Читать онлайн "Мертвый приход. Рассказы и стихи"

Автор Ефремова Надежда

  • Стандартные настройки
  • Aa
    РАЗМЕР ШРИФТА
  • РЕЖИМ
<p>Мертвый приход</p> <p>Рассказы и стихи</p> <empty-line/><p>Надежда Ефремова</p>

© Надежда Ефремова, 2019

ISBN 978-5-4496-8218-5

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

<p>Мертвый приход</p>

Непрославленным мученикам XXI века посвящается

«Придет время, когда не гонения, а деньги и прелести мира сего отвратят людей от Бога, и погибнет куда больше душ, чем во времена открытого

богоборчества, С одной стороны, будут воздвигать

кресты и золотить купола, а с другой – настанет царство лжи и зла.»

Пр. Серафим Вырицкий.

<p>Рассказы</p>
<p>Предисловие</p>

Дорогой читатель! В этой истории нет ни капли вымысла, хотя она и может показаться странной. К сожалению, все это имеет место быть в современной жизни Церкви. Я не имею целью опорочить православную Церковь, но желаю пролить свет, что называется, на некоторые проблемы, находящиеся в тени. Может быть, это послужит кому-то уроком и стимулом для действия. Но очень надеюсь, что эта история не послужит поводом к отвращению от веры, Матери-Церкви. Ведь кому Церковь не мать, тому Бог – не Отец, есть такая замечательная поговорка. Она Вечна и Свята и будет стоять, я не здание имею в виду сейчас. А эти случайные люди в ней, ведущие себя не лучшим образом и подающие соблазн остальным верующим, уйдут из этого мира и будут испытуемы совестью. Поэтому, «бдите и молитесь, да не внидете в напасть».

<p>Мертвый приход</p>
<p>I</p>

Ночью о. Василий проснулся от крика ребенка. Он, матушка и их шестеро детей ютились в одной комнате маленького дома, находящегося около храма. Им негде было жить, когда они приехали сюда по благословению архиерея, и пришлось такой большой семье поселиться в домике церковного причта.

Раньше в этом доме на храмовый праздник устраивались богатые трапезы для всех присутствующих. Столы ломились от множества блюд, длинные лавки все были заняты. Несмотря на пост (храмовый праздник – Преображение Господне празднуется в Успенский пост), блюда, разумеется, постные, были вкусные и разнообразные.

«Нам еще повезло, – думал батюшка, – предыдущий священник жил с матушкой и детьми в маленькой хатке у старосты». Церковный староста – пожилой, но очень бодрый человек, которому скоро должно было исполниться восемьдесят лет. Звали его Палыч, здесь на юге почему-то принято всех называть по отчеству только. На самом деле имя его было – Василий. Он жил вместе со своей женой-старушкой (не без странностей).

Этот высокий человек имел представительную внешность, несмотря на свой преклонный возраст, и основным его увлечением было строительство. Он любил строить, поэтому решил выстроить храм в станице. Прежний красивый храм был разрушен в годы безбожной власти. Под храм был отдан администрацией дом бывшего атамана. Здание было ветхое, потолок прогнулся. Поэтому надо было срочно строить новый храм.

На Кубани много долгожителей, особенно здесь, в Предгорье. Семьдесят лет – это считалось еще молодостью. Девяностолетние бабушки сами копают огород, занимаются домашним хозяйством, имеют бодрость тела и духа. Именно 80-90-летние женщины (трудно их назвать старушками) и составляли основной косяк прихода. Молодые мало интересовались церковной жизнью. Бодрые бабульки бегали в церковь издалека, некоторые из них читали и пели на клиросе. Церковная жизнь началась в станице лет пятнадцать назад, тогда и открылся дом, отданный под храм.

Первый священник, присланный сюда, был человек музыкальный, знал множество трудных церковных песнопений известных композиторов (Чеснокова, Бортнянского). И почему-то он решил научить их исполнять этих старушек, которые не знали нотную грамоту, конечно (и даже относились к ней враждебно). Несколько раз батюшка спел песнопения бабушкам, те кое-как выучили, не без ошибок, конечно. И с тех пор бодро исполняли шедевры музыкальной церковной культуры на службе.

Те, кто был знаком с этими песнопениями, мягко говоря, удивились бы, услышав их в таком странном виде. Но, к счастью, музыкально грамотных людей в станице не было, и прихожан такое пение устраивало.

Надо сказать, что казачки обладали огненным темпераментом и гордостью, которая весьма ценилась здесь. Смирение и кротость, как правило, считалось в этой местности слабостью и малодушием. То ли коммунистический дух остался в прихожанах с тех пор, когда кричали с трибун: «Долой самодержавие! Вся власть народу!» и т. д. Но первому батюшке пришлось нелегко. Через некоторое время бодрые бабульки решили, что его жизнь по каким-то причинам не соответствует их представлению о священстве.

Надавив, как следует, на старосту, который вовсе не имел отношения к вере, ни разу не причащался и вообще не понимал, зачем вся эта служба нужна, они уговорили его начать собирать подписи против священника. Палыч собрал подписи и отвез их к архиерею.

