На досуге… Сюжеты из жизни в стихах и прозе
Представляю вам мою прозу и стихи, написанные в разное время. Это отдельные впечатления, плоды наблю
33%

Читать онлайн "На досуге… Сюжеты из жизни в стихах и прозе"

Автор Любчак Марина

<p>На досуге…</p> <p>Сюжеты из жизни в стихах и прозе</p> <empty-line/><p>Марина Павловна Любчак</p>

© Марина Павловна Любчак, 2019

ISBN 978-5-0050-2299-8

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

ОТ АВТОРА

В книге представлено несколько прозаических и поэтических произведений. Каждое из них – кусочек реальной жизни вокруг нас, которую мы часто не замечаем в ежедневной суматохе. А ведь совсем не сложно остановиться и на досуге поразмышлять о простых вещах и жизненных ситуациях, порой смешных, ироничных, трагичных и незабываемых…

<p>КУЗЯ</p>  Посвящается           ныне здравствующему Кузевесом 4 кгПоявился в нашем домеНовый член семьи.У него два уха, глаза,Хвост и четыре ноги.Шерсть блестит,Хвостом виляет,Слов на ветер не бросает.Так как Оксфорд не кончал,Слово «ГАВ» лишь только знал.Но какое это слово!Мы и думать не могли,Что порою так и самиГоворили бы с людьми.Обаяньем Кузя взял нас,На «крючок» всех посадил.Наши слабости подметил,Досконально изучил.Думает, мы не заметим:«Вот какие простаки!»И пытается быть главным,Подчиняться мы должны!Но в душе он понимает,Что без нас не сможет жить.К нам любовь свою питаетИ готов всех защитить.Хоть на смерть, на преступленье!Лишь всегда бы с нами быть…Мы его не обижаем,Чтоб прощенья не просить.Каждый день мы с ним гуляем.С поводка не отпускаем,Чтобы чувствовал опоруИ не гавкал без разбору.Чтобы сил ему хваталоЧас спокойно погулять…Вес в четыре килограммаМожно быстро потерять.А тогда душа герояМожет просто убежать.Нас ещё коты встречают,Кузю все здесь принимают.Он их тоже ценит очень,Защищает что есть мочиОт сородичей своихИ людей совсем плохих.Вот такой наш Кузя славный,Добрый, ласковый, гуманный!Поищи себе такого…Не найдёшь его так скоро!
<p>Надежда</p> Ты смотришь в зеркало уныло,Задерживая взгляд на облике своём,И молодость зовёшь обратно:«Вернись ко мне бегом, бегом!».Она приходит рукотворнойС помадой и карандашом.Чуток терпенья – и в мгновеньеГлаза сияют огоньком.Морщинки шустро убегают,Реснички радостно дрожат.И губы алые в усмешкеОпять на «подвиги» манят.
<p>Депрессия</p>

В парке на скамейке сидела пожилая женщина, грустным взглядом провожая прохожих. Увидев её, мне показалось, что она очень одинока, хотя, быть может, я ошибалась…

Не очень стройная фигура,

Потухший взгляд и седина,

В морщинках спряталась усталость,

Печаль утрат и вся судьба.

Что будет дальше?

Нет ответа.

Молчит Вселенная пока.

Лишь голос внутренний вещает,

Что никому ты не нужна…

<p>Мотоцикл</p>

Алма-Ата. Микрорайон. Один из июньских дней 1966г. Послеполуденное время.

Во дворе новой пятиэтажки на лавочке сидят старушки. Под их бдительным взглядом проходят возвращающиеся с работы жильцы дома. Предоставленная сама себе детвора гоняет с криками радости от неограниченной свободы, которая нередко заканчивается проблемами для вечно занятых родителей. Несколько бездомных собак, чудом оставшихся на воле после очередной облавы, лают и повизгивают от удовольствия. Они не меньше, чем ребятишки, радуются летнему дню и бегают вместе с ними наперегонки. Сидящий на дереве рыжий облезлый кот с любопытством наблюдает за происходящим внизу.

Две ручные сороки – нахальные, воровитые, но очень красивые, с зелёным отливом на чёрном оперении, подбирают всё, что плохо лежит, и уносят в открытое окно второго этажа. Там, облокотившись на подоконник, стоит и курит отрешённо безучастный ко всему их хозяин. Иногда сорочья воровитость переходит всякие границы, когда птицы смело влетают в квартиры через открытые форточки, заприметив по блеску что-то из личных вещей жильцов дома вроде колец, серёжек, брошей, монет…

Светит не очень жаркое солнце, уже понемногу склоняющееся в сторону горизонта. Шелестит нежная зелёная листва берёз, посаженных возле дома во время одного из весенних субботников. Легкий ветерок колышет слегка притоптанную за день сочную траву, едва слышно стрекочут кузнечики. Из окна нашей квартиры на первом этаже по двору разносится умопомрачительный запах свежих булочек с яблочным повидлом, которые печёт моя бабушка. Наиболее «слабонервные» из соседей под предлогом «взять рецепт» то и дело заходят к нам и возвращаются во двор с пышными булками.

