Читать онлайн "Портрет Воланда. Фантастический роман-притча"

автора "Кудимов Евгений"

  • Aa
    РАЗМЕР ШРИФТА
  • РЕЖИМ
<p>Портрет Воланда</p> <p>Фантастический роман-притча</p> <empty-line/><p>Евгений Викторович Кудимов</p>

Роман посвящается:

– моим родным и близким друзьям, в чьи сердца мне хочется достучаться в первую очередь;

– всем людям, живущим на Земле.

© Евгений Викторович Кудимов, 2019

ISBN 978-5-4496-9335-8

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Автор выражает благодарность и признательность:

– духовным братьям и земным друзьям, писателям-богословам из Санкт-Петербурга

Полякову Евгению, автору революционной для человеческого сознания дилогии «Одна версия предательства Иуды», в основу которой положен метод аллегорического толкования Библии.

Дилогия, отвергая буквальное понимание священных текстов и приоткрывая тайны пророков и евангелистов, изменяет многовековые, упрощенные, представления людей о библейских событиях и персонажах, устраняет целый ряд так называемых противоречий и указывает спасительный путь к Истине;

Фарзалиеву Александру, автору книги «Казнить нельзя помиловать», продолжающей в лучших традициях изъяснение тайн Писания, скрывающихся за внешней плотью слова.

По сути своей данный роман является художественным выражением многих дерзновенных мыслей этих людей, пронизанных Откровением Святого Духа.

– любимой жене Светлане, верной и надежной спутнице, поддерживающей мои творческие изыскания.

– духовному брату Краснокутскому Александру, чьи мысли и дружеская критика заставили меня переосмыслить содержание нескольких глав романа и написать дополнительный материал. Необходимо также отметить, что исключительно благодаря финансовой поддержке Александра эта книга смогла увидеть свет.

<p>К читателю</p>

Прежде всего, автору хотелось бы отметить, что книга, которую читатель держит в руках, ни в коей мере не является попыткой написать в угоду времени и сложившемуся литературному рынку коммерциализированное и заведомо бессмысленное продолжение бессмертного произведения М. А. Булгакова «Мастер и Маргарита».

Будучи большим почитателем писательского таланта Михаила Афанасьевича и в полной мере разделяя мнение многочисленной армии его поклонников, автор считает однозначно завершенным и не нуждающимся в правке или доработке роман великого писателя, посвященный Иисусу, Понтию Пилату и щемящей сердце земной любви Мастера и Маргариты.

И о каком продолжении булгаковской темы вообще может идти речь, если даже неоднократные попытки, предпринятые известными людьми, не лишенными таланта, экранизировать или воспроизвести на театральной сцене этот шедевр писателя, заканчивались, мягко говоря, не вполне удачно? Нет, нет, и еще раз нет!

В отличие от М. А. Булгакова, в определенной мере придерживавшегося традиционной трактовки известных библейских сцен, автор имеет дерзновение предложить вниманию читателя иной взгляд на события Страстной пятницы и на тех персонажей Нового Завета, которых человечество упрямо считало и считает воплощением зла, искушения, коварства и предательства, – на Дьявола и Иуду.

Что заставило автора взяться за перо?

Изощренная фантазия, не дающая покоя ни днем, ни ночью? Зависть к известным мастерам художественного слова? Склонность к графомании?

Нет, всего лишь желание помочь думающим людям найти собственную тропу, ведущую к Истине, к Богу, к спасению человеческой души. Ибо есть буква Писания, и есть дух Писания: «Буква убивает, а дух животворит!».

И за плотью буквы в Библии скрыты Божественные тайны – духовное понимание Писания.

Именно об этом подробно писали мои духовные братья и друзья – писатели из Санкт-Петербурга Евгений Поляков и Александр Фарзалиев в своих книгах «Одна версия предательства Иуды» и «Казнить нельзя помиловать».

И автор по мере данных ему сил всего лишь попытался в художественной форме рассказать о необходимости нового, спасительного понимания библейских текстов и учения Иисуса.

«Вы не так познали Христа!» – говорил апостол Павел. Актуальность его слов, увы, не утрачена и для теперешнего поколения!

Библейские события не прекращались, они вечны во времени и постоянно происходят в человеческих душах!

И не напрасно сказал Иисус сын Сирахов: «Когда нечестивый проклинает сатану, он проклинает свою душу!»

В свое время автор глубоко задумался над этими словами и, опираясь в первую очередь на духовные изыскания моих друзей, а также на результаты собственных размышлений, предлагает принципиально другое видение главного источника «зла» во Вселенной.

Автор не выдумал полностью сюжет предлагаемой на суд читателя книги, и многие эпизоды в ней, и преображенная свита Воланда, и Зеркало судьбы, и Колодец откровения, и Дом ожидания, принял перед написанием романа как некую данность.

Я верю в Бога и знаю, что у каждого человека, живущего на Земле, и у любой разумной сущности, проживающей в иных мирах нашей Вселенной, есть душа. Каждый из нас, хочет он этого или нет, участвует в грандиозном процессе познания Богом Самого Себя, но не всякий понимает это, и не всякое познание спасительно.

