Небесные создания. Как смотреть и понимать балет
Книга Лоры Джейкобс «Как смотреть и понимать балет. Небесные тела» – увлекательное путешествие в вол
10%

Читать онлайн "Небесные создания. Как смотреть и понимать балет"

Автор Джейкобс Лора

<p>Лора Джейкобс</p> <p>Небесные создания. Как смотреть балет</p>

© Л. Джейкобс 2019

© Оформление. ООО «Издательство АСТ», 2019

* * *

Моей сестре Кэрин

Возможно, розы и хотят расти,А виденье намерено остаться…Уистен Хью Оден
<p>Предисловие</p>

Как смотреть балет? Когда я писала эту книгу, мне иногда хотелось снабдить ее другим подзаголовком – «Как думать о балете». Нам кажется, что «смотреть» и «думать» – не одно и то же. Но в балете – как и в любом танце – то, что вначале представляется двумя разными типами восприятия, в конце концов начинает работать как один. Взгляд становится формой мышления.

Мы знаем, что танцоры работают над своим телом и достигают исключительной координации движений. Но в зале и с нами происходит то же самое, только мы координируем движения глаз. Так что танец на самом деле разворачивается и на сцене, и в зале. Мы начинаем верить в визуальное эхо, аллюзии, метафоры – фрагменты увиденного, образы, которые, как нам кажется, должны видеть все, однако позже, в разговоре с другими, мы понимаем, что их видели лишь мы. Искусство всегда так действует. И хотя часто люди сходятся во мнениях, что означает тот или иной жест, шаг и вся постановка в целом, интерпретаций может быть множество. Мы все приходим смотреть балет, принося с собой собственный опыт и свою призму, сквозь которую воспринимаем увиденное; мы добавляем в танец свои смыслы.

Звуковая память, находящаяся в слуховой коре головного мозга, наделяет человека способностью навсегда запоминать целые песни, симфонии и партитуры. Со зрением все иначе. Мы запоминаем увиденное в лучшем случае отдельными вспышками, «моментальными снимками». Большинство людей не могут проиграть в уме длинные последовательности движений из увиденных танцев. К тому же, на большой сцене просто невозможно уловить все происходящее целиком. Сколько бы раз вы ни смотрели балет, в нем всегда будет что-то новое – что-то, что удивит вас, зачарует, откроется впервые. Со сменой балетного состава каждый танцор будет привносить в балет свои смыслы и акцентировать разные аспекты роли. Поскольку никто не может присвоить себе балет, он продолжает удивлять.

Именно благодаря этой открытой концовке для новых трактовок в репертуаре балетных трупп всегда остаются великие постановки. Их можно проигрывать снова и снова, год за годом, и каждый раз открывать что-то новое и углублять понимание. Как ни парадоксально, этот цикличный ритм и уверенность, что любой балет рано или поздно вернется в репертуар, придает этой форме искусства успокаивающую стабильность – сердце балета бьется размеренно. Балеты могут быть похожи на воздушное безе, старого друга, винтажное вино, великую любовь, грандиозный банкет, духовную пищу и неразрешимую загадку. Некоторые (у каждого свой список таких балетов) напоминают докучных родственников, с которыми вы встречаетесь только на семейных сборищах: о нет, вот они опять, ну ладно, что уж делать, можно и узнать, как у них нынче дела. А есть балеты, присутствие которых в жизни необходимо. Ну что за декабрь без «Щелкунчика»? Это такая же любимая и неотъемлемая примета декабря, как «Мессия» Генделя и «Рождественская песнь» Диккенса.

Когда нам становятся понятны скачки и повороты наших мыслей, наши собственные размышления в рамках одного произведения, мы начинаем открывать новые грани в балете, который, казалось бы, нам хорошо знаком. Великие балеты вознаграждают тех, кто смотрит долго. Они как лодка со стеклянным дном, мадленки Пруста, платяной шкаф К. С. Льюиса, подвал Синей Бороды, кушетка Фрейда, кабинет доктора Калигари, космические одиссеи Кубрика и игровые приставки с эффектом виртуальной реальности перенесут вас туда, где вы и не мечтали очутиться.

Балет – это энергия, а энергия – это жизнь. Как к любому незнакомому опыту, к балету можно подойти со страхом неизвестности или с открытым сердцем и верой в то, что, если смотреть внимательно, у вас все получится. И лучше выбрать второй путь.

<p>К читателю</p>

Эта книга – не учебник по истории балета, да в этом и нет необходимости. Об истории балета написано уже много всего и, несомненно, будет еще больше. И все же я организовала книгу хронологически, и темы ее примерно соответствуют хронологии развития балетного искусства на протяжении последних трех с небольшим веков. В книге я цитирую фундаментальные труды по классическому танцу и недавние исследования данного предмета. Если я привожу цитату из публикаций какого-либо критика или артиста балета, значит, я уважаю этого специалиста и рекомендую познакомиться с его работами. Некоторые имена то и дело повторяются в книге. Цитаты блестящего Теофиля Готье я взяла из его сборника рецензий и статей «Романтический балет глазами Теофиля Готье»[1] (1837–1848 год) в переводе Сирила Бомонта. Источник цитат Акима Волынского[2] – сборник «Волшебное королевство балета», в который вошел его блестящий трактат 1925 года «Книга ликований: азбука классического танца»; это первый сборник статей Волынского, переведенный на английский язык. Цитаты из Агнес де Милль взяты из ее замечательных мемуаров 1951 года «Танцуй под дудку Крысолова»[3]. Что касается Сирила Бомонта и Линкольна Кирстейна, я ссылаюсь на многие их работы. Я также опиралась на классический труд Гейл Грант «Практический словарь классического балета»[4], цитаты из которого встречаются в тексте неоднократно.

