Читать онлайн "Бренная душа. Сборник рассказов"

автора "Дэф Дарья"

  • Aa
    РАЗМЕР ШРИФТА
  • РЕЖИМ
<p>Бренная душа</p> <p>Сборник рассказов</p> <empty-line/><p>Дарья Дэф</p>

Автор обложки Дарья Евгеньевна Подчуфарова

© Дарья Дэф, 2019

ISBN 978-5-4496-9307-5

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

<p>Бутылка грибного ликёра</p>

Он пришёл ко мне под вечер неожиданно. Он всегда приходил или звонил спонтанно, и я, как обычно в таких случаях, замирала от радости.

– Привет, лапа, – улыбаясь, сказал он и чмокнул меня в щёку. – Скучала без меня?

Я улыбнулась и кивнула. Под рёбрами саднило тревожное предчувствие, которое парализовывало меня всякий раз, когда я видела или слышала мужа.

Он повесил на вешалку серый шарф крупной вязки, поправил стрижку движением руки и направился на кухню с праздничным пакетом. Я последовала за ним.

– Что за повод? – спросила я, когда он достал на стол изысканную бутылку. – Тебя давно не было…

Его не было два месяца. Мы редко проводили время вместе, и даже почти вместе не жили, но иногда муж заходил ко мне то ли от скуки, то ли когда ему была нужна помощь. Давно надо было бы развестись, но что-то ноги до ЗАГСа никак не доходили.

– Ты сейчас люто обрадуешься, – торжественно заявил муж.

Он гипнотизировал меня своими голубыми глазами, будто проверяя мои чувства.

– Я нашёл отличную работу. Надо только бумаги понадёжней собрать… Представь – полмиллиона уже авансом выдали.

Он снова улыбнулся и подмигнул. Я не знала, как относиться к этим словам. Сказать, что муж часто меня обманывал, это ничего не сказать. Поэтому я только вздохнула и села за стол, подперев голову.

Красивая бутылка с архаичной пломбой, выполненная под старину, царственно украшала мой скромный стол. Её бархатная бежевая пробка была сделана так, словно шляпка у белого гриба, а бутылка как его ножка. Чёрная этикетка с бронзовой надписью сулила романтику.

Супруг сел напротив меня и огляделся.

– Ну, где у тебя рюмки? Доставай, выпьем по глотку. Это эксклюзивная вещь – грибной ликёр. Редкость. Ты ж грибы любишь?

Он сверкнул глазами и ухмыльнулся, а я полезла в шкаф за рюмками, продолжая обдумывать причину визита ненаглядного и тая от волнения.

– Видно, дорогой ликёр? – надеясь на несбыточные чувства, спросила я и уселась на стул.

– Да ладно, пустяки, – поморщился муж. Его глаза блестели, он продолжал улыбаться и изучать меня, оптимистично открывая чудную бутылку.

Супруг наполнил фигурные стекляшки ликёром молочного цвета и посмотрел на меня. Лёгкий грибной запах поплыл над столом, и муж поднял свою рюмку.

– За тебя, лапа моя. Если б не ты, я бы вообще пропал.

– Ну что ж, давай, – кивнула я и проглотила ароматный напиток.

Грибы я обожаю, поэтому от этого лесного запаха устоять не смогла. Ликёр был, конечно, не сладкий. Сладкое я не люблю, и муж об этом знает. Тягучая пряная жидкость согрела желудок, не оставляя во рту никакого послевкусия, кроме аромата грибов.

– О, вот чёрт! – присвистнул супруг. – Погоди-ка, я сейчас. Как я мог забыть?

Он поставил нетронутую рюмку на стол и вышел в прихожую, а я зачем-то уставилась на его стеклянную посуду. Через минуту из коридора послышались шаги и шелест бумаги. Муж вернулся со свёртком в руке. Достав нож, он принялся распаковывать гостинец.

– К этому ликёру полагается закуска, – таинственно сказал он.

Муж поглядывал на меня, вскидывая брови, а я следила за его руками. Почему-то его движения становились всё медленнее, словно кто-то тормозил показ фильма перед моими глазами. Мои чувства притупились, я увидела сначала потолок над собой, а затем насмешливый и колкий взгляд мужа.

Я пришла в себя и открыла глаза. Взгляд упёрся в чужое металлическое фото, с которого глядела суровая пожилая женщина.

В ужасе я отпрыгнула в сторону и огляделась. Напротив меня торчала мраморная надгробная плита с фотографией той женщины. Похоже, я лежала прямо на её могиле до того, как очнулась. Желудок сдавили холод и паника. В сумерках сложно было что-то разглядеть, но я поняла, что нахожусь на погосте. Тёмные деревья и кусты, замерев, окружали меня со всех сторон. Из земли тут и там высились памятники и надгробия, возле них сиротели цветы, яблоки и конфеты. Узкие тропинки прятались под натиском синих и чёрных оградок. Внутрь меня забрался ужас и прошёлся по всем частям тела.