Опять же, непонятно по какой причине Владыка издал указ перевести священника из этой станицы. На его место был вскоре прислан новый. Он приобрел себе дом в станице, перевез семью. Но его через некоторое время ждала та же участь.

Третий священник также продержался недолго. Бабушки выслеживали с видео камерой его входы, выходы и передвижения по станице и, заметив в его поведении что-то неладное, отослали компромат архиерею вместе с подписями общественности.

Пришел четвертый священник в станицу. Но бабушки, видно, просто вошли в раж, и заставили Палыча попросить архиерея убрать и этого. Почему архиерей слушал постороннего человека, сказать трудно. Наверно, большую роль сыграло его умение строить храм, ведь он один бегал по предприятиям в поиске стройматериалов, находил спонсоров. У него это очень легко получалось, несмотря на солидный возраст. А архиерей тоже имел подчинение и отчитывался перед начальством за каждый новый выстроенный храм.

Поэтому Палыч был для него выгодным человеком, и не послушать его было опасно для собственной карьеры. А священники, это уж их дело – переезды, поиск жилья и т. д. И, несмотря на клятву – соблюдать интересы священников, архиерей не вникал в их проблемы. И переезжали батюшки, везли свои многодетные семьи, оказываясь удивленными, мягко говоря, отсутствием жилья. Им приходилось самим отыскивать дом, приобретать его на свои средства. А каково было их супругам, которые переезжали часто с маленькими детьми и находясь в интересном в положении, это вообще никого не интересовало.

Архиерей предпочитал не вникать в их личные проблемы. Вновь прибывшие священники должны были быть всегда готовыми покинуть только что приобретенное жилье и всей гурьбой отправиться на новое место служения по первой прихоти неугомонных бабулек-прихожанок.

Только лишь им покажется, что новый священник не годится, не подходит под их непонятные мерки, тут же его убирали. Похоже, такая деятельность придавала им силы и помогала удержаться на этом свете.

<p>II</p>

Многие ехали в Краснодарский край по причине теплого климата, прекрасной природы. Лето – целых семь месяцев, яркое солнце почти круглый год, короткая зима и сухая погода. А про горы – это отдельный рассказ. Тот, кто хоть раз видел вершины Кавказа, навсегда запомнит это зрелище. Покрытые снегом величавые вершины, освещаемые лучами солнца. Здесь раздолье художникам: горы, богатые холмы, горные быстрые речки, диковинные цветы.

Каждый, кто приезжает сюда, попадает под непреодолимое влияние здешней природы. Словно зачарованный, бродит приезжий по этим живописным местам. А от зрения гор сам собой из души вырывается крик восторга.

Но природа, к сожалению, не всегда совпадает с внутренним миром обитателей этих мест. Казалось бы, живи, созерцай здешние красоты и радуйся, славословь Бога. Так нет же, устраивают какие-то распри, войны…

О. Василий уже не смог заснуть и проворочался до рассвета. Его беспокоили мысли и предчувствия. «Неужели меня ждет та же судьба, что и предыдущих шестерых священников, служивших здесь?! – с ужасом думал он, – неужели опять переезжать?! Матушка точно возропщет. Вон как ей тяжело, бедной!» Последний ребенок у них был инвалид, с трудом они оформляли инвалидность, много пришлось пережить волнений и беготни из-за документов, бюрократии.

Батюшка был еще не старый, в прошлое воскресенье он отметил сорокалетний юбилей. Прямо в церкви он накрыл после службы щедрый стол для прихожан. Все радушно поздравляли его, несли подарки.

«Так было душевно! Неужели и они способны на такое? Предыдущего священника тоже вон поздравляли, а после службы на храмовый праздник вдруг стали собирать подписи против него. И в чем он провинился?!»

Заворочался ребенок возле батюшки, словно почувствовав недобрые мысли отца. «Как же надоело переезжать! – продолжал думать батюшка, – ведь легко сказать, а попробуй многодетной семье сорваться с насиженного места! Дети в новую школу пошли, прижились тут. Неужели опять?». Тут батюшка урезонил себя мыслями о Промысле Божием. «Все по воле Божией. Господь не оставит!»

«Странное, однако, тут отношение к священникам! Никакого благоговения! Все время выискивают у него недостатки, к чему бы придраться, а у кого их нет?! Вон недавно жена старосты негодовала, что дети наши прибегают после панихиды и берут с канона продукты. Дак что ж если они есть хотят?! А она: ишь нарожали детей, а теперь не знают, чем кормить!»

«Еще и налоги церковные платить надо, они поднялись, а чем я буду платить, если Палыч весь доход от службы забирает?! Я им говорю: мне налоги платить надо! А они – тебе надо, ты и плати! Я им: поехали тогда к архиерею, объясните ситуацию, а они – тебе надо, ты и езжай! А налог то в год стал 250 тыщ! Где ж я возьму такие деньги! Ладно бы, собирали процент от дохода, так нет же!»

От тяжелых мыслей батюшк ...