разглядеть, но эта тень оставалась совершенно неподвиж­ной. Все остальные тени перемещались и плясали в лун­ном свете.

Сулейман, огромный чалый жеребец, тревожно за­ржал, призывая хозяина.

– Кто здесь? Отзовитесь! – Его оклик был настой­чивым, но не грубым – на случай, если это кто-нибудь из владельцев фермы или их гостей.

Ни ответа. Ни движения. Ничего.

Мускулы Джо напряглись, и он сделал глубокий вдох, чтобы успокоиться. Как правило, миллиардеры и их дру­зья не сидят в сараях, так что вероятность подобного со­бытия была невелика. Тогда что же? Пара здешних лоша­дей, купленных несколько месяцев назад на июльской Кинлендской ярмарке, стоила миллион долларов каж­дая, другие представляли собой большую или меньшую ценность, так что от странного пришельца можно было ждать чего угодно.

Джо уже собирался как следует напугать, а то и изряд­но поколотить человека, залезшего в его сарай, но вдруг почуял среди смеси обязательных запахов сена, навоза, фуража и лошадей безошибочно узнаваемую вонь кисло­го сусла. Этот запах коснулся его ноздрей, скользнул в горло и оставил на языке отвратительный вкус. Этот запах он знал много лет и люто ненавидел.

Напряжение исчезло, сменившись гневом и досадой.

– Отец? – перегаром разило вовсю. И правда, кому еще быть в сарае в такую пору, кроме его вдребезги пья­ного отца? Когда Кари Уэлч в очередной раз крепко на­бирался, он заходил в уистлдаунский сарай, воображая себя прежним великим тренером. Теперь он был пропой­цей с такой репутацией, что ни один владелец конюшни не подпустил бы его к своим лошадям на пушечный выстрел. Включая Чарльза Хейвуда, работодателя Джо и владельца фермы Уистлдаун, которому принадлежал сарай и ло­шади.

Совсем недавно отец клялся, что больше – ни-ни, но вот все повторяется сначала. Джо окликнул его еще раз.

Никакого ответа не последовало, если не считать тре­вожного ржания Сулеймана и возбужденного топота ко­пыт. Фигура в темноте по-прежнему не двигалась. Но оши­биться в источнике запаха было невозможно.

– Черт побери, папа, ты прекрасно знаешь, что в пья­ном виде тебе здесь нечего делать и что я обязан выгнать тебя отсюда в три шеи!

Тень не отвечала и не шевелилась. Может быть, отец умер?

Громко чертыхаясь, Джо кинулся к бесчувственной фигуре. Лошади, дружно вытянувшие морды в проход, фыркали и ржали.

– Думаешь, я тебя не вижу? Вижу как днем, старый хрыч! – Ботинки Джо неестественно громко топали по полу, покрытому опилками. Тень, то есть, по всей веро­ятности, его отец, оставалась неподвижной, как кролик, которого нюхает собака.

– Говорят тебе, перестань при­творяться!

Глава 1

Стояло начало октября. Мороз­ный четверг, второй час ночи.

Джо лег в одиннадцать, как обычно, и уснул мерт­вым сном, едва его голова коснулась подушки. Проснул­ся он неизвестно почему в двенадцать тридцать восемь, если верить светящимся зеленым цифрам стоявшего на тумбочке будильника. Раньше Джо никогда не просы­пался среди ночи – долгий и утомительный день, запол­ненный физическим трудом, был лучшим средством от бессонницы, но сегодня это случилось. Сонный, плохо со­ображающий, он испытывал непонятную тревогу и сделал самый естественный вывод: что-то не так с детьми. Джо встал, натянул брошенные на стул в углу маленькой спальни джинсы и фланелевую рубашку и босиком вы­шел в коридор второго этажа старого деревенского дома.

Первой остановкой была комната Джен, находив­шаяся прямо напротив его собственной. Не включая света, Джо просунул голову в дверь. Одиннадцатилетняя де­вочка была укрыта ее любимым красно-синим стеганым одеялом с фигурками лошадей. Короткие русые волосы рассыпались по подушке. Маленькая рука была подло­жена под загорелую щеку. Толстая собачонка по кличке Раффлс[1], неразлучная подружка Джен, лежала у девочки в ногах, завалившись на спину, задрав в воздух все четыре лапы и разложив в стороны длинные черные уши. В от­личие от Джен она проснулась, громко фыркнула, от­крыла один карий глаз и мигнула. Потешная помесь гончей неизвестно с кем.