Что до классической терминологии, я привожу определения па и терминов там, где это необходимо, и стараюсь быть как можно более краткой. Если я упоминаю какое-либо движение без объяснения, то делаю так потому, что смысл его ясен из контекста. Уверена, если читателям что-то покажется непонятным, они могут самостоятельно узнать смысл термина в интернете, в балетном словаре или посмотреть ролик на YouTube. Многие балеты, о которых я рассказываю в этой книге, в настоящее время доступны на YouTube бесплатно, но я не стала приводить конкретные ссылки, потому что бесплатное сегодня уже завтра может быть запрещено законом о защите авторских прав. Наконец, используя термин «на пуантах», я имею в виду танец на кончиках пальцев; когда танцор или танцовщица «на пуантах», это значит, что он или она танцует или балансирует на кончиках пальцев в балетных туфлях.

Что касается балетов, упомянутых в книге, я выбирала произведения, которые иллюстрируют то или иное понятие в классическом танце или воплощают идею, которую я развиваю. Я отбирала балеты, регулярно входящие в репертуар большинства балетных компаний: полнометражные классические балеты и более короткие репертуарные постановки, которые есть в программе балетных трупп по всему миру. Рассказывая об истории классических балетов – «Сильфида», «Жизель», «Лебединое озеро» – я не погружаюсь в хореографический анализ, не сравниваю меняющуюся технику и вкусы различных эпох. На эту тему написано очень много, и я надеюсь, что моя книга вдохновит вас изучать предмет и дальше.

<p>Глава первая. Первая позиция: основы балета</p> Балет начинается с вызова

Сможете ли вы, поставив стопы параллельно друг другу и соединив их внутренние края, развернуть затем каждую стопу на девяносто градусов так, чтобы пальцы правой ноги смотрели вправо, а левой – влево? Как Чарли Чаплин? Сможете ли вы сделать это и не упасть?

Попробуйте.

Скорее всего, вы почувствуете напряжение в ягодицах и задней поверхности бедра, так как эта поза задействует мышцы, которые мы не используем для того, чтобы стоять «как обычно» – когда пальцы ног смотрят туда же, куда и нос, то есть вперед. Вместо того, чтобы смотреть в одну сторону, как мы привыкли – скажем, на север, – стопы с сомкнутыми пятками разворачиваются одна на восток, вторая на запад, и выстраиваются в одну прямую линию. Кажется, что, если подует сильный ветер, вы упадете. Чтобы восстановить равновесие, вы напрягаете заднюю поверхность тела или заваливаетесь вперед, как Люсиль Болл в одной из серий «Я люблю Люси» (она так и называется – «Балет»). Но так делать нельзя. Колени в первой позиции подтянуты, ягодицы в тонусе, грудина поднята, шея длинная, голова – как цветок на тонком стебле, впитывающий свет и жизнь от солнца, сияющего наверху.

Это первая позиция.

Основа классического балета – пять положений стоп. В «Книге ликований: азбука классического танца» великий русский балетный критик Аким Волынский называет их «пятью эмбрионами, из которых рождаются все последующие движения». Первая позиция, хоть и кажется простой – ее легко изобразить в виде перевернутой буквы «T», – представляет собой радикальное отступление от обычного «стояния». Она заставляет нас забыть о том, что предназначено нам эволюцией – об удобном для охоты и собирательства параллельном положении стоп, смотрящих в ту же сторону, куда и глаза, и идущих по тропе, лежащей перед нами. Первая позиция освобождает ноги и стопы и дарит им возможность безграничного движения в безграничном пространстве. Из нее рождается весь классический танец. С нее начинается любой балетный класс. Это первый урок, который осваивают ученики балетных студий – стопы в первую позицию. (1[5])

«Это часть неприкосновенного ритуала балетной хореографии, – пишет американский хореограф Агнес де Милль в своих мемуарах «Танцуй под дудку Крысолова». – Все ученики балетных студий, когда-либо осваивавшие классическую технику в любой части мира, начинают с первой позиции». (2)

Мы тоже начнем с нее. В этой главе мы рассмотрим рождение балета при французском дворе, где революция движения в пространстве, начавшаяся с первой позици ...

Книга Лоры Джейкобс «Как смотреть и понимать балет. Небесные тела» – увлекательное путешествие в вол
10%
Книга Лоры Джейкобс «Как смотреть и понимать балет. Небесные тела» – увлекательное путешествие в вол
10%