На улицу выходит подвыпившая супружеская пара – Григорий и Катя. Супруг исчезает за домом и через пару минут горделиво въезжает во двор на новеньком чёрном двухколёсном мотоцикле. Остановившись и медленно сойдя с него, он, пошатываясь вместе с мотоциклом, с трудом ставит его на подножку. Затем с нескрываемым превосходством, всё также пошатываясь, обходит своё приобретение, украдкой поглядывая на реакцию собирающихся вокруг соседей, и покрикивает на жену, тем самым подчёркивая значимость момента.

Запах новенького мотоцикла и паров бензина смешивается с перегаром. И без того красное лицо Григория угрожающе багровеет при попытке кого-либо притронуться к его «сокровищу». В этот момент неугомонные сороки, заинтересовавшись бликами от хромированных деталей и поверхности мотоцикла, плавно приземляются на чёрное кожаное сиденье и от всей сорочьей души «обновляют» покупку изрядным количеством жидкого белого помёта, а облегчившись, улетают.

Всё происходит так неожиданно, что Григорий даже не успевает сформулировать свой гнев парочкой нецензурних слов вслед улетающим пернатым. Он произносит их на несколько секунд позже и, по стечению обстоятельств, это достаётся уже жене, услужливо торопящейся вытереть всё начисто подолом ситцевого платья.

Несмотря на неприятную мелочь, гордость переполняет и торопит супругов поскорее завести мотор и рвануть с места в широкую даль на зависть окружающим. Чёрные клубы дыма вслед за рокотом мотоцикла растворяются бесследно в послеполуденном воздухе, а Григорий и Катя, возможно – впервые, после многочисленных раздоров с пьяным рукоприкладством прижавшись друг к другу, мчатся на крыльях своей сбывшейся мечты.

Впечатлённый увиденным народ потихоньку расходится. Мужская часть населения удобно располагается в беседке и забивает «козла» в домино на деревянном дощатом столе, выкрашенном в ядовито-зелёный цвет. Кто-то приносит внушительных размеров эмалированный бидон разливного пива, и игра становится ещё оживлённей, мешая местной интеллигентной прослойке восхищаться вечерней культурной телепрограммой.

Усталые после работы женщины в домашней одежде, нисколько не смущаясь по этому поводу, прогуливаются перед домом, чтобы немного развеяться, а детвора бегает и кричит во всё горло. Домовой старушечий совет продолжает «перемывать кости» и своим, и чужим, не оставляя никаких шансов на реабилитацию доброй половине населения нашего двора. Сороки от безделья раскачиваются на бельевых верёвках, протянутых между деревьями. Обнаглевшая мошкара садится на всех, кто мало двигается. Солнце медленно опускается за горизонт. Наступают сумерки…

Мирную и не суетливую обстановку нарушает рокот мотора. Из сумерек возникает фигура Григория на мотоцикле. Остановившись и браво скинув ногу со своего «железного коня, он с удивлением замечает, что жены, которая должна была сидеть за его спиной, на месте нет!

На потемневшем от пыли и протрезвевшем лице Григория округлившиеся серые глаза выражают удивление и ужас. На вопросы окружающих новоявленный мотоциклист тупо бормочет что-то невнятное, повторяя, что они с Катей нигде не останавливались.

Собирающаяся вокруг Григория толпа наперебой строит предположения об исчезновении Кати – кто с сочувствием, а кто и со злой иронией. Увлечённый обсуждением народ не сразу замечает въехавшую во двор машину «скорой помощи», из которой санитар извлекает Катю с загипсованными руками. «Скорая» спешно ретируется. С трудом сдерживая слёзы, Катя неуверенной походкой направляется к умолкнувшей от изумления толпе. Её заплаканные карие глаза на разукрашенном синяками и зелёнкой лице не выражают гнева.

Толпа расступается. Растерянный Григорий боится пошевелиться. Взгляды супругов встречаются. От происходящего затихает хор собачьих и детских голосов, немеют даже кузнечики. Развязка наступает, когда ослабевшим голосом Катя обращается к мужу.

– Ну что, Гриша, пора домой…

Он, находясь в состоянии сильного потрясения, забывает поставить мотоцикл на подножку, и тот с грохотом падает на землю. Не обращая на это никакого внимания, Григорий подбегает к Кате. Боясь прикоснуться к ней из-за её загипсованных рук, висящих на косынках у груди, он бережно обхватывает жену за талию. В сумерках их фигуры напоминают танцоров, исполняющих народный танец. Неторопливой походкой супружеская пара следует к подъезду сквозь молчаливый строй соседей. Сочувственно скрипнувшая входная дверь закрывается за ней. Люди без слов расходятся. Поднятый кем-то с земли мотоцикл остаётся сир ...

Представляю вам мою прозу и стихи, написанные в разное время. Это отдельные впечатления, плоды наблю
33%
Представляю вам мою прозу и стихи, написанные в разное время. Это отдельные впечатления, плоды наблю
33%