Джо скорчил гримасу и закрыл дверь. Тут все в по­рядке. Впрочем, ничего другого он и не ожидал. Насколько он помнил, Джен никогда не доставляла ему хлопот. Иногда ему все же приходило в голову, что Джен – дочь своей матери, и он гнал от себя эту мысль. Не может быть, чтобы Джен выросла похожей на мать – воспитывал-то ее он, а не Лора. Лора давно ушла.

Вот Джош и Али – это совсем другое дело, в смысле хлопот. Их общая спальня в полудюжине шагов отсюда, сразу за ванной. Один из них вполне мог оказаться при­чиной владевшего Джо чувства тревоги. Нельзя сказать, что они были хулиганами, но мальчишки есть мальчишки. Джо открыл дверь, заглянул в комнату и увидел шестнад­цатилетнего Али в джинсах и майке, навзничь лежавше­го на смятой постели. Его ноги в когда-то белых, а те­перь серых от частых стирок спортивных носках высо­вывались за край матраса на добрых пять дюймов, руки свешивались с кровати, а в ушах торчали наушники. Али был ростом почти с отца, под 190 сантиметров – не шут­ка, но еще не успел заматереть. Мальчик слегка похра­пывал; на его груди лежал открытый учебник. Скорее всего, алгебра – завтра его ждала контрольная. Стоявшая у дальней стены кровать четырнадцатилетнего Джоша пустовала, хотя простыни были скомканы.

Ага, подумал Джо, поздравив себя с удачей. Выходит, его родительское чутье сработало безошибочно. Боль­шой стаж отца-одиночки этой троицы сделал его чувст­вительным, как радар. Если Джош встал и удрал в это вре­мя, надеясь, что старик отец спит без задних ног, то его ждет сюрприз.

Лампа на старой дубовой тумбочке, стоявшей между двойными кроватями, была включена. Звук в наушниках был вывернут до отказа, потому что даже Джо слышал тоненькое ржание гитар и ритмичные аккорды контра­баса.

Он часто говорил Али, что тот учился бы лучше, если бы делал уроки без стереонаушников, давивших на барабанные перепонки. Естественно, Али отвечал, что музыка помогает ему сосредоточиться. Впрочем, отметки сына этого не подтверждали.

Скривив губы, Джо вошел в комнату, снял книгу с груди Али, закрыл ее, положил на тумбочку и выключил стереопроигрыватель. Потом снял с головы сына науш­ники (причем Али даже не пошевелился), тоже положил их на тумбочку, потушил лампу, вышел из комнаты и за­крыл за собой дверь.

Интересно, где Джош?

Спустившись по крутой, узкой лестнице на первый этаж, Джо услышал знакомые звуки. Так… телевизор! Лег­кое голубоватое сияние освещало арку гостиной и застав­ляло отливать пурпуром выношенные половицы у осно­вания лестницы. Нахмурившийся Джо свернул налево, в гостиную. Телевизор был включен, звук привернут. По­хоже, шел один из фильмов о Терминаторе. Джош, обла­ченный в те же мышино-серый свитер и выцветшие джин­сы, которые обычно надевал в школу, лежал на спине, уставившись в экран. Его темная голова опиралась о вы­тертый валик дивана, обтянутый коричневым твидом.

– Эй, друг, ты почему не в постели? – проворчал Джо, входя в комнату. Он испытывал облегчение – слава богу, самый блудный из его сыновей не шастал по полям.

Джош повернулся и посмотрел на отца.

– Там горит свет. Али сказал, что ему нужно позани­маться. – В голосе Джоша звучала горечь вечно гонимо­го младшего брата.

– Зачем ты смотришь это барахло? – Джо подошел к телевизору, выключил его и повернулся к сыну:

– Али уже спит. Ложись и ты. Завтра в школу.

– Па! Это же был Арнольд! – Джош сел.

В мальчи­ке, тонком, как стебелек, было уже сто семьдесят пять сан­тиметров, но он продолжал расти. Джош огорченно про­вел рукой по безжалостно остриженным волосам. Джо до­гадывался, что эту прическу сын выбрал, чтобы иметь ...