И нет более важной задачи для людей, и для всех разумных форм, чем спасение собственной души. Спасение через открытие не в мире, а в себе, Господа Бога во всей Его полноте.

Люди, возлюбите мудрость! Откройте глаза и уши и обратите их внутрь себя! Бог там, Он ждет вас!

«Пусть спящий проснется!» – вот главная идея романа.

P.S. Все персонажи романа являются вымышленными, поэтому любое совпадение событий, фамилий, имен и иных фактов является случайным.

<p>Часть 1.</p> <p>Украденная картина</p>
<p>Глава 1.</p> <p>Тайна старого художника</p>

Заливистая трель телефонного звонка в очередной раз нарушила непродолжительный покой дежурного по отделению Петроградского РУВД города Санкт-Петербурга.

– Дежурный слушает, – привычно и монотонно произнес в трубку старший лейтенант милиции Клочков, испытывая легкое раздражение из-за того, что уже в третий раз он вынужден отложить в сторону бутерброд с колбасой, завернутый утром заботливой женой в целлофановый пакетик.

Старческий голос, с легкой хрипотцой, с другого конца телефонного провода был явно взволнованным:

– Это милиция? Срочно приезжайте! Большой проспект, дом 7, квартира 13. Звонит пенсионер Рохальский. Меня обворовали. Да, да, пока я был на даче. Пропали ценные вещи… Да, очень ценные. Сигнализация? Установлена, но она почему-то не сработала. Умоляю вас, приезжайте как можно быстрее. Для меня это вопрос жизни и смерти…

– Хорошо, не волнуйтесь. Ждите, к вам выезжает оперативная группа.

– Как говоришь, фамилия старика? Рохальский? На Большом проспекте живет? – подполковник Ерошкин слегка задумался. – Ах да, помню такого. Одинокий старичок-художник. Лет пять тому назад схоронил единственную дочку. Она вместе с мужем на машине разбилась, где-то в пригороде. Ты его должен помнить, Клочков. Я допрашивал старика в качестве свидетеля по делу о контрабанде антиквариата и пропавших картинах из Русского музея. Помнишь, в Выборге, на таможне, ребята нашли среди прочих вещей картины Рохальского. Надо сказать, весьма талантливо написанные. Питерские фарцовщики скупали их у него за сравнительно небольшие деньги, а потом втридорога продавали за границу. Так что мы с ним некоторым образом знакомы. Знаешь что, поеду и я, пожалуй, прокачусь с оперативной группой, наведаю старика. Кто у нас нынче из следователей дежурит?

– Новенький, лейтенант Круглов.

– Вот ему, кстати, и поручим это дело. Молодой, кровь кипит. От усердия из штанов выпрыгивает. Такой детской лопаткой за месяц подземный тоннель от Москвы до Бомбея прокопает.

– Да уж, в прыти ему не откажешь, – улыбнулся Клочков.

– Машину к подъезду через пять минут, – распорядился подполковник.

– Прокопать-то я и до Нью-Йорка прокопаю, но как некстати эта кража, лучше бы с завтрашнего утра ею заняться, – с тоской думал Круглов, мечтательный худощавый шатен среднего роста, с карими глазами и коротко подстриженными волосами, трясясь в казенной машине и вспоминая ожидающие его дома котлеты с жареной картошкой, поддернутую инеем бутылку водки «Парламент» в холодильнике и, самое главное, молодую жену Веру…

Что ж, не будем слишком строги к нему, читатель, ведь с момента заключения Кругловым брачного союза не прошло и трех месяцев, и кровь бурлила у лейтенанта не только на работе.

– Нет, не поймет меня этот старый черт, – искоса взглянул Круглов на сидевшего рядом с ним в машине заместителя начальника Управления подполковника Ерошкина, хотя «старому черту», надо признаться, в ту пору исполнилось всего лишь сорок лет. – Ладно, попробую думать о чем-нибудь другом. О Нью-Йорке, например. Вчера про Америку интересная передача была по телевизору. Нью-Йорк показывали. Какой интересный город! Бродвей, Центральный парк, небоскребы… Эх, хоть в мечтах там побываю.

«С такой работой и зарплатой о Нью-Йорке нечего и мечтать, – ехидно прошептал ему внутренний голос. – Смотри по телевизору передачи „Вокруг света“, „Непутевые заметки“ с Дмитрием Крыловым и не рыпайся. В лучшем случае поедешь вместо Америки на дачу к родственникам, в Приозерск…»

Скрип тормозов прервал невеселые размышления Круглова.

– Приехали, лейтенант, – дернула его за рукав криминалист Сидорина, симпатичная 37-летняя брюнетка, строго следящая за своей фигурой, двумя детьми и мужем, доцентом Технологического университета. – Выходим.

Старый художник, казалось, был смертельно напуган. Бархатный берет, прикрывающий торчащие во все стороны жиденькие пряди седых волос, был сдвинут ...