Читать онлайн "Задушенный росток. Серия «Красная Осока»"

автора "Григорюк Вячеслав"

  • Aa
    РАЗМЕР ШРИФТА
  • РЕЖИМ
<p>Задушенный росток</p> <p>Серия «Красная Осока»</p> <empty-line/><p>Вячеслав Григорюк</p>

© Вячеслав Григорюк, 2019

ISBN 978-5-4496-9417-1

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

<p>1</p>

Что может быть хуже будильника в субботу утром для студентки? Выспавшаяся соседка по общежитию, что долбится в твою комнату.

– Просыпайся, Лизка! – эхом разносились по коридору стук в дверь и голос Светы. – Просыпайся, засоня!

– Сейчас я, сейчас, – донеслось из комнаты.

Послышались шаги. Хрустнул замок. На скрипучих петлях открылась дверь.

– Наконец-то я тебя разбудила, – вошла в комнату Светка. – А ты чего это еще спишь, а? Время-то уже много, пора на учебу собираться.

Лиза пальцами разминала заспанные глаза. Стояла перед Светой в ночном топике и коротеньких шортах. Подруга ущипнула ее за грудь.

– Проснись, я тебе говорю, – сказала Света. – У нас сегодня контрольная важная. Сопромат, – и многозначительно подняла указательный палец. – Ты не забыла?

– Конечно нет, – ответила Лиза. Ее левый глаз никак не хотел открываться. – Сейчас начну собираться.

– Вот и отлично, – сказала Света. – А где Леха? – обвела взглядом пустую темную комнату.

Точно такая же, как и любые другие комнаты общежития. Только кровати не растолканы по углам, а стоят рядом. Лиза с парнем живет, приходится спать вместе. Окно завешано дешевыми старыми шторками. Под подоконником – батарея, а рядом с батареей письменный стол. Над столом висят книжные полки, вдоль левой стены разместился шкаф под одежду. У двери один уголок выделен под обеденный стол и посудный шкаф, соседний же занимает холодильник. А между стенкой и холодильником втиснулась обувная полочка. И четыре табурета, по два на человека.

– Включи ты свет! – попросила Света.

Лиза механически потянулась к выключателю. Щелкнула кнопкой. Раздался хлопок. Комната на миг ярко озарилась и вновь погрузилась в темноту.

Лиза выпятила подбородок и оттопырила нижнюю губу. Отличное начало утра. Вот только не понятно, Светка-то чего такая радостная.

– Истерика перед контрольной работой, – ответила Света. – Так, я пойду, принесу тебе лампочку, а ты не вздумай опять ложиться. Лучше вот, – она сняла с подставки электрический чайник и протянула его Лизе, – вскипяти воды. Попьем кофе. А то ты так весь день у меня будешь ходить, как удав под транквилизатором.

Лиза прищурилась. Взяла у Светы чайник и пошла на кухню. Ее подруга убежала за лампочкой.

Утро в студенческом общежитии. Все спят, никому нет дела до первой пары в субботу. А у Лизы, как назло, старая толстая Тамара Васильевна с потекшими, как сливочное масло, щеками, решила устроить контрольную работу. Разве можно считать таких преподавателей людьми?

В конце коридора заскрипела дверь. Вышел Ярик в одних шортах. Шаркающей поход поплелся в туалет. Бросил Лизе на ходу «Привет» и больше не обращал на нее никакого внимания.

Лиза вернулась в комнату. Поставила на место полный чайник и включила его. В комнату вошла Света.

– Так, Лизок, держи дверь открытой, а я буду вкручивать тебе лампочку.

– Светка, давай Ярика попросим, а? Он же все-таки мужик, лучше нашего во всем этом разбирается.

– Учимся на электротехническом факультете, чтобы в будущем стать профессиональными электриками, а сами попросим Ярика вкрутить нам лампочку. Так что ли?

Лиза промолчала. У Светы талант взбесить с самого утра, а потом еще удивляться, что же у окружающих ее людей вечно с настроением какие-то проблемы.

– Ярик! – крикнула в коридор Лиза. – Подойди, пожалуйста.

Послышалась неспешная шаркающая походка.

– Чего вам? – он заглянул в темную комнату.

– Вкрути, пожалуйста, лампочку, – попросила Лиза. – А то эту клушу еще током шибанет. Или вообще спалит мне комнату.

Ярик молчком взял у Светы лампочку. Подошел к люстре и потянулся выкрутить перегоревшую. На секунду сверкнуло, и Ярик с матом отскочил в сторону.

– Дуры, свет для начала надо выключать!

Светка выбежала в коридор и выключила рубильник. На этаже полностью погас свет. Электрический чайник начал затихать.

– Света, твою маму я люблю! – заорал Ярик. – Рубильник не трогай! Лиза, выключатель щелкни.

В коридоре опять загорелся свет, чайник зашумел, включился холодильник. Лиза нажала на выключатель. Ярик с опаской потянулся к лампочке. Потрогал ее. Больше не искрило. Выкрутил. На ее место воткнул новую.

– Включай, – сказал он Лизе, а сам отвернулся к окошку.

Лиза с опаской нажала на кнопку. Лампочка загорелась и осветила комнату.

– Ярик, спасибо тебе большое, – обняла его Лиза.

– Обращайтесь, – он пошел своей шаркающей походкой к себе в комнату.

Девчата переглянулись. Хихикнули:

– Как думаешь, он после удара током окончательно проснулся? – спросила Света.