Вдруг я услышала шёпот. Он шёл ко мне со всех сторон кладбища, то замолкая с одной стороны, то появляясь с другой. Я пригляделась. Отовсюду ко мне шагали смутные фигуры, маленькие и большие, тощие и крепкие. Они шли не спеша, перешёптываясь между собой. Во рту пересохло, и сердце заколотилось от ужаса. На фоне шёпота я слышала своё частое и тяжёлое дыхание, ноги и руки сковал страх, и я не могла пошевелиться. Шушуканье усилилось, и я начала различать голоса. Фигуры подходили всё ближе, и я поняла, что это люди.

– Смотри-ка, красавица объявилась, – шептал один.

– Надо же, молодая совсем, – трагично сказал женский голос.

– Что поделать, а ведь и вовсе дети бывают, – скрипел другой голос.

– Ещё как! Ещё как! – пищал третий.

Я посмотрела на него. Это был ребёнок лет пяти со шрамом во всё лицо и бесцветными глазами. Я стала рассматривать окруживших меня людей и увидела, что у них у всех бесцветные глаза.

Смысл их фраз меня немного успокоил, потому что я не слышала в них агрессии, и моё нервное дыхание унялось.

– Вы кто? – спросила я. – Вы призраки?

– Аха-ха-ха, надо же, смышлёная попалась, – ехидно засмеялся тощий паренёк в зелёной полинявшей футболке, и я заметила, что у него редкие зубы.

– Да тихо вы! – буркнул грубый голос. – Она ещё не поняла ничего, а вы пугаете только.

С этими словами вперёд вышел пожилой мужчина невысокого роста, но довольно крепкий. На нём была военная форма и фуражка. Он откашлялся, цокнул языком и сказал:

– Не повезло тебе, мамзель. Видишь, как оно бывает: выходила замуж, а угодила в могилу.

– Как это – в могилу?! – снова запаниковала я. – Что происходит вообще?

Вокруг зашушукались. Некоторые начали расходиться, потеряв ко мне интерес.

– Да отравил он тебя, – вздохнул старик-военный. – Суженый твой. Да-а-а, до чего люди доходят ради квартиры, прямо горесть и тоска сердце гложат. Не надо было тот хмельной напиток пить.

– Я что, сплю? Вы о чём? – не понимала я. – Какая кварти…

Тут я замолчала, и до меня начало доходить. Если я умру, моя небольшая двушка достанется мужу. Детей у нас не было. Потом я вспомнила его визит и поняла, что свою рюмку муж так и не выпил. В глазах потемнело, и в виски ударила стальная боль предательства.

– Ты погоди переживать-то, – сказал старик в форме, пронизывая меня бесцветным взглядом. – Не совсем ты ещё мёртвая. Одной ногой пока на земле стоишь, откачать тебя можно.

– Откуда вы всё знаете? – глухим голосом спросила я.

– А положено мне по званию. Хозяин я у них тут, – старик кивнул в сторону остальных призраков. – Кто с чем и от чего сюда пожаловал, про всех знаю.

– Вы сказали, мне можно вернуться назад? Я не хочу умирать…

– Ты вот что, – сурово проговорил старик, – возьми свечку горящую, – вон их сколько здесь… Затем домой с ней ступай.

Старик увидел в моих глазах немой вопрос.

– Да, к себе домой. У ворот кладбища оглянись только. Мы за тобой пойдём.

– И что потом? – спросила я.

– Да ты увидишь. Выведем твоего хахаля на чистую воду. Только мы – духи, и не можем сами по городу бродить. Провожатый нам нужен. А ты пока ещё в том мире держишься, можешь за собой нас вести. Свеча нам маяком будет. Мы ведь к огню очень чутки. И потом, – старик подошёл ближе и наклонился ко мне, – мне бы сейчас ликёрчика того отведать. Да и эти не прочь будут.

Дед в фуражке оглянулся на призраков. Те заголосили. Кто-то присвистывал, кто-то облизывался, кто-то шипел: «Хотим… хотим…»

– Так он же… отравленный, – сказала я удивлённо.

– А нам что? Уж нам теперь всё равно – махнул рукой военный. – Зато диковинка какая! Душа уж истосковалась по лакомствам алкогольным, а тут такой деликатес пропадает!

Старик мечтательно поднял указательный палец, затем протянул мне руку и добавил:

– Ну что – по рукам?

– Да, – твёрдо сказала я, протянув свою. – Только как я со свечкой пойду? У меня уж и рук-то нет…

– Ты, главное, подними её, у тебя получится. А дальше огонь уж от твоего тепла гореть будет. Его, кроме нас, никто не увидит.

Призраки разбрелись и начали слоняться по погосту. Кто нюхал пряники, кто раскуривал табак, кто ходил вдоль забора взад и вперёд, как лев в зоопарке.

Я пошла по узкой тропинке вдоль могил в поисках горящей свечи. Выбрав самую свежую, я наклонилась и с трудом вытащила её из могилы, а затем направилась к выходу. Дойдя до ворот, я оглянулась, как велел старик.

За мной вмиг потянулась толпа духов, сколько их было, я не знаю. Может, пятнадцать, может, двадцать. Были среди них и дети. Впереди шёл старик в фуражке.

Город накрыла осенняя ночь. По дорогам всё так же ехали машины, в домах всё так же зажигался свет, но меня уже здесь не было. И стало неведомо, где я оказалась теперь.

Я шла с горящей свечой, но совсем её не чувствовала, и размышляла о том, чем закончится эта история, где сейчас мой супруг и как я буду жить даль ...