– Заорал он добро, – хмыкнула Лиза.

Чайник выключился. Вода в нем бурлила и возмущалась. Лиза залезла в шкафчик и достала оттуда зеленый пакетик «Якобс Американо».

– У меня только такой, – предупредила она Свету.

Та махнула рукой. «Наливай».

На столе стояла вазочка с дешевыми шоколадными конфетами и тремя овсяными пряниками. Они расселись и принялись пить кофе. Света болтала, прерываясь только чтобы сделать глоток или откусить пряник. Говорила о том, как она с остервенением готовилась целых семь минут и тридцать пять секунд к предстоящей контрольной, как ей написал «ВКонтакте» бывший одноклассник, который до сих пор по ней сохнет и думает, что когда-нибудь она ответит ему взаимностью.

– Такой болван, Лизка, ты не поверишь, – тараторила Света. – В школе все за мной ходил, как телок. Звонил и молчал в трубку. В одиннадцатом классе решился ко мне подойти, предложил вальс танцевать с ним. А-а-а! Какой он смешной, на самом деле. Добрый, но не интересный.

– Да тебе, черноволосой стерве с ботексными губами только мажоры одни и интересны, – сказала Лиза.

– Ты сейчас меня выставляешь какой-то корыстной шлюхой, – обиделась Света. – А еще подруга, называется, – и замолчала.

«Наконец-то этот словесный поток прекратился, – с облегчением подумала Лиза. – Ненавижу, когда она приходит ко мне с самого утра в хорошем настроении и начинает рассказывать, как и кто за ней бегает и когда-то там давно бегал».

– Светка, ты не обижайся на меня, – сказала Лиза. – Ты пару недель назад подцепила какого-то мажора и пропала на три дня.

– Эдуардом его звали, – мечтательно сказала Света. – Я бы с ним и дальше бы зависала, если бы родители его не вернулись откуда-то из-за границы и не вставили ему как следует, а меня выгнали. Мамаша тогда еще мне сказала: «Если я еще раз увижу вас рядом со своим сыном, милочка, то пеняйте на себя!»

– Он тебе звонил после этого?

– Нет, Лизка. И даже не написал ничего. Слился махом, когда папа застукал. А ведь взрослый парень.

– Как корабль назовешь, так он и поплывет, – задумчиво сказала Лиза. – Ладно, милочка, Эдуард пусть остается, а нам надо на пару идти. Давай собираться, а то уже время поджимает.

Договорились встретиться на крыльце общежития.

Света обиделась на Лизку. Но как объяснить, что не Света, а сами эти богатенькие папенькины и маменькины сынки кидаются на нее. Такие привыкли, чтобы рядом находилась красивая девушка, как она: длинноволосая брюнетка с пухлыми губами, заигрывающим взглядом и стройной фигурой. И губы у нее настоящие, от природы большие, а не сделанные в косметическом салоне. Но Лизка ей не верила, как и не верила добрая половина девушек с учебного потока. Пусть бабы бесятся с жиру и завидуют ей, зато она никогда не будет обделена мужским вниманием.

Внимания у Светы было много, а личная жизнь нисколько не клеилась. А у Лизки есть парень, отчего Света ей завидовала. Лиза – абсолютная противоположность Светы. Блондинка, волосы чуть ниже плеч, не губы, а тонкая полоска, полноватая с выпирающим животиком. В одном Лиза выигрывала у Светы – размер груди. У Светы ее практически не было.

Сдружились просто. Они были единственными девочками в группе из семнадцати человек. И, естественно, большей популярностью у парней пользовалась Света. Лиза на это не смотрела. У нее был Леша, которому она полностью посвятила себя. Даже пришлось дать коменданту взятку, чтобы разрешил им жить вместе.

Первой на крыльцо вышла Лиза. Утро. Зимнее, теплое, с пробивающимися лучами восхода. И медленно падает крупный снег, нарастает шапкой на крышах домов. Лиза огляделась по сторонам. С соседнего подъезда вышли еще несколько парней и двинулись в сторону университета. Как хорошо, что не только у Лизы первая пара сегодня.

Появилась Света.

– Надо же, какой классный снег, – обрадовалась она. Вытянула ладонь и на нее упали несколько снежинок. – Лизка, ты смотри, какой крупный!

Лиза только кивнула.

– Баринова, ты чего какая-то молчаливая все утро? – спросила Света. – С Лешей поругались?

– Нет, ты что, – ответила Лиза, – с ним у нас все хорошо. Просто… не знаю, настроения нет… И вообще, Ягудина, чего ты фамильничаешь?

Света промолчала. Она вертела головой и выискивала глазами самую крупную снежинку. По дороге до университета не разговаривали. Один раз Света показала Лизе на парня, что поскользнулся и упал, а потом сокрушался, стонал от боли и орал на своих друзей, чтобы те над ним не ржали.

– Лизка, а может в клуб вечерком сходим, а? – перед входом в корпус спросила Света.

– Пока не знаю, – пожала плечами Лиза. – Давай до вечера подождем, а там я тебе скажу, пойду я или нет, – она потянула на себя дверь и первой вошла в здание.

– Ага, вначале у Леши отпросишься, – дразнила Света, – и если он тебе разрешит, то пойдешь. И не отпирайся. Слушай, Лизка, ты как с ним начала вместе жить, так вообще редко куда стала выходить одна. Постоянно его за собой тащишь. Надо же х ...